• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

16.06.2019

От Русского мира – к Третьему Риму

Автор:

Андрей Ишин. 

Истоками концепция «Третьего Рима» уходит в исторические глубины Древней Руси и, изначально, соотносится с проблемой Крещения.Уже в одном из древнейших памятников отечественной словесности – «Повести временных лет» преподобным Нестором Летописцем формулируется идея исторического значения Руси как будущей наследницы Византийской империи.

В похвальном слове памяти князя Владимира Нестор именует его «новым Константином великого Рима» [10, с. 109]. Как известно, именно римский император Константин Великий заложил основу будущей Византии, которая в историософской традиции именуется «Вторым Римом». Но, безусловно, что уже для Нестора Летописца, жившего в XI – начале XII столетий, идея империи и имперскости важна была не сама по себе, а как важное условие, или даже гарантия, гармоничного развития Православной церкви на основе принципа симфонии властей – церковной и светской (княжеской).

Глубоко примечательно, что начало постепенного оформления идеи этого трансисторического правопреемства хронологически соотносится с появлением в нашей литературной традиции категории «Русский мир». Так, памятник древнерусской литературы второй половины XI столетия – «Слово на обновление Десятинной церкви», прославляя подвиг известного крымского христианского святого Климента Римского (рубеж I – II вв.), уже содержит это словосочетание: «[…] который умножил сокровище своего Господина не только в Риме, но и повсюду: и в Херсоне, еще и в русском мире» [7, с. 20]. И речь здесь идет, по существу, еще о догосударственном периоде в истории восточного славянства [7, с. 20].

При этом подчеркнем, что сама концепция Русского мира, далеко выходящего за географические рамки собственно Российского государства и объективно чуждая проявлениям национализма и ксенофобии, изначально опиралась не на идеологию насилия и завоеваний, а, напротив, на идеи соборности и созидания [7, с. 32-33].

Теория «Москва – Третий Рим» в завершенной форме была сформулирована старцем псковского Елеазарова монастыря, русским писателем и публицистом первой половины XVI в. Филофеем и изложена в посланиях к Великому князю Василию III, а также к руководителю великокняжеской администрации во Пскове М. Г. Мисюрю-Мунехину.

Она утверждает преемственность Московским государством главенствующей роли в православном мире после утраты этой роли Римом и Константинополем («Вторым Римом»).

По замечанию видного русского философа, протоиерея Георгия Флоровского, «в русском восприятии первичным и основным был <…> апокалиптический минор <…> Чувствуется сокращение исторического времени, укороченность исторической перспективы» [9, с. 11]. Данный вывод подтверждается словами самого Филофея: «Два убо Рима падоша, а третии стоит, а четвертому не бытии» [8, с. 345.], а также: «Уже твое християнское царство инем не останется» [8, с. 360.].

Вместе с тем, как совершенно справедливо отметил Н.А. Бердяев, «доктрина о Москве, как Третьем Риме, стала идеологическим базисом образования Московского царства. Царство собиралось и оформлялось под символикой мессианской идеи» [1, с. 9].

Несмотря на то, что Филофей Псковский, несомненно, осознавал миссию Русского государства как политического защитника Православия в условиях военного и конфессионального натиска с Запада и Востока, ведущей в его посланиях, по нашему убеждению, была все же внутригосударственная охранительная идея: «Подобает тебе, царю, сие држати со страхом Божиим» [8, с. 359]. Не случайно, в указанное время Москвой были отвергнуты предложения Запада присоединиться к антитурецкой коалиции европейских держав для борьбы за «константинопольское наследие» [8, с. 328].

Выдающийся русский мыслитель К.Н. Леонтьев, акцентируя государственнический пафос средневековой концепции, писал: «…для России нужна внутренняя сила, нужна крепость организации, крепость духа дисциплины». Этот тезис, особенно актуальный в наши дни, обосновывался им в первую очередь угрозой поглощения российской «отдельности», культурной самобытности в ходе всеевропейского «смешения» Сохранение нашей «отдельности» означает не просто сохранение государственности, а, в первую очередь, византийского культурно-исторического типа, базирующегося на категории соборности [5, с. 28-32].

Экстраполируя теорию «Москва – Третий Рим» в день сегодняшний, можно извлечь несколько серьезных геополитических уроков.

Во-первых, следует четко обозначить приоритетные сферы сугубо национальных интересов и проводить политику умеренного изоляционизма, которая воспрепятствует духовному разложению и геополитическому расползанию страны. Выражаясь словами основоположника цивилизационного подхода – Н.Я. Данилевского, нужно излечиться от «болезни европейничанья», которая «в целом препятствует осуществлению великих судеб русского народа» [4, с. 299].

