О заселении кубанскими казаками предгорий и части Кавказского хребта

Автор:

Эдуард Бурда.

 22 мая 1862 года в Российской Империи издано положение «о заселении предгорий западной части Кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России...»   

Заканчивалась многолетняя Кавказская война. Последним очагом сопротивления оставалась Западная Черкесия, занимавшая всю западную часть Кавказа и примыкавшая к Черному морю. Руководить последними операциями, было поручено генералу Николаю Ивановичу Евдокимову.

Генерал Евдокимов разделил свои войска на 3 отряда: один Адагумский действовал в земле шапсугов, другой – со стороны рек Лабы и Белой, третий – особый отряд был направлен для действий в низовьях реки Пшиш. В результате военных действий 1861—1863 годов Российской Империи отошли земли Натухайского округа, а также земли по рекам Лабе, Белой, Пшиш, Пшеха, Курджипс и Джубги. Адыгские общества не пожелавшие принять подданство и перелиться на равнинные земли были принуждены начать переселение в Османскую империю.

Одновременно с покорением Западной Черкесии в начале 1860-х годов на территории всего Северного Кавказа стали активно проводиться административные реформы: Кавказская линия упразднялась, ее правый фланг указом царя от 8 февраля 1860 года был преобразован в Кубанскую область, левый — в Терскую, а указом от 19 ноября 1860 года Черноморское казачье войско было переименовано в Кубанское казачье войско.

Таким образом, на территории Северо-Западного Кавказа была образована новая административная территории Российской Империи – Кубанская область. В связи с начавшимся выселением горцев в Турцию царская администрация приступила к заселению южного левобережья Кубани казачьими станицами. С непростительной поспешностью, игнорируя хозяйственные соображения и расчеты, главный распорядитель граф Н. Евдокимов в 1860 году предложил переселить за Кубань две Черноморские станицы – Старощербиновскую и Конеловскую, а также пять станиц Первого Хоперского полка. На новом местожительстве эти переселенцы должны были образовать целых 17 станиц в неудобных местах и при непривычных естественных условиях.

Однако казаки первых двух станиц выразили свое возмущение тем, что их заставляли бросать освоенные места, к тому же без всякой компенсации, а хоперцы даже оказали вооруженное  сопротивление властям, требовавшим их немедленного переселения. Царский двор был информирован об этом. И 24 июня 1861 года на имя командующего кубанскими войсками графа Н. Евдокимова был направлен царский рескрипт о временном приостановлении переселения станиц.

В то же время до военной администрации Кубанской области дошло сообщение о скором приезде на Кубань Императора Александра II. Слух об этом немедленно распространился не только в казачьих и регулярных войсках, но и среди адыгов, большая часть которых еще находилась в состоянии военных действий с Россией.

Прибытие Императора Александра II в сентябре 1861 года в Кубанскую область существенно повлияло на освоение Черноморского побережья Кавказа.

11сентября 1861 года царь ступил на берег Тамани. Выстроенные войска встречали Императора. С приветственной речью к нему обратился исполняющий обязанности командующего Кавказской армией генерал-адъютант князь Г. Орбелиани. Он представил царю высших чинов армии, Кубанского казачьего войска и горцев.

18 сентября Государю были представлены депутации от Кубанского и Терского казачьих войск, а также от «провинившегося» Хоперского полка, Александра II высказал последним свое монаршее неудовольствие по поводу их сопротивления распоряжениям начальства. Пожурив «провинившихся» царь напоследок выразил надежду, что хоперцы своей верной службой загладят вину, распорядился прекратить следствие по их делу и освободить арестованных.

Договорившись с казаками, Император осмотрел Адагумскую кордонную линию, построенную в 1857—1859 годах, и отплыл на пароходе «Тигр» вдоль восточного берега.

Графу Н. Евдокимову, осознавшему свои недочеты и промахи, пришлось исправлять собственные ошибки. Неудачная попытка колонизации Закубанского края целыми станицами по принуждению была заменена системой вызова желающих переселиться охотников с обязательным денежным вознаграждением и порядком назначения станичными обществами оговоренного количества своих членов по жребию.

Новые меры дали положительные результаты. В том же 1861 году было поселено в два приема 1736 семейств в 11 станицах, расположенных в верховьях Кубани и ее главных притоках по направлению к городу Майкопу.

10 мая 1862 года было утверждено «Положение о заселении предгорий Западной части Кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России». В «Положении» границами пространства, назначаемого для казачьих поселений Кубанского войска, определялись: «к югу и западу -  гребень главного Кавказского хребта, от верховьев Малой Лабы до истоков реки Пшиша, а далее берег Черного моря, от устья реки Мокупсе до устья реки Кубани; к северу низовья рек Кубани и Адагума, и далее прямая линия от Адагумского укрепления до укрепления Дмитриевского, а от последнего до реки Большой Лабы против станицы Родниковской; к востоку реки Большая и Малая Лаба».

Согласно этого «Положения» в каждой станице семейства, назначенные на переселение, определяются по жребию. Семьям идущим на переселение давалось время, что бы распродать свое недвижимое имущество. В переселяемой семье должно было быть не менее одного служащего казака. Отставные офицеры переселялись только по желанию.

В «Положении» предусматривалось и переселение государственных крестьян и других податных сословий. Так Министерство государственных имуществ обязано было  в год назначать по 300-500 семей государственных крестьян для переселения. Также в документе говорилось о приеме охотников (добровольцев) из государственных крестьян и других свободных податных сословий, изъявивших готовность поступить в Кубанское казачье войско. По новым станицам их распределял Начальник Кубанской области. Такое же правило было предусмотрено и для женатых нижних чинов Кавказской армии изъявивших желание поступить в войско и для дворян.

Каждая семья казаков, государственных крестьян, переселявшихся во вновь образованные станицы от казны: «1) единовременно – 107 рублей 14 копеек и 2) на вооружение 15 рублей». Семьям женатых нижних чинов Кавказской армии полагалось: «1) единовременно – 71 рубль 42 копейки;  2) на обзаведение лошадью и сбруей 35 рублей 71 копейки; 3) на вооружение 15 рублей».

В «Положении» переселенцам полагались и льготы. К единовременным относились:  1) кормовые деньги во время следования до Ставропольской губернии по 5 копеек в сутки на каждого члена семьи; а при следовании в Ставропольской губернии по 6 копеек в сутки; 2) оплата в пути квартир, пастбищных мест  и подвод; 3) лечение больных в госпиталях и лазаретах за счет казны; 4) бесплатный перевоз через реки и т.д. В течении трех лет: 1) освобождение от службы, кроме защиты своих станиц; 2) провиант от казны; 3) порционные деньги казакам, кроме малолетних.

Кроме того каждой семье переселенцев казна выделяла средства на непредвиденные расходы, на строительство общественных зданий в станицах, на покупку рабочих инструментов.

Земли переселенцам отводились по следующим нормам: «для каждой станицы – 20-30 десятин на душу мужского пола у казаков и по 200 десятин  на офицерскую семью. Каждая семья по воле начальства и в зависимости от качества земли, получала в частную, вечную и потомственную собственность: офицеры от 25 до 50 десятин; урядники, казаки и охотники других сословий – от 5 до 10 десятин земли на душу мужского пола». До особого распоряжения запрещалось отчуждать эту землю лицам, «не принадлежащим к войсковому сословию».

«Положение…» устанавливало, что до «умиротворения Закубанского края, никто из лиц, Кубанскому войску не принадлежащих, не имеет права владеть в этом крае полевыми землями». С разрешения Войскового правления лишь купцы, фабриканты и другие промышленники могли для «развития промышленности приобретать в станицах усадьбы, строить на них торговые и фабричные заведения, с правом владения оными, как полною собственностью, при уплате в пользу войска посаженной платы».

Таким образом, «Положение…» от 10 мая 1862 года регламентировало создание казачьих станиц, которые строились, прежде всего, с учетом военных интересов и способствовали в дальнейшем активной колонизации края. При этом заселение станиц шло по заранее разработанным планам, для переселенцев выделялись деньги, предоставлялись налоговые льготы.

Вступившее в действие «Положение» привлекло немало охотников желавших поселиться в Закубанском крае, как из среды Кубанскх казаков, так и из войск Донского, Уральского, Оренбургского и Терского. В числе других казаков переселились на Кубань и Азовские казаки, потомки запорожцев, которые бежали в Турцию в 1775 году при упразднении и разорении Запорожской Сечи, и которые в 1828 году ушли снова из Турции в Россию и были поселены в Екатеринославской губернии.

Таким образом, колонизация приняла широкие размеры: уже в том же 1862 году было основано 28 новых станиц в разных местах Закубанского края и в них было водворено 4387семейств переселенцев. В следующем 1863 году было основано 20 станиц, с населением в 3541 семейство, и наконец, в 1864 году – 17 станиц и 7 поселков, с населением в 4417 семейств. В течение же всего четырехлетнего периода было основано, следовательно, 83 крупных казачьих поселений и в них поселено 14 081 семейство.

Из общей массы переселенцев 58,9 % приходилось на долю Кубанских казаков, 25,3 % на долю казаков из других войск и отставных солдат и 15,8 % на долю государственных крестьян и других сословий.

Что же касается распределения переселявшихся казаков по станицам, то оно было неравномерным. Так в Новороссийскую станицу переселили 100 казачьих семей, в Раевскую – 220 семей, в Верхнее-Баканскую – 150 семей. К концу 1862 года в станице Новороссийской были построены 89 домов, в которых поселилось 511 душ обоего пола.

21 мая 1864 года в горном селении Кбаадэ, в лагере соединившихся военных отрядов в присутствии Великого князя главнокомандующего Михаила Николаевича, был отслужен благодарственный молебен по случаю окончания Кавказской войны. Сразу же по окончанию войны заботой правительства стало обустройство завоеванного края путем скорейшего его заселения, открытия новых городов и поселений, введения гражданского управления. Теперь, после переселения горцев, роль некоторых укреплений была утрачена. Так 22 мая 1866 года приказом военного министра было упразднено Константиновское укрепление. В новых условиях возрождения Черноморской береговой линии терялся смысл развития и некоторых казачьих станиц. Многие из станиц, таких как Псеменская, Мингрельская, Навагинская, Тубинская, Хребтовая, Сохрайская – были снесены и расселены. Станица Новороссийская была упразднена, а жители из казаков были переведены в мещанское сословие.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.