• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

22.10.2019

От Гулльского инцидента до «Малайзийского боинга». История антирусских провокаций

 

Автор: Алексей Селиванов

 

Многие войны начинаются с провокаций. Иначе правительствам трудно объяснить своему народу, почему вдруг объявляется мобилизация, и по какой причине их страна вдруг нападает на другую. Параллельно, всегда начинается истерия в средствах массовой информации, призванная заставить людей с охотой идти в армию. Весь мир знает о Глайвицком инциденте, послужившем прологом ко Второй мировой войне. В 1939 году эсэсовцы, под видом польских военнослужащих, напали на радиостанцию в Глайвице, на лесничество и на таможенный пункт. Были заготовлены трупы заключенных, переодетые в немецкую форму (якобы, убитые поляками). Нападение эсэсовцев, переодетых поляками, на немецкую территорию, послужило поводом для нападения Германии на Польшу. Поляки, мол, первые начали.

Но сколько инцидентов, подобных Глайвицкому, всё же не стали причиной войн, сколько конфликтов было предотвращено усилиями дипломатов и разведок, зачастую знают только специалисты. Дело дипломатов – разрушать союзы, направленные против своей страны и поддерживать её позицию, дело разведчиков – добывать неопровержимые свидетельства правоты своей стороны и искусственности провокаций, направленных против неё.

Не многие знают, что Российскую Империю приговорили к гибели ещё в 1904 году. Тогда поводом для агрессии против нас целого ряда стран должен был послужить Гулльский инцидент в Северном море, названный по имени города Гулль.

Россия находилась в состоянии войны с Японией. Война была тяжёлой для обеих сторон. Для России — по той причине, что сражения проходили на Дальнем Востоке, а единственным путём для переброски войск туда служила Транссибирская магистраль. Японские же руководители понимали, что долгого столкновения с Россией маленькая Япония не выдержит.

Поражения России желали её геополитические соперники, и прежде всего, конечно, Англия. Эта страна снабжала японцев всеми видами вооружений, вплоть до броненосцев. Европа в то время стала ареной подковерных столкновений специальных служб. Именно в Европе действовал будущий национальный герой Японии Акаси Мотодзиро, сплетая в шпионскую сеть военных и гражданских конкурентов России, обильно финансируя представителей российских революционных и сепаратистских движений, которые должны были в решающий момент устроить переворот внутри самой России, тем самым, обеспечив Японии победу.

Для Японии русско-японская война вовсе не была победной и триумфальной. Это только разные левые деятели нам твердят, что Россия её проиграла. Япония же рассматривала конфликт, как с трудом сведённый вничью. И приход эскадры вице-адмирала Рожественского, которая шла с Балтики на Дальний Восток, чтобы деблокировать Порт-Артур, рассматривалась японцами и их союзниками, как ещё один козырь России.

Понимали важность морского похода и русские. Поэтому русский флот готовился к возможным диверсиям. В походе были предприняты беспрецедентные меры безопасности.  Было приказано «не позволять никакому судну пересекать путь эскадры и приближаться к ней на расстояние менее 4 кабельтовых». «В случае невыполнения судном требований, применять по нему все виды оружия».

Причем, если опасный корабль обнаруживался слишком близко, и не было времени утверждать команду на открытие огня у командования, приказ мог отдать вахтенный начальник.

 

Маршрут кораблей, пролегавший вблизи английских берегов, сделал возможным проведение масштабной провокации, результатом которой должна была стать демонизация России перед всем миром и возможное вступление в войну Англии и Франции на стороне Японии.

В Северном море, у Доггер-банки, вблизи города Гуля, находился британский рыболовный флот. Страны, у территориальных вод которых должны были пройти русские военные корабли, были должным образом предупреждены об этом. Русская эскадра шла со всеми соответствующими огнями и знаками. 22 октября, в густом тумане, отставший от эскадры транспорт «Камчатка» оказался в окружении четырех приближавшихся к нему эскадренных миноносцев неизвестной принадлежности. Миноносцы преграждали «Камчатке» путь. В ответ на просьбу передать позывные, неизвестные миноносцы передали позывные русской эскадры на предыдущий день. Видя, что миноносцы явно не принадлежат к русскому флоту и дают ложные позывные, командир «Камчатки» запросил помощь остальной эскадры и открыл предупредительный огонь.

Русская эскадра ожидала атаки миноносцев, и, увидев во тьме подозрительное военное судно, адмирал Рожественский приказал открыть огонь. Неизвестный миноносец скрылся в тумане. Оставив вместо себя британскую рыболовецкую эскадру из города Гуля. Которая находилась там же, и тоже без ходовых огней. Что характерно, вместе с эскадрой был полностью укомплектованный врачами и медикаментами санитарный корабль. Этот корабль был в британском флоте единственным подобным. И он находился именно в месте столкновения британцев с маршрутом русской эскадры.

В результате инцидента, а именно, ситуации, когда под военные корабли были подставлены мирные рыбаки, погибло два английских рыбака и затонул один рыболовецкий траулер. Уже на следующий день британская, а затем и мировая пресса, разразилась русофобской истерикой. Мол, русские военные моряки расстреляли мирный рыболовецкий флот. Пресса пестрела выдуманными подробностями «расстрела», и только где-то проскочила информация, что вместе с рыбаками на борт спасательного судна были подняты два моряка в военной форме явно азиатской внешности…

Японцам и стоящими за ними англичанам тогда не удалось задержать русский флот. Первая в мире международная следственная комиссия, в состав которой входили пять адмиралов разных стран, не нашла в действиях русских моряков ничего неправомерного. Испанцы не стали задерживать и русские корабли, зашедшие в бухту Виго для загрузки топливом и припасами. Русским дипломатам удалось создать видимость готовности заключить союз с Германией, что убедило французов и англичан отказаться от планов войны против России, план которой в Англии уже был готов. А русские разведчики, собрав доказательства намеренной провокации, смогли тогда погасить антироссийскую волну в мировой прессе. Через три месяца о Гулльском инциденте уже никто не вспоминал, хотя большая часть английских материалов о нем не рассекречена и до сего дня…

История с Гулльским инцидентом изрядно напоминает историю с катастрофой Боинга рейса MH17, сбитого 17 июля 2014 года над Донбассом. Чувствуется набитая рука одного в сущности сценариста. Против всех правил, разрешив мирному самолету лететь над зоной вооруженного конфликта, а затем сбив его, украинская сторона и её западные патроны стремятся обвинить в катастрофе Россию. Прошло уже больше пяти лет, и обладая всеми необходимыми следственными данными, западные страны потихоньку спускают дело на тормозах. Буквально всё – «чёрный ящик», осколки ракеты – указывают на причастность к катастрофе украинских военных. Обвинить Россию снова не удалось, как и в 1904 году. Но нам следует держать оба случая в памяти. Потому что нет никаких причин полагать, что в будущем наши противники не заходят создать новой провокации, в очередной раз, пытаясь обвинить нас в гибели мирных жителей…

АВТОРЫ, Алексей Селиванов, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».