Во-вторых, в теории международных отношений, особенно при определении стратегических союзников, важно учитывать не только пространственно-географический и сопутствующие ему экономический, политический, социальный факторы, но также и цивилизационные, архетипические факторы, сходства и различия историко-культурной парадигмы.

Исходя из этого, можно высказать положение, что потенциальными стратегическими союзниками России объективно выступают те государства, которые, как и саму Россию, вполне можно отнести к категории государств-цивилизаций, имеющих глубокие исторические корни и манифестирующих идею служения народу, стране в качестве приоритетных. В этом отношении особую актуальность в наши дни приобретает формирование геополитического четырехугольника: Москва – Пекин – Дели – Улан-Батор, способного на деле повлиять на возрастание уровня безопасности и стабильности в мире, упрочить позиции собственно международного права.

Здесь немаловажно отметить, что еще один наш великий соотечественник – Архиепископ Таврический и Симферопольский Гурий (Карпов), долгие годы возглавляя Пекинскую духовную миссию, по сути впервые в отечественной геополитической мысли обосновал стратегическую необходимость союзнических отношений с Китайской империей. Он приложил личные дипломатические усилия для оформления этого стратегического союза, закрепленного в Айгунском и Тяньцзинском соглашениях 1858 г., а также в Пекинском договоре 1860 г. [6, с. 52].

Отметим также, что предпринимаемые в наши дни попытки фрагментировать Русский мир, вырвать из его исторического контекста один из трех восточнославянских народов – украинский, подменить высокие трансисторические смыслы, сформированные в эпоху единой древнерусской народности (X-XIII вв.), «идеалами» техногенного прагматизма и потребления самым негативным образом отражаются на ходе новейшей истории этого народа, неизбежно ведут к социально-политическим катаклизмам и параличу самого украинского государства [2, с. 35].

В-третьих, концепция «Третьего Рима» может и должна получить должное осмысление в ходе неизбежной эволюции сложившейся модели межконфессиональных отношений. Традиционное конфессиональное пространство России должно быть гарантировано от разрушительных деструктивных влияний извне, призванных деформировать ценностный ряд многонационального народа нашей страны, а также объективных союзников Русского мира [3, с. 3-49].

В-четвертых, следует всячески избегать втягивания России в конфликты, которые могут повлечь за собой ущемление наших национально-государственных позиций в интересах внешних сил.

В заключение подчеркнем, что, взвешенная охранительная политика, опирающаяся на лучшие достижения отечественной политической мысли, принесет ощутимую пользу не только России и ее союзникам, но также послужит достижению общемировой стабильности.

Ишин Андрей Вячеславович,

доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Таврической академии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского (г. Симферополь), член Крымского регионального отделения «Двуглавого орла».

Источники и литература

1. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. – М: Наука, 1990. – 224 с.

2. Григорьянц В.Е., Жильцов С.С., Ишин А.В. Федерализация Украины: к единству через разнообразие. – М.: Изд-во МГОУ, 2010. – 36 с.

3. Григорьянц В.Е., Ишин А.В., Шевчук А.Г. К вопросу о государственно-конфессиональных отношениях в Украине и АРК (издание второе, переработанное и дополненное) – Симферополь: Крымский Архив, 2004. – 50 с.

4. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М.: Книга, 1991. – 576 с.

5. Ишин А.В. Историко-культурные истоки Русского мира: концепция «Москва – Третий Рим» // Актуальные проблемы развития постсоветского пространства: материалы международной научно-практической конференции (г. Москва, 2 апреля 2015 г.) /Отв. ред. С.С. Жильцов. – М.: ИИУ МГОУ, 2015. – С. 28-32.

6. Ишин А.В., Иваниченко Е.Ю. Русский просветитель Китая. Архипастырский подвиг святителя Гурия (Карпова) // Покров. – 2016. – № 2 / 542. – С. 52-55.

7. Ишин А.В. Цивилизационное измерение Русского мира // Проблемы постсоветского пространства. – 2015. – № 3. – С. 19-33.

8. Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции. XV-XVI вв. – М.: Индрик, 1998. – 416 с.

9. Прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия. – Париж: YMCA-PRESS, 1983. – 574 с.

10. Се Повести временных лет (Лаврентьевская летопись). Сост., авторы примечаний и указателей А.Г. Кузьмин, В.В. Фомин; вступительная статья и перевод А.Г. Кузьмина. – Арзамас, 1993. – 383 с.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *