Основоположник марксизма, его родство с Ротшильдами и отношение к русским  

Автор:

Сергей Чаплыгин руководитель Астраханского регионального отделения Общества «Двуглавый Орёл».

5 мая 2020 года, исполнилось 202 года со дня рождения основателя той самой революционной идеологии, носители которой, в начале XX века, смогли разрушить мощнейшую мировую державу под названием Российская Империя, и ставшей впоследствии первой частью знакомого всем словосочетания «Марксизм — Ленинизм».

Из общедоступных источников известно, что родился К. Маркс в немецком городе Трир 5 мая 1818 года и был третьим ребёнком в состоятельной адвокатской семье

Ряд исследователей родового древа Марксов приписывают Карлу родство с самым могущественным финансовым кланом на планете — семейством Ротшильдов. Точнее говоря, по материнской линии Карл Маркс находился в кровном непрямом родстве с шестью детьми Натана Майера Ротшильда. Именно это дает основание некоторым западным исследователям объяснять успешное продвижение марксистской идеологии в Европе финансовой и организационной поддержкой могущественного клана.

В период активной общественно-политической деятельности К. Маркса (начиная с 1842 года и далее), многие британские Ротшильды также активно занимались большой политикой и добивались в ней выдающихся успехов. Так, в 1847 году, Лайонел Натан Ротшильд (к тому времени уже — барон) избирался в Палату общин английского парламента.

Его родной брат — Натаниэл Ротшильд, с 1865 по 1885 годы также являлся членом Палаты общин, а в 1885 году произошло и вовсе экстраординарное событие — он стал первым в истории Ротшильдом — членом Палаты лордов, и первым в истории Англии лордом — не «титульной» национальности.

Чтобы лучше понимать реальные финансовые возможности и степень политического влияния, которыми уже обладал клан в те времена, достаточно знать, что во время наполеоновских войн, частный лондонский банк Ротшильдов управлял государственными субсидиями, которые британское правительство предоставляло своим союзникам.

В 1818 году, банк N M Rothschild & Sons мог позволить себе прокредитовать правительство Пруссии в размере 5 млн. фунтов стерлингов и обеспечить выпуск прусских облигаций государственного займа. В 1825 — 1826 годах этот частный банк не раз шёл навстречу просьбам британского правительства и обеспечивал центральный Банк Англии достаточным объёмом наличных денег, чтобы предотвратить кризис его ликвидности.

Постепенно, финансирование правительственных проектов стало основой бизнеса частного банка клана, который быстро стал монополистом на финансовых рынках, а его владельцы, с тех пор и до настоящего времени, являют собой самый наглядный пример, точно подпадающий под определение олигархии: «Политическое и экономическое господство небольшой группы представителей крупного монополистического капитала».

Окончательно клан закрепился на финасовом «олимпе» в 1869 году, когда Альфред де Ротшильд стал директором центрального Банка Англии и занимал эту должность в течение 20 лет. Он был одним из тех, кто официально представлял британское правительство на Международной валютной конференции 1892 года в Брюсселе.

На этом фоне, сообщения о финансовой поддержке Ротшильдами усилий родственника — революционера по имени Карл Маркс, кующего идеологическую основу «пролетарской революции» для переформатирования Европы, уже не выглядят чем-то невозможным и из ряда вон выходящим.

Отдельного внимания заслуживают особенности революционного подхода К. Маркса к России и её населению. Для многих верных марксистов — ленинцев, сохранивших партийные установки КПСС до настоящего времени, но при этом глубоко не вникавших в труды Маркса, эти «особенности» могут стать шокирующим откровением.

Один из лучших исследователей деятельности Маркса и его работ, профессор истории из США (годы жизни 1903 — 1962), Соломон Блум (Solomon F. Bloom), в 1941 году выпустил весьма интересное эссе под названием «Мир народов. Изучение национального подтекста в работах Карла Маркса». Книга была издана небольшим тиражом и адресована, в первую очередь, профессиональному сообществу историков вообще и биографам К. Маркса в частности.

Истинному отношению Маркса к России, к русской монархии и русским вообще, в книге посвящено около 40 страниц, в основном в главах «Россия: теория стадий» и «Был ли Маркс националистом?». Так, например, первый же абзац самого начала главы «Россия: теория стадий», начинается словами:

«...он (Маркс) видел в царизме главный столп реакции в Европе — единственное величайшее препятствие на пути прогресса континента (читай — революции, ред.)» (стр. 151).

И далее здесь же:

«... Россия Романовых была архетипом политической, социальной и религиозной реакции». «Возраст Меттерниха (министр иностранных дел Австрии, ред.) совпал с периодом «системы Николая» -  системы полицейских преследований, господства шпионов и подавления либерализма даже в его самых мягких формах. Подобно тому, как Франция считалась домом либерального просвещения, Россия рассматривалась как цитадель консерватизма» (стр. 152).

Надо понимать, что исследования Соломона Блума ценны тем, что в процессе работы, он имел не только широкие возможности пользоваться первоисточниками не подвергнутыми цензуре, но и общаться с отдельными деятелями преклонного возраста, знавшими К. Маркса лично.

При формировании своих «европейских» идеологических постулатов, Маркс сознательно и планомерно насаждал укоренившиеся впоследствии антироссийские стереотипы. С. Блум раскрывает их содержание через публичное отношение К. Маркса к России того времени:

«Характер правительства, тайна и недоступность Империи, которая простиралась через Азию до Тихого океана и даже за его пределы, помогли превратить её в царство, предвещающее зло западному миру. Ненависть к царизму пронизывала политические суждения Маркса» (стр. 152).

«В своей либеральной молодости он (Маркс) считал царскую Россию величайшим препятствием на пути реализации французских идеалов свободы, равенства и братства. После того, как стал социалистом, он увидел в ней величайшее препятствие и для социальной революции» (стр. 152).

«В статье New York Tribune, он (Маркс) сузил суть всех конфликтов в Европе до борьбы между Россией и «шестой величайшей европейской державой», которая родилась в I789 году — революционной мощью, взрывной силой демократических идей и природной жаждой свободы» (стр. 152).

Понятно, что под «шестой величайшей европейской державой» Маркс понимал Революцию в чистом виде, начавшуюся во Франции в 1789 году и победно шагавшую по Европе до тех пор, пока она не упёрлась в границы Российской империи. Эта «техническая заминка» страшным образом выводила из равновесия те силы, которые стояли за Европейской революцией и её главными идеологами, в число которых, несомненно, входил и Карл Маркс.

Дошло до того, что в каждом монаршем дворе Европы, Маркс начал видеть «сообщников» русского Императора:

«Он видел почти в каждом правящем доме открытого или тайного сообщника Романовых. Гогенцоллерны были их рабскими инструментами, Наполеон III был изображён тяготеющим к деспотам, чью систему управления он ввёл во Франции.  Датские монархи были для него протеже царей. И даже при дворе султана, традиционного врага Романовых, были русофилы» (стр. 153).

«Маркс обнаруживал русофилию в лондонской «Тайм», в партии вигов и в самом Уильяме Гладстоуне (премьер-министр Великобритании, ред.). Главным же английским преступником был лорд Палмерстон, которого он называл «неуклонный и настойчивый сторонник интересов России» в Кабинете министров и Палате общин». «Его ненависть к царизму была настолько всеобъемлюща, что затмевала почти все его другие антагонизмы» (стр. 153).

Надо понимать, что под термином «царизм» (как вы теперь понимаете, его придумал вовсе не Ульянов — Ленин), Маркс понимал не только российскую систему органов власти и управления во главе с монархом, но и истинно русские охранительные начала — Православие, Самодержавие и Народность, составляющие последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия Отечества (формулировка министра народного просвещения Российской империи, графа С. Уварова).

Начиная с 1848 года одержимость Маркса ненавистью к России достигла пределов здравомыслия и он стал открыто подстрекать западные правительства к войне с ней:

«Естественно, в сложившихся обстоятельствах, Маркс считал, что разрушение царизма должно быть главной основой «внешней политики». В 1848 году он призвал к войне против Императора Николая I, как к единственному средству сохранения революции в Германии» (стр. 154).

«Скандинавам и немцам было предложено прекратить ссориться, чтобы они не проложили путь «славянскому наследственному врагу». Маркс отрицал, что Россия так уж богата и сильна, как того боялись некоторые западные политики. Он заверил английские деловые круги в том, что война против России не станет для них коммерческой катастрофой» (стр. 154).

Также, в этом смысле, показательна позиция К. Маркса в отношении франко — германской войны в 1870 — 1871 г.г.:

«Это было трагическое зрелище убийств французскими и немецкими рабочими друг друга вместо того, чтобы объединиться и вместе осадить крепость международной реакции. Маркс настаивал на том, что Бисмарку нельзя принимать помощь России и критиковал прусских националистов за то, что они больше озабочены присоединением французских провинций, чем отражением большей угрозы с Востока» (стр. 156).

Далее поясняется, почему Маркс считал Россию реакционной, а политику русских царей враждебной Западу. Вот пример умозаключений Маркса о политике Петра Великого по «прорубанию окна в Европу» и переносу столицы России из Москвы в Санкт-Петербург:

«Пётр вытащил сопротивляющуюся нацию к морю. Это была «черта, характерная для славянской расы», чтобы она укреплялась «почти везде во внутренней стране, оставляя морские границы неславянским племенам». Следовательно, «ни одна часть Балтийского побережья действительно не приняла российское подданство»...

«Морская политика Петра сломала «все традиции» славян. Его новая столица воплотила триумф жестокой государственной машины над природными тенденциями нации»...

«С переводом столицы (в Санкт-петербург), Пётр обрезал естественные связи, которые связывали старую систему московских царей с природными способностями и устремлениями великой Русской расы. Расположив свою столицу на краю моря, он обнажил антиморские инстинкты этой расы и унизил её до простого веса в своем политическом механизме»...

«Он превратил внутреннее государство в морскую пограничную Империю» (стр. 158)

Смысл этих словесных конструкций Карла Маркса, сводился к незатейливому идеологическому посылу, адресованному России:

Пока вы продолжите «укрепляться в своей внутренней стране» и не будете вмешиваться в процесс переформатирования Европы и мира, вы — Великая Русская раса. Как только вы начинаете смотреть дальше своих границ, а тем более прокладывать себе выход к новым морям и влиять на «революционные процессы» в соседних странах, вы — реакционеры и враги «идеалов свободы, равенства и братства».

Интересный момент, вызывающий у думающих людей своеобразный когнитивный диссонанс, заключается в том, что активно расширяющих свои владения колониальные Империи Великобританию и Францию, Маркс, почему-то, не считал реакционерами и врагами свободы, равенства и братства.

И даже во время зверского подавления английскими колонизаторами восстания сипаев в Индии (1857 — 1859 г.г.), его реакция не содержала критики и призывов к странам Европы объединиться против Англии за её человеконенавистническую политику в Индии.

Истинное отношение Маркса к тем событиям было выражено фразой: «Единственно, что вызывает удивление, — это медлительность действий англичан,  хотя её можно, в известной мере, объяснить ужасными климатическими условиями этого времени года и нехваткой транспортных средств» (газета «New-York Daily Tribune» №5082, 4 августа 1857 г.).

Война Франции против Вьетнама (1858 — 1862 г.г.), захват французскими колониалистами Камбоджи (03.03.1864 г.) или совместная франко-британо-испанская интервенция в Мексику в 1863 году, также не вызвали праведного гнева у основателя революционной идеологии и поборника социальной справедливости.

Парадокс, но на фоне этих «художеств» европейских государств, место главного злодея Европы Карл Маркс отводил только России и никому более. Если называть вещи своими именами, то очевидно, что Маркс был не просто одним из европейских русофобов, но оголтелым иррациональным русоненавистником.

Утверждения Маркса об отсталой, реакционной Империи с забитым и неспособным ни к чему населением, к тому же не имеющем представления о чести и достоинстве, с высоты сегодняшнего дня выглядят как-то нелепо на фоне общеизвестных достижений исторической России 18 — 19 веков.

О многих из них, было хорошо известно и самому Марксу: изобретатель первого в мире токарного станка с подвижным суппортом Андрей Константинович Нартов, изобретатель парового гусеничного трактора Фёдор Абрамович Блинов, первый проектировщик российского самолёта Николай Афанасьевич Телешов, открыватель периодической системы химических элементов Дмитрий Иванович Менделеев и многие другие.

Что касается чести и достоинства простых и высокопоставленных людей, то в царской России эти нравственные категории всегда ценились очень высоко (гораздо выше, чем сегодня). Достаточно вспомнить представления крестьян и других простолюдинов России о семье и верности, трезвости, трудолюбии и храбрости русского солдата, не говоря уже об институте Офицерской чести в Императорской армии, какого не было ни в одной армии Европы.

Для чего всё это нужно знать? В наше парадоксальное время абсолютной информационной свободы с одной стороны, и массового непонимания причинно-следственных связей происходящих вокруг событий, с другой, всё-таки нужны источники аналитической, свободной от пропаганды, основанной на фактах и лёгкой для понимания информации.

Информации о том, кто является истинным выгодоприобретателем результатов тех или иных исторических событий, происходивших и происходящих в нашей стране и в мире, а также для усвоения уроков, которые минимизируют способности отдельных наднациональных групп «морочить» целые народы, что мы сегодня, к сожалению, наблюдаем повсеместно.

В завершение публикации, приведём цитату Ульянова — Ленина, подвергать сомнению которую в советское время, считалось партийным преступлением:

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно»
(Ленин В.И., 1913 год)

Многие ли коммунисты думают так до сих пор?..

Поделиться ссылкой: