• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

17.06.2019

О силе закона и инструкции

Автор:

Александр Музафаров.

Лето 1991 года. Кризис Советского Союза ощущается в полной мере – на окраинах полыхают военные конфликты, ужасы межэтнической рези заставляют вспомнить средневековье. В центре не лучше – зарплаты резко выросли, а товаров больше не стало – в магазинах – шаром покати. Карточки на продукты питания, стыдливо названные талонами, введены даже в Москве и Ленинграде. Четыре республики объявили о своем суверенитете. Шли интенсивные переговоры между руководителями союзных республик и руководством СССР, на которых новоизбранные президенты требовали не то расширения своих прав, не то упразднения союзных властей как таковых.

17 июня 1991 года на закрытом заседании Верховного Совета СССР выступил глава Комитета Государственной Безопасности Владимир Крючков. Доклад напоминал речь пламенного политика, а не руководителя спецслужбы:

«Реальность такова, что наше Отечество находится на грани катастрофы. Общество охвачено острым кризисом, угрожающим жизненно важным интересам народа, неотъемлемым правам всех граждан СССР, самим основам советского государства. Если в ближайшее время не удастся остановить крайне опасные разрушительные процессы, то самые худшие опасения станут реальностью. Не только изъяны прошлого и просчеты последних лет привели к такому положению дел. Главная причина нынешней критической ситуации кроется в целенаправленных, последовательных действиях антигосударственных, сепаратистских и других экстремистских сил, развернувших непримиримую борьбу за власть в стране…».

Председатель КГБ не преминул уточнить, кто же злокозненные силы – это подготовленные разведкой США и других стран многочисленные (больше нескольких тысяч) агенты влияния, о появлении которых предупреждал еще бывший шеф Крючкова и глава советского государства Юрий Андропов. С трибуны прозвучала цитата из аналитической записки 1977 года – «американская разведка ставит задачу осуществить вербовку агентуры из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза».

С этой цитаты, пожалуй, и начнем, ибо ее очень любят поминать ныне адепты секты «была прекрасная страна, которую развалили коварные враги». Если верить председателю КГБ, то уже в 1977 году американские разведчики чувствовали себя в СССР как дома – вербовали граждан (тысячами), обучали их злодейским премудростям, а еще – продвигали по службе в советской системе управления! А где же были доблестные чекисты?

Советские органы госбезопасности создавались как средство борьбы за революцию с ее врагами – карающий меч диктатуры пролетариата. С кем бороться тогда вопросов не возникало – в России было немало людей, сопротивлявшихся в превращении страны в плацдарм «земшарной республики советов». Однако, по прошествии времени, число врагов не уменьшилось, а, напротив, стало расти. Навязываемый революционерами новый порядок жизни очень у многих вызывал отторжение и неприятие. Очень немногие вступали на путь борьбы с режимом, но строго жить по нормам коммунистического общества смогли еще меньшее количество людей.

Остальные попали в подозрительные. И советские спецслужбы рассматривали большую часть населения страны, как подозрительных. Но откуда взялись иностранные агенты? Надо же было как-то объяснить, что в советском обществе есть люди, не любящие коммунизм и коммунистическую партию. Советский человек, получивший лучшее в мире советское воспитание не может не любить коммунизм, а раз не любит, значит…. Значит его завербовали враги. Соблазнив, скажем, джинсами, жевачкой или модной кофточкой. Именно так показан процесс вербовки советской девушки иностранным шпионом в фильме «Конец операции резидент» (созданном при содействии КГБ!). Это как надо не уважать свой народ, чтобы таким показывать его урби эт орби?

Конечно, в зарубежные разведки не дремали и в СССР действовали и настоящие иностранные шпионы, и воздействие на советское общество по мере сил из-за рубежа вели. Но если действия зарубежных разведок были столь удачными, как говорили Андропов и Крючков, то либо КГБ не справлялся со своими обязанностями, либо советская система настолько не соответствовала представлениям общества о норме, что надоела к 80-м годам всем?

В 1991-м, глава КГБ рассказывает о «целенаправленной деятельности антигосударственных, сепаратистских и других экстремистских сил. Но если эти силы так нагло попирают советские законы, то почему могучий КГБ не арестовывает их? Полномочий не хватает?

В реальности, Крючков говорит о другом, — ему не дают команды хватать супостатов. Именно об этом он просит депутатов? Зачем просит, если есть закон? В том то и дело, что для председателя КГБ закон – это фикция…...

Президент России Владимир Путин вспоминал о КГБ времен свой молодости:

«Помню, они  как-то разрабатывали одно мероприятие. Сидела целая группа. Меня тоже привлекли. Я уже не помню детали, но один говорит: «Давайте так-то и так-то сделаем. Согласны?» Я говорю: «Нет, это неправильно». — «Что такое, почему неправильно?» — «Это  противоречит  закону». Он  удивляется:  «Какому закону?» Я  называю закон.  Они говорят:  «Но у  нас  же есть инструкция». Я опять про закон. Они ничего не понимают  — и опять про инструкцию. Я говорю: «Так это же инструкция, а не закон». А  собеседник мой искренне  и с удивлением: «Для нас  инструкция и есть самый главный закон».

Видимо,  и глава КГБ в 1991-м ждал такой «инструкции». Не он первый. В 1942 году чекисты решили арестовать знаменитых спортсменов братьев Старостиных. Их обвиняли в массовых хищениях дефицитных продуктов. (а злые языки говорили, что дело не в продуктах, а в том, что товарищ Берия не мог простить поражения «Динамо» на футбольном поле). Но арест произошел только с санкции лично И. Сталина, которому подавалась соответствующая бумага.

На дворе 1942-й год. Немецкие танки  — в полутора сотнях верст от Москвы, а нарком внутренних дел беспокоит верховного главнокомандующего вопросом – арестовывать расхитителей или нет? Здесь не важно, что обвинение было липовым – важен механизм принятия решения – если человек нарушает закон, правоохранительные органы должны принять предусмотренные тем законом меры, и никакая «инструкция» им для этого не нужна!

Соблюдение законов – признак нормального государства и нормальных отношений власти и общества. У властей порой возникает соблазн закон нарушить, но нарушив его, раз другой, рано или поздно столкнешься с тем, что его нарушат и все остальные.

КГБ, Милиция, Советская Армия не спасли Советский Союз в 1991-м. Спасовали перед тысячью агентов влияния, которых подготовили то ли США, то ли рептилоиды с планеты Нибиру, то ли вовсе их не было в таких-то количествах, а были люди, привыкшие не верить обществу, не соблюдать законы, а в критический момент – ждать инструкций….

АВТОРЫ, Александр Музафаров, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *