ПУБЛИКАЦИИ

07.03.2018

Наталья Иртенина: Основатель Советского государства не может быть бандитом и массовым убийцей?

В Екатеринбурге создается прецедент: настоятеля собора во имя Успения Пресвятой Богородицы протоиерея Евгением Попиченко обвиняют в совершении антисоветского святотатства. Утверждается, что «священник посмел сравнить Ленина и Гитлера, тем самым «разжигая ненависть и вражду» между гражданами России».

Автор кляузы, пенсионер-полковник, настоящий советский человек, вероятно, знаком с отечественной историей исключительно по советским учебникам. Допустим, пенсионеру простительно не знать, что в XX веке самым масштабным, ни с кем не сравнимым разжигателем социальной розни, глобального пожара ненависти и вражды, полыхавшего в России как минимум четверть века, разными способами сократившего ее население, реальное и потенциальное, на десятки миллионов, был как раз тот, на кого «покусился» екатеринбургский батюшка. Впрочем, этим незнанием, основанным на идеологической лжи советского агитпропа, крепко вбитой в атеистическое сознание советских и постсоветских людей, страдают многие, возраст тут ни при чем.

Понятно, что крепкое стояние в своем незнании подпитывается у этих людей не столько рациональными доводами, историческими фактами, объективными данными, сколько эмоциональным восприятием текущей реальности и публицистическими мифами, причем как советскими, так и загибистыми антисоветскими.

Однако попробуем все же оперировать фактами и логикой.

Обычно на критику Ленина адепты коммунизма и советской жизни отвечают формальностью: Ленин — основатель нашего государства (и на этом основании его имя неприкосновенно). Не будем углубляться в юридические детали и уточнять, является ли РФ тем же самым государством, что и СССР. Не будем также заостряться на том, что советская власть и ее агитпроп отчего-то не стеснялись называть основателей Русского государства, его правителей и особенно последнего русского царя тиранами, кровавыми злодеями, преступниками, подонками и вообще выродками. Как не стесняются это делать многие нынешние адепты советской идеи.

Хотя, почему бы и не заостриться на этом? Может быть, православным монархистам тоже всякий раз подавать в суд на тех, кто называет святого страстотерпца царя Николая II «кровавым» — особенно политиков, депутатов Гос. Думы, знаковых публицистов и пр. Но тогда работа судов окажется парализована этим потоком…

Зададимся другим вопросом. Почему основатель великого государства не может быть бандитом, террористом, маньяком-убийцей, да и просто нравственным выродком? Были в истории создатели пиратских республик, государство исмаилитов-ассасинов, в XI веке гремевших на всю Европу, были государства викингов, тоже известных разбойников. Ну, допустим это все равно мелко. Но один такой основатель как раз носил имя Адольф Гитлер. Кто скажет, что Третий Рейх не был великим государством, в котором хорошо и радостно жилось немецкому народу, воспрянувшему после нищеты и унижений Веймарской республики? Ну да, были местами недовольство, репрессии и лагеря для «чужих». В СССР все это тоже было.

Если бы А. И. Куприн дожил до Второй Мировой войны, а тем более до Великой Отечественной, он тоже добавил бы имя Гитлера в своей сравнительный анализ фигуры Ленина: «В сущности, — подумал я, — этот человек, такой простой, вежливый и здоровый, — гораздо страшнее Нерона, Тиверия, Иоанна Грозного. Те, при всем своем душевном уродстве, были все-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера. Этот же — нечто вроде камня, вроде утеса, который оторвался от горного кряжа и стремительно катится вниз, уничтожая все на своем пути. И при том — подумайте! — камень, в силу какого-то волшебства — мыслящий. Нет у него ни чувств, ни желаний, ни инстинктов. Одна острая, сухая непобедимая мысль: падая — уничтожаю» («Ленин. Моментальная фотография»). Давайте, товарищи коммунисты, посмертно зачислим русского писателя в разжигатели ненависти и вражды в российском обществе.

Заодно и Бунина: «Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек — и все-таки мир настолько сошел с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет?»

Гитлер был этническим расистом, Ленин — социальным «расистом», идеологом классовой войны и поголовного уничтожения «враждебных» социальных слоев — дворянства, духовенства, казачества, «белого» офицерства, зажиточного крестьянства. Его директивы времен Гражданской войны пестрят словами «расстрелять», «вешать», «повесить», «беспощадный массовый террор», «энергия и массовидность террора», «поголовное истребление», «расстреливать беспощадно и повсеместно»…

Взятие заложников и расстрел их сотнями в день, концлагеря (за годы Гражданской войны большевики наплодили их почти сотню, в одной Москве ими были заняты несколько «экспроприированных» монастырей) и лагеря смерти на севере страны (как Холмогорский, работавший в 1920—1921 гг. исключительно на уничтожение тысяч людей); кровавое подавление рабочих и крестьянских бунтов, до которых мужиков и пролетариев доводили сами большевики, обрекая их своим атавистическим военным коммунизмом на повальный голод, болезни и вымирание, — все это делалось по прямым указаниям основателя советского государства.

Сцены, подобные этой, частые в те годы особенно на юге России, тоже на совести «Ильича», выпустившего из бутылки бесов «классовой борьбы»: «Рядом с гаражом мастерская — печь, в которой еще дымились угли, клещи и гвозди, какие-то особые… ножи, вроде докторских; все покрыто клочьями мяса и запекшейся кровью. Огромный котел, наполненный еще теплой жидкостью… в ней куски мяса и отваренные человеческие пальцы — это камера судебного следователя ЧК… Рядом с его столом огромный чурбан — плаха, топор и солдатский тесак — все в крови…» (Цит. по: Красный террор глазами очевидцев. М., 2009. С. 78.)

И немного избранных сентенций от человека, которого ни в коем случае нельзя сравнивать с Гитлером:

Ленин — американскому журналисту Линкольну Стеффенсу: «Мы должны найти какой-то путь, как избавиться от буржуазии, высших классов... Сам я не вижу, как мы можем испугать их так, чтобы они убрались из России без массовых расстрелов... Единственное решение я вижу в том, чтобы угроза красного террора способствовала распространению ужаса и вынуждала их бежать» (А. Г. Латышев. Рассекреченный Ленин. М., 1996. с. 205).

Ленин — Троцкому: «Покончить с Юденичем (именно покончить — добить) нам дьявольски важно. Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать еще тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича…» (В.И. Ленин. Неизвестные документы. 1891—1922 гг. М.: РОССПЭН, 1999. с. 304).

«Можете ли вы еще передать Теру, чтобы он все приготовил для сожжения Баку полностью, в случае нашествия, и чтобы печатно объявил это в Баку» (Волкогонов Д. А. Ленин. Политический портрет. Ленинское рукописное распоряжение председателю бакинской ЧК С. Тер-Габриэляну 3 июня 1918 г.).

«Пенза, Губисполком… провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города». 9 августа 1918 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 50. С. 143—144).

«Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению… Образец надо дать. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. Опубликовать их имена. Отнять у них весь хлеб. Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме». (Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. С. 57.).

«Необходимо признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления… Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью». (Цит. из статьи В. Аксючица «Инфернальная лениниана».)

«Революционная диктатура пролетариата есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, власть, не связанная никакими законами».
(Ленин, ПСС, т. 37, с. 245). Однако под топор должна идти не только буржуазия, но и недовольные красным разбоем и искусственным голодом деревенские мужики и рабочие: «А с другой стороны, революционное насилие не может не проявляться и по отношению к шатким, невыдержанным элементам самой трудящейся массы» (Ленин, ПСС, т. 40, с.117).

А почему, собственно, ЭТО нельзя сравнивать с методами Гитлера? Вот это:

«Многоуважаемый товарищ Ленин В.И. Известно ли Вам о творимых безобразиях на Севере, которые как раз дают обратные результаты в укреплении социалистического строя. Совершенные же преступления на Севере Вашим уполномоченным Михаилом Кедровым, его сподвижником, бывшим председателем Архангельской чрезвычайной комиссии Смирновым останутся вековым памятником и укором в истории советского строительства. Таковой памятник неизбежно будет воздвигнут на острове Ельники в верстах семидесяти от города Архангельска, где зверски расстреляны привезенные на баржах из Холмогорского лагеря, Москвы и Кубани беззащитные люди (с Кубани, из Крыма и вообще с юга в северные лагеря смерти отправляли в 1920—1921 гг. казаков, деникинцев, врангелевцев и др., поверивших в амнистию, обещанную красными. — Н. И.), свыше семи тысяч граждан, из пулеметов, голодных, истерзанных, большинство из которых люди образованные, могущие принести своему отечеству в строительстве лишь пользу. Известно ли Вам, что вместо бывшего древнего Холмогорского женского монастыря учрежден концентрационный лагерь, где люди мрут от голода и холода... Известно ли Вам, что в самом городе Архангельске красный террор стушевал все бывшие насилия белых. Мхи (болото на окраине города. — Н. И.), уложившие в 1918—1919 годах (когда Север был белым. — Н. И.) человек двести с небольшим, теперь уложили и укладывают десятками раз больше. Теперь заключенных отправляют на Ухту (Печорского уезда) на верную голодную и холодную смерть. Неужели, товарищи, нельзя обойтись без этого? Война кончена. Пора одуматься. Довольно крови, горя и сирот. Почему Архангельский губисполком остается безучастным и слепым свидетелем кровавых бесчеловечных насилий, предоставив полное свободное право коллегии членам-палачам губчека... Товарищи, остановитесь. Дайте Северу вздохнуть. Поставьте там людей порядочных, а не такую свору, какая там собралась, очистите не на словах, а на деле партию от преступного элемента, каким является и председатель губисполкома товарищ Кулаков, и член Боговой Ив., продающий и оптом, и в розницу склады губземотдела... Сочувствующий идейному социализму Степанов». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 61. Л. 29.)

Это письмо 1921 г. Вожак красных мясников Владимир Ильич Ленин вряд ли его читал. Но в его приемной оно побывало (есть документальное свидетельство), как и многочисленные похожие вопли жителей архангельской округи, ныне хранящиеся в архиве. По итогам ли письма, по иным ли причинам упомянутые в нем тов. Кулаков и Боговой вскоре пошли на повышение в Москву. Второй был поощрен должностью сотрудника редакции центральной газеты «Правда». Советский агитпроп тщательно отбирал проверенные в деле кадры. Главный же палач тех лет на Севере М. Кедров, личный эмиссар Ленина, еще какое-то время оставался, как сказано в его автобиографии, «уполномоченным на Крайнем Севере (по Печоре, Новой Земле и другим ссыльным местам)».

Уязвленная гордость тов. коммунистов изо всех сил сопротивляется истине и фактам истории. Что ж, для людей, укорененных в атеизме и большевистском моральном релятивизме (нравственно лишь то, что соответствует советской идеологии), это нормально. Их «разум возмущенный» доныне кипит классовой борьбой, пропитан антихристианским дурманом. Их можно понять, пожалеть. Но не забывать держать щит.

АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ, МАСТЕРА СЛОВА, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».