Украина, ПЦУ

«Новодел» «ПЦУ» — мина Госдепа США под Православие

На днях глава раскольничьего «новодела» «ПЦУ» Думенко (Епифаний) с патриотическим рвением призвал жителей нынешней Украины молиться на родном языке. Правда, на рекламных щитах, где был запечатлён призыв, не уточнялось, что именно Думенко подразумевал под выражением «молитва на родном языке». Это уже вторая языковая «акция» Думенко, спекулирующего на теме языка богослужений.

Церковнославянский (сакральный) язык первая мишень «ПЦУ»

В прошлом году раскольник-реформатор отметился аналогичным заявлением, что не случайно. О важности сакрального славянского языка в Православии раскольник хорошо осведомлён. Однако участившиеся нападки на старославянский язык под видом пастырской заботы (дескать, церковнославянский язык стар и неудобен) являются пробным камнем, некоей отправной точкой проекта «ПЦУ» для борьбы с русским Православием.

Совершенно справедливо об «инициативе» раскольника Думенко высказался наместник Свято-Троицкого Ионинского монастыря, архиерей Украинской православной церкви Московского патриархата Иона: «Я правильно понимаю, что для «ПЦУ» церковнославянский язык чужой? Если да, то, выходит, они не считают себя наследниками славянской христианской культуры, а из этого выходит, что они прерывают историческую, логическую и, наконец, церковную нить, а из этого выходит, лозунг Думенко должен звучать так: «Мы безродные хипстеры».

Дело в том, что «ПЦУ» является фальшивой для православной Украины структурой, имеющей лишь внешний вид Церкви. Как известно, образовали «новодел» двое на тот время лишённых сана бывших епископов — Филарет (Денисенко) и Иаков (Панчук), то есть фактически простые монахи, самочинно облачившиеся в священнические рясы. После чего в этой раскольничьей структуре начали «штамповать» новых «епископов», и тоже без благодати апостольского преемства.

Поэтому заявления о том, что можно молиться в православном храме на любом языке, для раскольника «ПЦУ» вполне закономерны.

По заветам большевиков

Раскольнику всё равно, поскольку сакральный славянский язык богослужений для него неудобная и устаревшая форма, к тому же чужая. Поэтому и отношение Думенко к церковнославянскому языку, можно сказать, «ленинское».

Напомним, именно Ленин своим декретом вывел церковнославянский язык из обращения (в частности, из программы школьного обучения). Именно большевики наложили запрет на использование сакрального славянского языка, то есть для начала обрекли православных людей на своего рода духовную глухоту, разрушив «основание» по восприятию божественных энергий. Второй этап внедрения новой «веры» — атеизма — прошёл уже значительно быстрее и ознаменовался, как мы помним, массовым разрушением храмов и их грабежом, ликвидацией икон. При этом то, что раньше гнездилось в подполье и боялось выйти на свет, нагло полезло в глаза и уши. Нет священного, и нечего больше стыдиться. Нарушилась иерархия духовных ценностей, сместились все акценты и пропорции. Примером атеистического разгула, нормой в быту и в литературе стали омерзительная матерная брань и всевозможные жаргоны. В итоге вместо великого и могучего русского языка появился убогий «совковый» новояз, шедеврами которого можно сейчас «наслаждаться», открыв номера некоторых печатных СМИ или в интернете.

И раскольник Думенко эти факты не мог не знать. Но ставки высоки, идёт борьба с русским Православием, а значит, с Россией в целом. Именно поэтому под прицелом раскольников оказывается основание русского Православия, коим является сакральный славянский язык. Достаточно, по их мысли, осуществить его замену в богослужении, и из православного христианина образуется легкоуправляемый убогий манкурт. Воистину дело Ленина усилиями украинских раскольников имеет на Украине своё продолжение.

