• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

12.03.2020

Оппозиция, смирись! Путин будет вечен по закону

Автор:

Михаил Смолин.

Два срока для президента страны — это тщательно оберегаемый, лелеемый либеральный политический фетиш. Есть ли в нём какая-то высшая правда? Связана ли демократическая легитимность с быстрой сменяемостью власти?

Госдума и Совфед проголосовали за поправки в Конституцию. В том числе и за предложенную депутатом Терешковой поправку, дающую действующему президенту РФ возможность «участвовать в качестве кандидата на выборах Президента Российской Федерации после включения указанной редакции в текст Конституции» (часть 6 статьи 81), т. е. после 2024 года.

Оппозиция объявила о своей «усталости» от президента Путина и ожидаемо назвала все поправки в Конституцию незаконными. Главное обвинение: в современной России власть нелегитимна, потому никак и не сменяется.

Так ли ужасны эти обвинения, о которых трубит оппозиция?

Долгая несменяемость президента плоха или хороша?

На самом деле на этот вопрос при демократии ответить не так просто, как кажется оппозиции.

Президент РФ юридически не является верховной властью нашего государства. Верховной властью по Конституции является народ РФ, т. е. все полноправные граждане страны. Этот народ юридически — единственная коллективная властная общность, которая не может быть ограничена в своих верховных правах. Захочет народ — отменит институт президентства вовсе и заменит его Императором, а захочет — введёт этот институт президентства для какого-либо лица в качестве пожизненного поста. И никто — ни оппозиция, ни Конституция — не вправе ограничивать в этом волю народа.

Нам давно пора отказаться от конституционных стереотипов западной демократии, таких как обязательное ограничение сроков для каких-нибудь выборных должностей. Они ни на чём не основаны, кроме как на личных амбициях разных партийных лидеров, мечтающих взобраться на вершину властной пирамиды, и на конституционных стереотипах западных демократий. Не более того. Почему же они должны быть обязательны для России? Или так: а почему эти стереотипы вообще нужно считать правильными?

Вообще-то, два срока пребывания на выборной должности для какого-либо лица — довольно странное ограничение. Причём оно является ограничением прав не только для этого лица, но в ещё большей степени для самого избирателя. А если народ, юридически числящийся у нас верховной властью, хочет, чтобы президентом на третий-четвёртый-пятый срок был Путин? Что с этим делать? Законодательно запретить это желание для верховной власти?

А как вообще можно сдерживать верховную власть? Как юридически можно ограничить у народа его волю? Какой институт при демократии должен будет укоротить верховную власть?

Нам могут сказать, что это должен делать закон, Конституция. Но верховная власть сама — творец законов. Она не может быть фатально, бессрочно подконтрольна изменяемому по его же воле бумажному временному постановлению, даже самой Конституции.

Верховная власть любого принципа власти принципиально не может быть юридически ограничена. Тогда надо будет создавать механизм ограничения верховной власти, причём он должен быть сильнее, чем сама верховная власть. Потому что власть — это прежде всего сила, способная при необходимости заставлять всех следовать своей воле. А если эта сила будет сильнее верховной власти народа, значит, она и есть настоящая главная, верховная власть, а не народ. Тогда верховная власть будет либо у олигархии (денежная и политическая аристократия), либо у автократии.

Либо же будет временное двоевластие, борьба этих сил в обществе. Государство же, разделившееся внутри себя, обязательно закончит кровавой гражданской войной.

Если большинство проголосует за поправки, будут ли они незаконны?

Кстати, а будут ли незаконны поправки к Конституции, если большинство граждан проголосует за них на всенародном голосовании 22 апреля? Оппозиция говорит, что это будет незаконно по форме, а значит, незаконно вообще. Говорится о юридических процедурах, о быстроте обсуждения поправок.

Но реальная воля народа ведь будет высказана, правда? Причём высказана единственно законным для демократии путём — путём всенародного голосования. По сути, конечно, кроме конституционных поправок, люди придут 22 апреля голосовать за или против политики Путина.

Собственно, а как получить «волю народа», его мнение по поводу Путина и его президентских сроков, кроме как через голосование? Как выяснить, есть ли такое желание у верховной власти, у народа, кроме как на выборах? Да никак иначе. Похоже, что оппозиция просто боится, что верховная власть (народ) проголосует за возможное участие Путина в выборах после 2024 года.

Верховная власть юридически не может быть ограничена

Вернёмся к вопросу, плоха или хороша долгая несменяемость того или иного человека на президентском посту. Да не плоха и не хороша. Вопрос оппозицией ставится совершенно в некорректной форме.

Правильно было бы задаваться вопросом, а имеет ли право верховная власть, народ избирать на пост президента своей страны того, кого захочет, столько сроков, сколько захочет, и столько, сколько этот претендент будет согласен выдвигать свою кандидатуру? Конечно, у верховной власти такое право должно быть обязательно. Многократно избираемый президентом один и тот же политик — это не плохо и не хорошо. Такое право у народа просто должно быть. А уж насколько это эффективно или нет, плохо или хорошо, это совершенно не конституционный вопрос.

Ограничение президентских сроков сужает прежде всего право верховной власти выбирать себе такую президентскую власть, какую она хочет, и столько раз, сколько она хочет, и на тот срок, на который она хочет. Если же нет, то верховная власть тогда и не верховна, а ограничена какими-то политическими силами, действующими параллельно с ней в государстве.

Конечно, самоограничение верховной власти также возможно. Но самоограничение можно в любой момент и снять с себя. Например, поменять соответствующие конституционные нормы, о которых и идёт речь в поправках, выносимых на голосование.

Легитимна ли власть, выносящая такие поправки на голосование?

Оппозиция говорит о том, что власть, затеявшая современные политические реформы, теряет свою легитимность. Нам указывают на то, что президент сам заинтересован в этих поправках и хочет иметь возможность выдвигать свою кандидатуру и после 2024 года.

Ну и что, что хочет? Пойдите на избирательный участок и выскажитесь лично по этому поводу. Большинство голосов пришедших на всенародное голосование решит, за или против этих президентских желаний народ. Голосование покажет, совпадают желания президента с желаниями верховной власти (народа) или нет.

На самом деле легитимность власти и состоит в том, чтобы быть в единстве с народными чаяниями.

Любая власть существует, пока ей подчиняются люди. Люди подчиняются власти, пока видят в ней определённую родственность, легитимность, чувствуют своё согласие с её, властью, политической деятельностью.

Легитимность — действительно понятие очень объёмное. Это одновременно и законность, и целесообразность, и сакральная идеократичность («по милости Божией», во имя высших идеалов), и психологическая понятность (единомысленность, единоверность). Легитимность — это некое единство, общность, согласие между властью и подвластными, признаваемое двумя сторонами.

Другими словами, власть Путина останется легитимной в рамках демократии, пока будет избираться большинством пришедших на народные голосования. И сменяемость или несменяемость, долгая или быстрая, здесь совершенно ни при чём, как бы этого ни хотелось оппозиции, которая спит и видит, когда же наконец сильный соперник сойдёт с политической сцены, уже в которых раз не надеясь победить его на выборах в конкурентной борьбе.

Мнение оппозиции о незаконности организации этого всенародного голосования есть лишь партийная пропаганда, боящаяся больше всего за свою политическую будущность. Конечно, если президент получит в очередной раз народную поддержку, дело оппозиции видится совсем тухлым на ближайшие годы: у кого двойное гражданство, у кого счета за границей, у кого популярность в районе статистической погрешности.

Поймите, теоретически власть народа, та же демократия, не только юридически безгранична для народа, но и не может быть ограничена никаким правом. Она сама себе закон. Самодержавие народа (демократия) так же юридически безгранично (в теории), как и Самодержавие царя (монархия). Ни больше ни меньше.

Народ сам творит себе закон. Народ сколько раз хочет, столько и должен себе выбирать того президента, которого хочет. Иначе вы, господа-товарищи, просто сами не верите в свою демократию! Не верите в то, что народ является Верховной властью, не имеющей конкуренции в своём государстве. Иначе вы, оппозиционеры, хотите узурпировать у народа его право на свободное волеизъявление в свою пользу.

Почему оппозиция не говорит о незаконности состава Конституционного суда?

Нашу оппозицию очень интересует количество президентских сроков. Но почему только президентские сроки обращают на себя оппозиционное внимание?

Действительно, а почему нашу оппозицию, например, не волнует, что судьи при демократии избираются пожизненно? Да к тому же избираются не всенародным голосованием? Ведь они, так же как президент РФ и депутаты Федерального собрания, являются одной из управляющих ветвей власти в стране. Почему эти ветви власти находятся в неравном положении? Одни избираются всенародно, другие — нет. Почему одни имеют сроки своего нахождения во власти, а другие практически пожизненно осуществляют властные функции?

По Федеральному конституционному закону № 2-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном суде Российской Федерации» от 5 апреля 2005 года было отменено ограничение полномочий судей определённым сроком. Ранее срок полномочий судей определялся в 15 лет. Осталось лишь одно ограничение — предельный возраст пребывания в должности судьи — 70 лет.

При этом для председателя Конституционного суда Зорькина (77 лет) нет даже этого ограничения. Он — пожизненный судья с 1991 года, избранный ещё Съездом народных депутатов РСФСР. Избранный в государстве, которого уже нет на современной политической карте мира.

Зорькин, Гаджиев, Рудкин являются судьями Конституционного суда уже 29 лет. Судьи Ярославцев, Данилов — по 25 лет. Судья Жаркова — 22 года и т. д.

Почему они могут без всякого народного избрания и переизбрания состоять в главном институте судебной ветви власти по двадцать-тридцать лет, а регулярно всенародно переизбираемому на пост главы исполнительной власти президенту Путину этого нельзя делать? Этот логический и юридический демократический нонсенс совершенно не волнует нашу оппозицию.

Почему же либералы так настаивают на двух сроках для президента?

Да потому, что в «идеальных» для них государственных образованиях — США и ЕС — президенты чаще всего играют совершенно номинальные, управляемые олигархами роли. Денежные мешки выбирают из среды политического класса тех кандидатов, которые для них не опасны и предоставляют партиям разыгрывать перед избирателями спектакль под названием «демократические выборы». В реальности же на выборах позволяется выбирать из тех, кого уже отсеяли настоящие владельцы власти — олигархи.

На самом деле вопрос легитимности и сменяемости президентской власти поднимается оппозицией только из-за страха за своё политическое будущее. Потому что либерально-социалистические политиканы прекрасно отдают себе отчёт в том, что если народное большинство государствообразующего русского народа поддержит поправки в Конституцию 22 апреля, то Российская Федерация уже никогда не вернётся по своей доброй воле ни к либерализму, ни к социализму, а пойдёт по своему суверенному национальному пути, создавая новое русское будущее обновлённой России.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ, Смолин Михаил Борисович

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».