Обыкновенное предательство

Автор:

Владимир Хандорин.

Ровно сто лет назад, 15 января 1920 года, адмирал Александр Васильевич Колчак был предательски выдан союзниками в Иркутске повстанческому «политцентру». Эта подпольная организация была образована эсерами вскоре после падения Омска – столицы Колчака, после которой началась массовая эвакуация на восток как отступающих воинских частей, так и гражданских государственных учреждений. Новой резиденцией правительства стал Иркутск, где было сильным эсеровское влияние. Поезд Верховного правителя адмирала А. Колчака застрял в пробке чешских эшелонов. Представители чехословацкого корпуса, пользуясь своим положением охраны Транссибирской магистрали, торопились вперёд остальных эвакуировать эшелоны со своими солдатами. В Нижнеудинске они отказались пропустить далее на восток поезд Верховного правителя, состоявший из 7 вагонов, мотивируя это технической невозможностью, и предложили адмиралу в качестве альтернативы перейти с небольшим количеством приближённых в вагон, прицепленный к одному из чешских эшелонов. Потерявший после падения Омска реальную власть Верховный правитель был вынужден распустить свой конвой и согласиться на предложение чехов. Фактически под их контроль перешёл и эшелон с золотым запасом, следовавший за поездом А. Колчака.

Тем временем, в обстановке фактического развала фронта после падения Омска поднявшие головы эсеры стали усиленно готовиться к выступлению и в конце декабря 1919 года подняли восстание. Стремясь к компромиссу, представители колчаковского правительства в переговорах по прямому проводу убедили Верховного правителя сложить свои полномочия. 4 января 1920 года на станции Нижнеудинск он подписал соответствующий документ, передав полномочия Верховного правителя А. Деникину (последний получил известие об этом лишь через месяц, к тому времени сам был практически полностью разгромлен красными и не счёл возможным в такой обстановке принять эту должность), а власть на «Российской Восточной окраине» – атаману Г. Семёнову. Однако это не спасло колчаковское правительство: в тот же день, 4 января эсеро-меньшевистский «политцентр» при фактической поддержке местного чехословацкого гарнизона захватил власть в городе, и Совет министров Российского правительства прекратил своё существование. Однако торжество социалистов-революционеров было недолгим. Не прошло и трёх недель, как 23 января «политцентр» без всякого кровопролития, а лишь «с пролитием небольшого количества чернил», как иронизировал председатель большевистского ревкома А. Ширямов, передал власть большевистскому военно-революционному комитету. Как писал член колчаковского правительства Г. Гинс, демократические социалисты «провалились в 1918 г. в Омске, и  их место заняло правительство Колчака, они провалились вновь в 1920 г. в Иркутске, и их место заняли большевики».

Когда поезд с А. Колчаком 15 января 1920 года прибыл в Иркутск, город был ещё под властью «политцентра». Под нажимом большевиков чехам было поставлено условие: их поезда пропустят дальше на восток при условии выдачи А.В. Колчака и эшелона с золотым запасом. Ранее, когда решался вопрос о переходе адмирала в чешский поезд, глава французской военной миссии генерал М. Жанен, которому был подчинён командир чехословацкого корпуса генерал Я. Сыровой, стремясь как можно скорее уговорить адмирала, торжественно объявил, что он переходит под защиту союзников со всеми вытекающими отсюда гарантиями безопасности. Вагон, в который был переведён Колчак, был украшен флагами 5 союзных государств – Великобритании, Франции, США, Японии и Чехословакии, как бы символизируя эту защиту. Теперь бывший Верховный правитель был предан самым беззастенчивым образом. Вошедший в вагон чешский майор извиняющимся тоном сообщил, что чехи вынуждены передать его местным революционным властям. Адмирал спросил лишь: «Значит, союзники предали меня?». Вместе с ним был выдан председатель Совета министров В. Пепеляев, разделивший его судьбу. В тюрьму за адмиралом добровольно последовала его верная подруга и гражданская жена А. Тимирёва. Дальнейшая судьба А. Колчака была фактически предрешена.

Характерно, что предатсльство союзников вызвало негодование не только среди русских (при эвакуации чехов морем из Владивостока русские офицеры передали генералу Сыровому пакет, в котором он обнаружил символические 30 серебряных монет – цену предательства Иуды), но и среди самих иностранцев. Кадетский мемуарист Л. Кроль назвал выдачу адмирала союзниками «актом высшего позора, к которому с презрением относились даже те, кому выдали адмирала». Британский историк Питер Флеминг признал: «Мы знаем, что было сделано, как сделано и почему сделано. Генерал Жанен и генерал Сыровой несут полную ответственность за происшедшее. История, сделав скидки на их трудности, должна предъявить им обвинение как инициаторам гнусного злодеяния».

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.