Добавим, что их аргументы о якобы сложности, непонятности древнеславянского языка тоже лживы, поскольку «непонятность» эта по большей части мнимая. По словам одного пастыря, «сетования на его (языка) непонятность изобличают в христианине ленивого раба, не пожелавшего приложить и малого усилия для того, чтобы приобрести сокровище».

Надо сказать, что в России в 1912–1913 годах была предпринята попытка «реформировать» славянский язык. Причём допущены были к этому процессу на то время светила филологии, которые в некоторых текстах заменили порядок слов, знаки препинания, убрали устаревшие слова — иже, яже, еже. Но попытка осовременить сакральный язык провалилась, «исправленные» тексты почти нигде не были приняты. Православные русские люди остались верны старой традиции именно потому, что она была созвучна их духовной сути.

Вот почему Думенко так печётся о якобы «свободе» в выборе языка богослужений. И гнездится это не в пастырской заботе о верных Церкви, а в тщеславной жажде самоутверждения малочисленной «ПЦУ», уводящей от истинной Христовой Церкви и её учения.

На Украине идёт война с Православием

Тот факт, что идёт битва с канонической Украинской православной церковью, где один из этапов — расширение территории самой «ПЦУ», раскольники не скрывают. Так, на днях Думенко заявил, что Киевская и Почаевская лавры должны отойти к «ПЦУ». При этом раскольник умолчал об одном очень существенном факте. Кто же будет населять два огромных монастыря в случае, если они, как говорит раскольник, «мирным» путём отойдут к «ПЦУ»? Но если Думенко по понятным причинам не в состоянии назвать хотя бы приблизительное количество монахов своей структуры, то украинский Минкульт озвучил вполне конкретные цифры. На начало 2020 года в «ПЦУ» насчитывалось 77 «монастырей», в них числились 248 «монахов». В среднем 3,92 «монаха» на «монастырь».

В то же время, даже если не считать последние постриги в монашество, совершённые с середины декабря 2020 года, в канонической Украинской православной церкви на 255 обителей насчитывается 4548 монашествующих. Отсюда становится понятным молчание о «монахах» «ПЦУ» в докладах Епифания.

Однако если с монастырями всё обстоит для раскольников туго, то рейдерские захваты храмов УПЦ МП — дело весьма налаженное (к слову, большинство этих храмов стоят пустыми). А чтобы проще было подмять под «ПЦУ» более 12 тысяч приходов УПЦ МП, не вызывая слишком острой реакции на «демократическом» Западе, украинская Рада спешно рассмотрела соответствующие поправки к закону «О свободе совести и религиозных организациях». В частности, был принят печально известный законопроект № 4128д, известный в народе под названием «закон о церковном рейдерстве», регулирующий переход религиозных общин из канонической УПЦ МП к раскольничьему «новоделу», подчинённому Константинопольскому патриархату.

Теперь в украинском законе «О свободе совести и религиозных организациях» появилась статья № 8, которая «даёт» право религиозной общине менять свою подчинённость. Проще говоря, если большинство прихожан вдруг решит, что они теперь относятся не к УПЦ МП, а к «ПЦУ», то они могут проголосовать за то, чтобы и храм изменил свою подчинённость. Причём «прихожанином» можно стать, согласно ещё одной поправке, просто побывав один раз в храме и купив там свечку. Более того, теперь в так называемом собрании общины могут также принимать участие специально привезённые люди, назвавшиеся членами общины.

Надо сказать, что принятие подобного закона, открывающего возможность для наглого рейдерского передела в пользу «ПЦУ», «явилось вопиющим нарушением как Конституции, так и международных обязательств Украины, которые она взяла на себя как правовое демократическое государство». Об этом открыто заявил руководитель информационного отдела УПЦ МП архиепископ Климент. При этом он с сожалением констатировал, что авторы законопроекта и те, кто его принимал, «не скрывали, что документ направлен против канонической церкви, на ликвидацию УПЦ». К слову, в украинской Раде ждёт своего часа ещё один законопроект — «Об отчуждении храмов УПЦ, являющихся памятниками архитектуры и пребывающих на балансе государства». К последним можно отнести посягательство «ПЦУ» на Почаевскую и Киевскую лавры.

В итоге раскольники за весь период существования своей структуры, используя уже новое «законодательство», обман и запугивание, отобрали у канонической УПЦ МП более 120 храмов. Причём во многих случаях верующие УПЦ терпели и физическое насилие.

Достаточно привести в качестве примера характерную попытку рейдерского захвата Свято-Успенского храма в селе Михальча Черновицкой области, когда со стороны «активистов» «ПЦУ» пошли в ход слезоточивый газ и палки. Учинённое побоище, по сути, совершилось при полном покровительстве «митрополита» Черновицкого и Буковинского Даниила Ковальчука, который назвал бандитскую атаку на храм с палками и кастетами «святым делом» и прямо призвал это повторить: «Мы не можем опускать рук, отступить от святого дела».

И при этом сообщил, что делает это именем патриарха Варфоломея: «Разве не будет нам стыдно, если мы отступим, когда сам Вселенский патриарх Варфоломей неутомимо борется за наше дело?» И это правда, хоть и горькая: патриарх Варфоломей действительно борется, притом неутомимо, с Церковью Христовой, участвует своим благословением в захватах храмов, избиениях верующих. И тем самым несёт прямую ответственность за вражду, которую он принёс на Украину, за разделение, которое оправдывается его именем.

«Раскол в мировом Православии — свершившийся факт»

«Мы уже не можем говорить о церковном единстве. Раскол в мировом Православии произошёл. И это уже свершившийся факт», — признал митрополит Запорожский и Мелитопольский (УПЦ МП) Лука в своём обращении к православным христианам, опубликованном канцелярией Запорожской епархии Московского патриархата.

Виновником раскола иерарх назвал «мировую элиту», марионеткой которой, по мнению Луки, является Вселенский патриарх Варфоломей, принёсший «чистоту веры и жизни в согласии с канонами Церкви» в жертву «собственному благополучию и комфорту». Ересь Вселенского патриархата и его сообщников — украинских раскольников, по мнению архиерея УПЦ МП, «превзошла все бывшие до этого еретические злодеяния».

Недавно американский журналист греческого происхождения Джордж Михалопулос, словно вторя архиерею, заявил, что за украинским расколом стоит «орден Святого Апостола Андрея», членов которого также называют «архонтами Константинопольского патриархата», имеющий обширные политические связи в США, вплоть до Госдепа. Именно «орден архонтов» в 2018 году первым заявил о том, что патриарх Варфоломей должен вспомнить о необходимости даровать томос об украинской автокефалии. Об этом журналист рассказал в фильме «Самосвяты».

К слову, «деятельность» Думенко (Епифания) была отмечена «архонтами» достаточно высоко. В прошлом году раскольнику даже решили вручить орден, пытаясь представить его в роли мученика за веру. «Это какая-то дурная шутка, — прокомментировал это Михалопулос. — Особенно если учесть, что именно его раскольническая секта сделала всё для развала канонической Церкви на Украине».

Именно такая «церковная» политика — самое то, на что рассчитывали украинские власти и их кураторы в США. Для киевского режима «ПЦУ» действительно «надёжный партнёр». И о том, что «украинское государство не только всемерно поддерживает «ПЦУ», но и финансирует эту структуру», заявил с высоких трибун премьер-министр Украины Денис Шмыгаль, недавно принявший участие в богослужении вместе с главой Фанара и представителями Римско-католической церкви.

Поэтому в 2021 год Украинская православная церковь вступила с тревогой о возможном возобновлении гонений, но одновременно и с надеждой на помощь Божию, с которой преодолеваются все испытания.

Автор: Наталья Залевская
Фото: globallookpress.com

Поделиться ссылкой: