• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

16.09.2019

Неистовый барон Унгерн

Автор:

Эдуард Бурда.

Прошло 98 лет со дня казни, самого загадочного и мистического героя Гражданской войны в России барона Романа Федоровича фон Унгерн-Штернберга.

Барон Роман (Роберт-Николай-Максимилиан) Федорович фон Унгерн-Штернберг принадлежал к одному из древнейших аристократических семейств Прибалтийского края, предки которого были рыцарями Ордена Меченосцев и принимали активное участие в Крестовых походах. Род баронов фон Унгерн-Штернбергов был внесен в дворянские матрикулы всех трех прибалтийских губерний. Официально его родоначальником был Ганс фон Унгерн живший в XIII веке и являвшийся вассалом рижского ариепископа. Родился Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг в австрийском городе Граце 29 декабря 1885 года во время путешествия родителей по Европе. В Россию Роман Федорович попал лишь двумя годами позднее; семья его жила в Ревеле (ныне Таллинн).

В 1896 году после смерти отца Роман Федорович был зачислен в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. За год до выпуска, когда началась русско-японская война, Унгерн поступает вольноопределяющимся 1-го разряда в 91-й Двинский пехотный полк и отправляется в Маньчжурию. За японскую кампанию был награжден чином ефрейтора и светло-бронзовой медалью. После окончания войны Роман Федорович поступает в элитное Павловское пехотное училище, по окончании которого в 1908 году становится офицером Забайкальского казачьего войска. По словам людей лично знавших Унгерна, его отличали «редкостная настойчивость, инстинктивное чутье и жестокость».

Имя барона быстро обросло легендами о его эксцентрических выходках. Так, однажды, заключив пари с товарищами по полку, Унгерн, не зная местности, верхом, без проводников, имея при себе лишь винтовку с патронами, проехал около шестисот верст по тайге от Даурии до Благовещенска, переправился на коне вплавь через полноводную Зею. При этом он уложился в оговоренный срок и выиграл пари. Это знаменитое путешествие было последствием пьяной ссоры приведшей к дуэли, в ходе которой Роман Федорович получил серьезное сабельное ранение головы, после чего барон был переведен на новое место службы – в Амурское казачье войско.

Еще до начала Первой мировой войны, сотник Унгерн, с детства мечтавший о славе и увлекавшийся Востоком, пытался основать орден Военных буддистов для борьбы с надвигающейся революцией. Примерно тогда же Роман Федорович приобщился к буддизму.

Начало Первой мировой войны было встречено бароном с восторгом и воодушевлением. С началом войны он поступил в 34-й Донской казачий полк, действовавший на Австрийском фронте в Галиции. На фронте сотник Унгерн-Штернберг получил пять орденов, в том числе офицерский Георгиевский крест 4-й степени. В конце 1914 года барон перешел в 1-й Нерчинский полк. В сентябре 1915 года Унгерн был откомандирован в конный отряд Особой важности Северного фронта атамана Леонида Пунина, задачей которого состояли партизанские действия в тылу противника в Восточной Пруссии. В сентябре 1916-го за дерзкие вылазки во вражеские тылы был повышен в чине до есаула. При этом отчаянно отважный воин так и остался командиром казачьей сотни: его начальники, генерал А. Крымов и полковник П. Врангель, продвигать по службе неистового барона не стремились.

В августе 1916 года был вновь переведен в Нерчинский полк. 22 ноября 1916 года имевшему пять нашивок за ранения и награжденному пятью орденами есаулу Унгерн-Штернбергу судом 8-й армии был вынесен приговор – «заключение в крепости в течение двух лет с отбытием наказания при своем полку» — за то, что он в городе Черновцы шашкой в ножнах ударил по голове дежурного военной комендатуры. Таким образом, урожденный немецкий барон и казачий есаул Унгерн-Штернберг был отчислен из действующей армии «в резерв чинов».

Офицеры 2 Нерчинского полка

В августе 1917-го Роман Федорович вместе с другими казачьими офицерами отправился на Восток, к Байкалу, а затем и в Маньчжурию, где к этому времени собирал свои силы его фронтовой друг атаман Григорий Михайлович Семенов, ставший впоследствии правителем восточных окраин России.

В Маньчжурии Роман Федорович Унгерн-Штернберг был назначен комендантом Хайлара – крупной железнодорожной станции КВЖД, чуть позже барон стал военным советником монгольского князя Фушенги, служившего атаману Семенову. Его отряд насчитывал около 800 всадников из племени харачинов. Постепенно барон превратился в командира этой боевой единицы. В ноябре 1918 года Роман Федорович был произведен атаманом Семеновым в генерал-майоры.

Именно в этот период у Унгерна окончательно созрела геополитическая доктрина превосходства желтой расы. Сущность доктрины – «крестовый поход» против Запада, источника революций, силами азиатских народов, не утративших, подобно народам белым, своих вековых устоев, для реставрации свергнутых монархий и утверждения на всем Евразийском континенте культуры Востока и «желтой» веры, буддизма ламаистского толка, призванного, по мнению барона, духовно обновить Старый Свет. С этой целью Роман Федорович хотел создать державу, которая объединила бы кочевников Востока от берегов Индийского и Тихого океанов до Казани и Астрахани. Ее ядром должна была стать Монголия, опорой и «центром тяжести» — Китай, править должна была Цинская династия, сметенная Синьхайской революцией 1911 – 1913 годов.

В сентябре 1918-го, после того как белые взяли столицу Забайкалья Читу, барон Унгерн на два года осел в Даурии. Здесь и сформировал он свою знаменитую Конную Азиатскую дивизию из казаков, бурят, монголов и целого десятка других народов Востока – от башкир до корейцев. К февралю 1921-го Азиатская дивизия барона Унгерна насчитывала около 10000 человек, причем 6000 из них были монголы. Среди ее офицеров почти не было кадровых военных. «Мои полковники в действительности являются только урядниками», — говорил впоследствии на допросе Роман Федорович.

Вся Азиатская дивизия барона Унгерна была посажена на коней. Ставка делалась на мобильность и подвижность. Обоз – минимален. Полевые кухни отсутствуют. Большая часть дивизии существовала на «чингисхановский паек»: три барана в месяц, причем мясо шло в пищу, шкура – на приобретение предметов первой необходимости. Несмотря на свою внешнюю архаичность, армия Романа Федоровича могла выполнять серьезные военно-политические задачи.

Так, опираясь на ее сабли барон Унгерн установил в Даурии суровый режим личной власти с системой жестоких наказаний и казней для всех независимо от рода и звания. Эта территория, отгороженная от остального мира барьером суеверного, мистического страха перед ее хозяином, стала как бы первой провинцией будущей державы Востока «Срединного царства».

Под эгидой атамана Семенова и командира Азиатской дивизии барона Унгерна в Даурии проходили панмонголистские конференции, было создано правительство «Великой Монголии», которое возглавил Нейсегэгэн, «живой бог» одного из ламаистских монастырей.

В августе 1919 года, в очередной приезд в Харбин, барон Унгерн вступил в брак по православному обряду с маньчжурской принцессой Цзи, родственнице свергнутых императоров династии Цин. Она получила имя Елена Павловна Унгерн-Штернберг. Это усилило авторитет Унгерна в глазах азиатов: монгольская аристократия поднесла ему титул «ванна» — князя 2-й ступени.

В ноябре 1919 года войска Красной армии вплотную приблизились к Забайкалью. В начале 1920 года в Иркутске произошло восстание, город был захвачен эсеро-меньшевистским Политцентром, верховный правитель России адмирал Александр Васильевич Колчак был схвачен и расстрелян. В январе-феврале 1920 года красные партизаны развернули широкое наступление. В марте 1920 года они взяли Верхнеудинск, отряды атамана Семенова вынуждены были отойти к Чите. В июне-июле 1920 года белые войска развернули широкое наступление в Забайкалье. Азиатская дивизия барона Унгерна действовала в направлениях на Александровский и Нерчинский заводы в координации с войсками генерала Виктора Михайловича Молчанова. Белые войска не смогли выдержать давление превосходящих сил красных. Барон Унгерн стал готовить отход остатков своей дивизии в Монголию. Азиатская дивизия была преобразована в партизанский отряд.

В августе 1920-го барон Унгерн перебазировал свой отряд из Даурии на запад – в городок Акша, откуда открывался более короткий и прямой путь на Ургу. Однако успехи Красной армии заставили Романа Федоровича начать боевые действия против войск Дальневосточной республики, при этом соотношение сил было не в его пользу. В начале октября, теснимый численно превосходившим противником, барон Унгерн с несколькими сотнями всадников растворился в северо-монгольских степях.

Отряд Унгерна объявился близ Урги к изумлению засевших в столице Халхи «гаминов» — солдат и офицеров китайской республиканской армии. Последовало два отчаянных штурма, но силы были неравными. Скудно экипированный отряд Унгерна, насчитывавший менее тысячи всадников при четырех орудиях и десятке пулеметов, противостоял 12-тысячный, хорошо вооруженный и снаряженный экспедиционный корпус с артиллерией, арсеналами и военными припасами. Кроме того, под ружье было поставлено до трех тысяч ополченцев из числа китайских колонистов, живших в Урге. Понеся существенные потери, барон Унгерн отошел в верховья реки Керулен в восточную часть Монголии, туда, где уже весной 1920 года развернулась партизанская борьба с китайскими захватчиками.

Здесь в аймаке Сэцэнхана барон Унгерн получил моральную и материальную поддержку всех слоев монгольского населения. Материальное положение отряда улучшалось, в том числе за счет захватов караванов, направлявшихся из Китая для снабжения китайского гарнизона Урги. Отряд пополнялась за счет отдельный групп белых, проникавших из Забайкалья. Монгольские князья организовали мобилизацию монголов. Владыка Тибета – Далай-лама XIII, объявивший барона борцом за веру, прислал ему группу своих гвардейцев. Теократический монах Монголии Богдо-Гэгэн VIII, находившийся под китайским арестом, тайно прислал Унгерну свое благословение на изгнание китайцев из страны. Монголы ламы провозгласили Романа Федоровича Цаган-Бурханом, «Богом войны», и считали воплощением Махакалы – идама, ламаистского божества о шести руках, жестоко карающего врагов «желтой веры».

Пополнив свои полки, неистовый барон вернулся к Угре и начал ее осаду, несмотря на многократное превосходство китайцев в живой силе и перевес в артиллерии.

Сильным потрясением для китайских солдат стал визит в Ургу самого барона Унгерна. В один из солнечных зимних дней он появился посреди осажденной столицы у дома китайского губернатора Чен. И приказав одному из слуг держать за повод коня, барон обошел двор, тщательно осмотрев его, подтянул подпруги и выехал за ворота. Заметив спавшего на посту у тюрьмы китайского часового, он угостил его ударами своей камышовой трости – ташура, растолковал разбуженному солдату, что спать на карауле нельзя, и неспешно выехал из города в сторону Богдо-улы. Пораженные китайцы не посмели даже организовать погоню. После этого один из генералов противника, Го Сунлин, бежал из осажденной Урги, уведя с собой наиболее боеспособную часть гарнизона – трехтысячный отборный кавалерийский корпус.

В ночь на 1 февраля 1921 года две сотни тибетцев, монголов и бурят направились на юго-западный склон горы Богдо-ула с целью освободить из-под ареста Богдо-Гэгэна. Главные силы барон Унгерн двинул на город. В тот же день отряд под командованием ближайшего помощника Б. Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни подошли к городу с юго-востока.

2-го февраля войска Унгерна захватили остальные передовые позиции китайцев и часть Урги. Во время боев унгерновский отряд освободил Богдо-Гэгэна из-под ареста и доставил его в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула. Это оказало деморализующее воздействие на китайцев.

3-го февраля Роман Федорович дал своим войскам отдых. На сопках вокруг Урги всю ночь жгли большие костры, по которым ориентировался отряд Б. Резухина, готовившийся к решающему штурму. Костры так же создавали впечатление, что к барону Унгерну подошли подкрепления. 4-го февраля произошел решающий штурм столицы с востока. После кровопролитного боя город был захвачен.

После освобождения столицы 22 февраля 1921 года состоялась коронация Богдо-Гэгэна – яркое, исполненное восточного колорита действо, ставшее триумфом Унгерна и Конной Азиатской дивизии. «Бог войны» фактически стал военным диктатором большей части Халха-Монголии. От Богдо-Гэгэна он получил титулы дархан-хошой-цин-вана, князя 1-го ранга, и наивысший, ханский, со званием «Возродивший государство великий батор, командующий», а также право носить монгольский халат-курму священного желтого цвета. Богдо-Гэгэн преподнес барону и еще один дар – перстень с рубином принадлежавший самому Чингисхану. Кроме того Роман Федорович получил от Семенова чин генерал-лейтенанта.

Однако война была еще не окончена. 11-13 марта 1921 года Унгерн захватил укрепленную военную базу китайцев в Чойрыне на юге Монголии. Оставшиеся китайские войска, отступившие от Урги на север Монголии, попытались обойти столицу и пробраться в Китай. Другая группа китайских войск находящаяся в у Маймачена также не вступая в боевое соприкосновение начала отступление по направлению к Китайской границе. На стороне китайцев был численный перевес, но тем не менее несколько сотен казаков и монголов вступили в бой с китайскими войсками в местности Талын-Улан-Хад в районе тракта Урга-Улясутай у реки Тола в центральной Монголии. Бои шли с 30 марта по 2 апреля войска барона Унгерна разгромили китайцев наголову. Бежать удалось немногим, оккупационная китайская армия перестала существовать.

21 мая барон издал приказ № 15 «русским отрядам на территории Советской Сибири», которым объявил о начале похода на советскую территорию. Цель похода барона Унгерна в Советскую Россию лежала в контексте возрождения империи Чингис-хана: Россия должна была единодушно восстать, а помочь ей изжить революцию должна Срединная империя.

Весной 1921 года Азиатская дивизия была разделена на две бригады: одна под командованием генерал-лейтенанта Р. Ф. Унгерна-Штернберга, другая — генерал-майора Б. П. Резухина. Последняя должна была перейти границу в районе станицы Цежинской и, действуя на левом берегу Селенги, идти на Мысовск и Татаурово по красным тылам, взрывая по пути мосты и тоннели. Бригада Унгерна наносила удар на Троицкосавск, Селенгинск и Верхнеудинск. Бригада Унгерна включала 2100 бойцов, 20 пулеметов и 8 орудий, бригада Резухина — 1510 бойцов, 10 пулемётов и 4 орудия, части оставленные в районе Урги — 520 человек. В Азиатской дивизии служили представители более 16 национальностей, в основном русские, монголы, буряты, китайцы, башкиры, татары, которые составляли национальные отряды. Кроме того, Унгерну подчинялись отряды белых в других частях Монголии: Н.Н. Казагранди, И. Г. Казанцева, А. П. Кайгородова, А. И. Шубина. Общая численность всех войск подчиненных Роману Федоровичу на конец мая 1921 года составили 10750 сабель и штыков. С этими ничтожными силами барон бросил вызов огромному государству, режиму, одержавшему победу в Гражданской войне: тотальное превосходства красных его, искавшего подвига и смерти, смущало меньше всего. Роман Федорович рассчитывал поднять антибольшевистские восстания на Алтае, в верховьях Енисея, в Иркутской губернии, в Забайкалье, надеялся на помощь Семенова и японцев.

Однако народ безмолвствовал, атаман и Токио никакой поддержки наступавшим не оказали. Красная армия вместе с революционными монгольскими частями заняла Ургу и другие важные пункты на территории Халхи, нанесла тяжелый удар по вторгшимся в Прибайкалье отрядам белых.

7—10 августа дивизия с боями отступала в Монголию. 11 августа барон разделил дивизию на две бригады. Бригада Унгерна ушла вперед, а бригада Резухина выступила несколько позже в арьергарде, отбивая атаки наседавших красных. 14—15 августа унгерновцы перевалили неприступный Модонкульский голец и вышли в Монголию.

Вернувшись в Монголию барон осознал, что скудные ресурсы страны не позволят ему сколько-нибудь долго сражаться с большевиками. Унгерн решился уйти в Тибет и вместе со своим войском поступить на службу к Далай-ламе. Эти планы не получили поддержки: солдаты и офицеры были уверены, что задуманный Унгерном поход обрекает их на неминуемую гибель. Как следствие, в обеих бригадах возник заговор против барона Унгерна с целью его убийства и последующего ухода в Маньчжурию.

В ночь с 17 на 18 августа 1921 года Б. П. Резухин был убит своими подчинёнными. В следующую ночь заговорщики обстреляли палатку самого Унгерна, однако тот успел скрыться. Заговорщики расправились с несколькими близкими к барону офицерами, после чего обе взбунтовавшиеся бригады ушли в восточном направлении, дабы через территорию Монголии добраться до Маньчжурии. Унгерн предпринял попытку вернуть свою бригаду, однако те отогнали барона выстрелами. Позже он встретил свой монгольский дивизион, который 20 августа 1921 года арестовал его. Затем отряд вместе с бароном был взят в плен разъездом партизан, которым командовал П. Е. Щетинкин.

Плененного барона Унгерна переправили в Верхнеудинск, оттуда – в Иркутск, из Иркутска – в столицу Сибири Новониколаевск (ныне Новосибирск).

15 сентября 1921 года в Новониколаевске в летнем театре в парке «Сосновка» состоялся показательный судебный процесс над бароном Романом Федоровичем фон Унгерн-Штернбергом. Слушание дела заняло 5 часов 20 минут. Унгерну предъявили обвинение по трем пунктам: во-первых, участие в вооруженной борьбе против советской власти под покровительством Японии; во-вторых, участие в зверских расправах над мирным населением в районе вооруженных действий; в-третьих, участие в массовом уничтожении населенных пунктов и граждан. Унгерн во время следствия и суда подчеркивал свое отрицательное отношение к большевизму и советской власти. Подсудимый был признан виновным по всем пунктам обвинения и приговорен к смертной казни. Вечером того же дня стрелковый взвод исполнил судебный приговор во дворе здания Новониколаевского ГПУ.

Духовный лидер Богдо-Гэгэн VIII после получения известия о казни барона Унгерна повелел отслужить о нем молебны во всех храмах Монголии.

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ, Эдуард Бурда

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».