• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

08.05.2018

Навальная акция «Он нам не царь»: Поиск общей идейной базы для либералов и коммунистов

Сможет ли Навальный стать недостающим звеном между либералами и коммунистами? Станет ли он «экскаватором с шар-бабой» антипутинской революции?

В ожидании либерально-социалистического бунта

У нас очень любят бороться с коррупцией. Многие делают это своей политической профессией, как Ходорковский, Навальный или Грудинин. Вызывает вопросы только степень искренности этих персонажей...

Никогда не хотел писать ни о Навальном, ни о его деятельности. Его целеполагание в политике до примитивности прямолинейно и потому банально. Навальный хочет власти, власти для самого себя. Он — воплощение дистиллированного эгоистического властолюбия...

Но название его недавней акции — «Он нам не царь» — меня заинтересовало.
Давно жду, когда наконец мнимые антагонисты, либералы и коммунисты объединятся в единый антипутинский фронт под старым «освободительно-разрушительным» революционным лозунгом «Долой царя!».

Для монархистов психологически интересно отметить, что Монархии в нашей стране нет уже сто лет, и, соответственно, никаких царей ни в социалистической, ни в демократической республиках нет уже целый век.

А между тем лозунги «Долой царя!», «Он нам не царь» возвращаются на наши площади. Причем инкриминируют их Путину, за которого проголосовали 56 миллионов избирателей. То есть большинство даже из тех, кто имел избирательное право вообще.

Лозунг «Долой царя!» — это ещё и лозунг «Долой большинство!», проголосовавшее за «царя». И на это нельзя не обращать внимания.

Навальный нам говорит, что, мол есть ещё 53 миллиона тех, кто не пошёл на выборы. Ему хочется думать, что эти миллионы не проголосовали именно за Путина.

Эта логика самовлюблённого недовольного пропагандиста, желающего верить только в то, что он такой же «политик», как и Путин, и даже лучше, только ему не дают развернуться. Это такая «комсомольская» обида по отношению к старшим, которые не дают порулить горделивой молодежи...

Люди, которые не ходят на выборы, — в большинстве своем, прежде всего, аполитичные, для которых что Навальный, что Собчак, что Грудинин, что Жириновский, что Путин — это всё вместе взятое вне их поля интересов.

Немало из этих не пришедших миллионов думали, что Путина и без них выберут. А потому что ходить-то зря?

Уверен, что только меньшинство из не ходящих на выборы не ходит на них принципиально. В основном из-за того, что не видит кандидатов, за которых им бы хотелось проголосовать. Причем здесь могут быть и монархисты, принципиально не признающие выборы и не верящие в «идеалы демократии», и национал-социалисты, не могущие в адрес какого-то из кандидатов искренне крикнуть «Хайль!», и марксисты, не находящие в левых выдвиженцах своих настоящих идейных лидеров, и анархисты, не понимающие, зачем нужно вообще государство, и всевозможные националисты и религиозно заточенные люди, участие политических образований, за которые они готовы были бы проголосовать, у нас на выборах вообще запрещено, и т. д.

Электорат же Навального, если он вообще есть, — это люди громкие, ярко-"цветные" по своим эмоциям, нравственности и нетерпеливому эгоизму. Представить себе, что они тихо не ходят на выборы, даже если об этом их просит «вождь», сложно. Уверен, большинство его приверженцев были «не верны ему» и сходили на выборы, пополнив жидкие списки проголосовавших за Собчак и Явлинского.
Революционный путь как путь к власти

Центральной установкой деятельности Навального является его убеждение, что «революция неизбежна... потому что... система неправильна». Это одновременно и цель, и мотивация движения к цели.
В это можно было бы верить безоглядно, если не обращать внимания на чудесную «удачу», постоянно сопутствующую нашему оппозиционеру в его борьбе. И если не думать о том, почему этот парень с таким революционным пафосом до сих пор на свободе. Всё это вызывает некоторые размышления о туманных финансовых и политических корнях «смелости» и «бескомпромиссности» нашего героя улицы.

Но эта одна сторона проблемы. Другая состоит в вопросе о том, так ли уж «система», в которой мы живём, «неправильна», и главное, хороша ли для решения проблем с коррупционной системой революция? Можно ли социальные проблемы, бедность и уж тем более неравенство вылечить революционной «гильотиной»?

Здесь путь всех навальных похож на либеральную разновидность большевизма. По крайней мере, по методам стремления к власти это очень похоже. Власть как цель для навальных оправдывает многие их средства. Уличные беспорядки, втягивание в свои действия школьной молодёжи, революционность самого политического мышления — всё это из арсенала левых радикалов.

Можно ли сказать, что Навальный — человек идейный? Какие у него идеи: социалистические, либеральные, социал-либеральные, национал-либеральные? Да не похоже. Скорее ему наплевать на идеи. Он сам — идея. Идея, сформулированная проще простого: хочу быть властью. Хочу быть вашим «царем». А для этого свергну другого «царя».

При этом оппозиционеры, выводящие других людей на улицы, использующие других людей для достижения своей личной власти, желают властвовать безгранично, более, чем те, которые добрались до власти по чиновной лестнице (как Путин, например). Оппозиционеры, готовые рисковать собою, а главное, массой других людей, которыми они прикрываются, — люди по-настоящему страшные. Они пойдут или, по крайней мере, готовы пойти к желаемой власти через головы миллионов.
Как политический оппозиционер Навальный странно синкретичен в области идеологии. Он и не либерал в чистом виде, у него есть национал-демократическая риторика по поводу мигрантов. Он и не левый политик — слишком много свободолюбивой либеральной риторики.

Скорее всего, для человека, который хочет, чтобы наша страна была похожа «на Канаду» («Россия в будущем, я надеюсь, будет похожа на большую, иррациональную, метафизическую Канаду»), вопросы идеологические стоят не на первом месте.

На первом месте стоит желание прийти к власти лично. Под какими знаменами произойдет это личное возвышение, для его иезуитской логики второстепенно. Важен результат, цель оправдывает средства достижения.

По мне, весь его революционный, безапелляционный, не терпящий возражений и, кстати, отрицающий всяческие союзы пафос — всё это наивный, хотя потенциально и очень опасный, рудимент советского революционного мышления.

Что бы ни было построено в нашей стране, какой бы странной ни была система нашего общества, революция никогда не станет строительным инструментом чего-то нового.
Революция — это всегда утилизация. Революция — это «экскаватор с шар-бабой», который может сокрушить здание государства, но он не может ничего построить.

Почему и все предложения сделать революцию в обществе для того, чтобы преодолеть коррупцию, бедность и неравенство, нелогичны. Революция может уничтожить само общество, само государство. Это да.

Но этот «патологоанатомический» инструмент не способен лечить нравственные болезни общества. Если мы хотим убить наше государство, надо брать в руки инструмент под названием «революция», надо садиться за руль «экскаватора с шар-бабой». Снесем до основания всё здание, расстреляем коррупцию, уничтожим бедность. Все будут равны перед «шар-бабой» революционного насилия. Как показывает история, подрасстрельно равны перед революцией рано или поздно становятся даже и сами революционеры. Или, говоря библейским языком, рано или поздно «гад пожрет гада»...

Революция всегда импотентна для строительства чего-то нового, так же как занятие абортмахерством противоположно принятию родов.

Мотивация Навального — властолюбие

Каждое 31-е число он с товарищами ходит не в баню, как известный киношный герой, а на митинг...

Почему он этим занимается? Как говорит он сам, от этого он получает удовольствие.

Со стороны это выглядит странно — не как борьба, а как работа.
Шума много, денег, наверное, немало. Тюрьмы и страданий пока нет, да, судя по всему, пока и не предвидится. Что же это, как не работа?

Почему так комфортно бороться с режимом? Доподлинно узнаем явно не сегодня.

Как-то он сказал следующую фразу «Поверьте, бороться с начальником ЖКХ маленького города гораздо более опасно, чем бороться с «Роснефтью» или Путиным». Может, секрет в этом?

Может быть, так комфортно, потому что так безопасно?..

Вокруг Навального много мифов, и, наверное, это туманное окружение комфортно для его деятельности. Для всех он может быть чем-то «свой», чем-то интересен. Ведь обратил на себя даже моё внимание...

Например, мне уже не один знакомый говорил, что Навальный — человек воцерковленный. Если же обратиться к его словам по этому вопросу, то он сам опровергает это положение.

Я крещеный, — заявлял он, — и считаю себя православным. Но я советский православный: на церкви крещусь, а в церковь не хожу".

Где здесь воцерковленность? Правильно, нет. Здесь больше советского интеллигентского отношения к вере в стиле «что-то там есть, но разбираться в этом я буду потом. Сейчас меня «прёт» от революции и от желания власти, мне некогда».

У Навального вполне ленинский образ мышления. Ленин, как и наш «герой», тоже предпочитал игнорировать те вещи, которые не мог контролировать. Люди для него — лишь расходный материал для его революции, его стремления к власти.

В Интернете я как-то наткнулся на одну его фразу: «У детей военных не бывает друзей детства, потому что дети военных все время переезжают». Вроде бы ничего особенного, фраза как фраза. Действительно, дети военных особо «рискуют» в силу профессии родителей остаться без глубоких дружеских многолетних отношений.

У Навального, вероятно, эта детская естественная обделенность друзьями создала во взрослом возрасте особую бесчувственность к окружающим, мизантропию, питающую то недовольство, неприкаянность, толкнувшие его к революционной деятельности.
«Изменения, — утверждает он, — способны сделать только недовольные люди». Это так и есть. Это истинная правда. А вот хорошо ли, чтобы «недовольные» и «обиженные» что-либо переделывали в нашей стране? Это большой вопрос.

У нас уже были и недовольные, и обиженные большевики, пролившие моря крови, но так и не сумевшие изменить наше общество под себя, как невозможно преодолеть человеку силу притяжения.

Оппозиция, революционные архетипы и русская психология

Сегодня оппозиция лихорадочно ищет подходы к русской психологии, доступ к русскому коду восприятия мира. Она хочет использовать народные массы. Долгие годы, в 1990-е и 2000-е, оппозиция ругала народ, русофобствовала, издевалась над ним. Никак не понимая, что для серьезной революции, для большого переворота нужны большие силы, нужно подключение более-менее широких масс. Хотя бы в качестве молчаливых баранов, присоединившихся к твоему делу.
Оппозиция чувствует, что можно и нужно использовать не только западные «оранжевые» технологии, но и что-то из национального опыта. На чистом западничестве ничего серьезного не сделаешь, пока не зацепишь национальную психологию, пускай и в извращенной своей форме.

Пока для широкого фронта революционной борьбы не хватает серьезного союзнического звена между левыми и либералами. Звена для настоящего либерально-социалистического восстания против Путина.

Называя Путина «царем», Навальный явно апеллирует к «архитипичному» мышлению и либералов, и социалистов.

Это попытка повторить историю XX века, пригласить революцию Февраля 1917-го в наше время. Историю, в которой было свергнуто Самодержавие Русских Царей и воздвигнуто самодержавное иго Красных Вождей.

Это попытка пригласить бороться с «тиранией» весь спектр революционного мышления — от левых до либералов включительно.

Сегодня оппозиционные лозунги «Он нам не царь», «Долой царя!», «Долой Путина!» на деле есть призывы «Да здравствуйте, самодержавие Навального!», «Да здравствует Навальный, новый царь!»

Нужен ли нам новый демо-большевик вместо Путина? Нужна ли нам новая революция? Нужно ли нам повторять уже пройденный путь XX века? Конечно, нет. Пора умнеть и не поддаваться на провокации борцов против чужого самодержавия, которые сразу же после революции установят диктатуру себя любимых.

Источник

АНАЛИТИКА, МАСТЕРА СЛОВА, МНЕНИЯ, ПОЛИТИНФОРМАЦИЯ, Смолин Михаил Борисович, ЦАРЬГРАД ТВ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».