• 0
    Cart

Наталья Иртенина. История России, которую было велено забыть, и ее возвращение

2017-й год радует книжными новинками, которые издаются к столетию русской исторической катастрофы и призваны в помощь осмыслению тех событий, что перевернули с ног на голову жизнь огромной страны.
Выход книги «История России, которую приказали забыть: Николай II и его время», принадлежащей перу и вдохновению историка А. А. Борисюка, — безусловно, событие, и безусловно, счастливое для тех, кому небезразлична отечественная история, особенно эпоха последнего русского государя, бесконечно оболганная за последние 100 и даже более лет, обезображенная самой наглой клеветой, заваленная «в промышленных масштабах» шлаком либерального дореволюционного и советского социалистического агитпропа.
Сравнительно небольшое по объему издание — настоящая энциклопедия последнего царствования (1894—1917 гг.) в части экономического, промышленного, социального, научно-технического, военного, культурного развития Российской империи. С каждой страницы читатель черпает «большой ложкой» факты и цифры, буквально кричащие о том, что развитие Империи в последние два десятилетия ее существования шло ударными, стремительнейшими темпами.
И одновременно эта книга — энциклопедия развенчанных мифов, под которыми погребена настоящая история и настоящий облик великой России времен Николая II. Огромный конгломерат этих историографических фальшивок — начиная от личности Николая II, его «кровавости» и его «отречения» до состояния экономики, социальной политики, причин и итогов Первой мировой войны и т. д. и т. п. — все это до сих пор числится в арсенале адептов советской идеи в качестве пропагандистского оружия массового поражения сознания. Поэтому труд А. А. Борисюка — отличное подспорье для ведения успешных боев информационной войны с советским дискурсом и его затхлыми агитпроповскими штампами столетней давности.
Особенно такая книга своевременна сейчас, когда арьергардные бои советского проекта, загнанного было четверть века назад в угол, начали переходить в локальные наступательные операции упомянутой войны между, условно говоря, русскими и советскими — войны, которая уже кажется бесконечной. Причем на поле советских дискурсантов, кооптируясь с ними в презрении и ненависти к царской России, особенно к эпохе Николая II, выступают и так называемые «либералы» (некоторые из них уже начали публично ностальгировать по СССР). Понять тех и других можно. И те, и эти сообща участвовали в уничтожении Российской империи. Чтобы считать рубежной чертой, с которой только и началась «настоящая жизнь» в стране — для одних это 1917-й, для других 1991-й, — необходимо стереть все то, что было в «доисторическое» для них время. Поэтому в желании мазать черными красками Николая II, рисовать его эпоху как один кромешный ужас красные товарищи и «либералы» выступают единым фронтом. Но нам-то, ревнителям традиционной тысячелетней России и демифологизации общественного сознания, подобное «согласие-и-примирение» на основе лжи ни к чему, нам-то нужна историческая правда.
Книга А. А. Борисюка хороша тем, что масса самых разнообразных фактов собрана воедино, чтобы можно было иметь их под рукой и с удобством применять по мере необходимости. Разумеется, большинство этих фактов по отдельности отлично известны. О том, что промышленность в царствование Николая II росла самыми быстрыми в тогдашнем мире темпами. О том, что реализация многих проектов николаевской эпохи — в индустриализации, в социальной сфере и т. д. — была сорвана или прервана революцией и гражданской войной, а затем большевики многие из этих проектов (электрификация, метро, освоение Севера, Сибири и среднеазиатских пустынь, бесплатная медицина, общедоступное образование и пр. и пр.) объявили своими достижениями. О том, что от голода и неурожаев в царствование Николая II не умер ни один человек, тогда как большевики, уморив голодом миллионы людей, в своем агитпропе «щедро» поделились этими миллионами смертей с последним царем. О том, что сельское хозяйство до 1917 г. обеспечивало страну продуктами в гораздо большем исчислении на душу населения, чем советские колхозы. О том, что не Николай II залил страну кровью, казня террористов-революционеров, а как раз наоборот — количество казненных было во много раз меньше тех, кто без всякой вины погиб от уличного террора. И так далее. Но, собранные воедино, вкупе с другими, менее известными либо совсем неизвестными фактами, эти сведения создают картину совершенно неизвестной доселе России.
Помните, как в школе учили наизусть стихи Маяковского про «город-сад» в стране советской? Оказывается, концепция «городов-садов» была разработана для освоения Сибири при Николае II и уже начала воплощаться на практике. А превращение пустынь в цветущий край, чем была так озабочена советская власть? К этому успешно приступили при царе. А крымский мост через Керченский пролив?! И этот проект разработали при царе. А начинания в области атомных технологий и изобретение телевидения? Это тоже было в России при царе! А «третий путь» политэкономического развития, средний между западным капитализмом и социализмом, сочетающий преимущества того и другого, лишенный пороков того и другого, который мы сейчас упорно и пока тщетно ищем? В эпоху Николая II была выстроена именно такая модель экономики. А что такое несколько «великих строек коммунизма» в сравнении с десятками грандиозных индустриальных строек николаевской России? Автор книги с цифрами, таблицами и сравнительными показателями убедительно демонстрирует, что Российская империя, не будь ее полет прерван безумной революцией, была бы цветущим государством, к 1940-му году гораздо более развитым, чем ленинско-сталинский СССР, наспех индустриализованный при помощи массового советского террора и рабского труда заключенных.
Таких книг, как труд А. А. Борисюка, должно выходить больше. В разы больше! Чтобы прорвать и снести наконец плотину лжи, клеветы, невежества и забвения, выстроенную когда-то на полноводной реке русской истории создателями коммунистического мифа — мифа, который можно воплощать на практике лишь с помощью тотального вранья, не говоря уж о разрушительном для страны насилии и массовых убийствах.
Досадно лишь то, что, вероятно, из-за спешности подготовки издания в нем допущены кое-где неточности и оплошности. Например, в главе о геополитике Империи умолчание о том, что Россия не в одиночку подавляла восстание ихэтуаней 1900 г. в Китае, а в коалиции держав, и не одна ввела войска в Персию в 1911 г. для противодействия госперевороту, а вместе с Англией, — такое умолчание может создать у неискушенного читателя неверную картину событий. Некоторое недоумение вызывает также троекратное на страницах книги сравнение карательного похода Ивана Грозного на Новгород с приказом Николая II отправить фронтовые части на мятежный Петроград в феврале 1917-го. Абсолютно несопоставимые события: в XVI в. весь северный край был лишь заподозрен царем в измене, и в одном только Новгороде была вырезана десятая часть населения — тогда как у Николая II был законный повод и железная необходимость подавить революционный бунт в условиях войны, но проводить децимацию Петрограда никто не собирался. Такое непродуманное сравнение может сыграть лишь на руку тем, кто до сих пор называет Николая II «кровавым».
Но, несмотря на эти досадности, книга в целом — подарок для любителя великой русской истории и ценное приобретение для дела русского исторического просвещения.