• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

10.02.2020

Отец анархии

Автор:

Александр Музафаров.

Есть такие деревья, Уотсон, которые растут нормально до определенной высоты, а потом вдруг обнаруживают в своем развитии какое-нибудь уродливое отклонение от нормы. Это часто случается и с людьми.
А. Конан-Дойл «Пустой дом».

Когда и для чего в человеческом обществе появляется власть? Ученые, изучающие прошлое человечества – антропологи и археологи, говорят, что самые первые разумные люди на земле никакой власти не знали. Они передвигались по лесам и долинам группами по 20 – 30 человек (в советская время такая группа называлась «человеческим стадом»), собирали съедобные плоды и корешки, охотились на некрупную живность, пили родниковую воду – в общем, жили в полной гармонии с природой. (Вот он идеал наших экологов). Никакой власти в то время не было, да и зачем? Два – три десятка человек вполне могут между собой договориться и распределить обязанности, а при необходимости – обсудить и разрешить возникшие проблемы.

Чем те древние люди отличались от животных? В сущности, — ничем. Преподобный Нестор так и пишет о далеких предках – «живяху звериным образом».

Но во «сколько же человек лучше овцы» (Мат. 12:12)? Он способен на большее, человек подобен Творцу всея твари тем, что он не только тварь, но и сам может творить. Созидать. И когда человек занялся созидательной деятельностью – стал не только собирать зернышки да корешки, но и выращивать их, не только охотиться на коз и овечек, но и разводить их, когда стал строить дома, храмы, изобрел письменность и стал писать книги, вот тогда и появилась власть.

Появилась власть – организующее начало, позволяющее координировать и направлять усилия сотен и тысяч людей. Но власть – это и неизбежное насилие, возвышение одного человека над другим, подчинение индивидуальной воли – воле совокупного общества. Такова плата за цивилизацию.
И порой возникало в человеческой душе стремление уйти подальше от власти. Ведь когда-то наши предки жили без нее…. Когда-то давно…...
В XIX веке такое отрицание власти становится популярной доктриной и одним из ее создателей стал русский аристократ князь Петр Алексеевич Кропоткин.
Он родился в Москве 9 декабря1842 года и по началу жизнь его была типичной для русского князя – окончил 1-ю московскую гимназию, потом элитный Пажеский корпус, вышел в офицеры в Сибирское казачье войско. В 1862 – 1866 годах принимал участие и возглавлял военные и географические экспедиции по азиатским и восточным землям. Наука привлекла молодого офицера больше, чем военная деятельность.
В 1867 году он поступает в Императорский Санкт-Петербургский университет и переходит на гражданскую службу под начало знаменитого путешественника и ученого П. Семенова Тян-Шанского. О молодом ученом говорят с уважением. Его доклады и книги принимаются и научным сообществом и просвещенной публикой. В 1871 году князь Кропоткин пишет работу о северных морях, в которой предсказывает существование нового архипелага к северу от норвежского Шпицбергена. Эти острова – землю Франца Иосифа – откроет австрийская экспедиция, но приоритет открытия Кропоткина позволит присоединить к полярным владениям России.
И вдруг все меняется.

Будучи в поездке по Европе, князь сходится с лидерами международной революционно-террористической организации – Интернационала. Конечно, социальные проблемы волновали его и раньше – время то было какое! В России шли великие реформы Александра II, развивалась промышленная цивилизация, мир стремительно менялся. Социальные конфликты в такие периоды времени особенно обостряются, и в поисках решения князь-ученый обратился к революционной деятельности.

Уже в России Кропоткин связался с кружком неких «Чайковцев» — народников, и стал организатором – «хождения народ», с целью объяснить русским мужикам, что воля от царя не настоящая воля, а настоящая – это свобода от всякой власти и социализм. Получалось плохо – агитаторов мужики, как правило, били и сдавали «по начальству». Здравый смысл оказался надежной преградой попыткам устроить в России очередную крестьянскую войну. Да и какая крестьянская война в промышленном XIX веке?
Князь оказывается под арестом. В Петропавловской тюрьме продолжает научную работу, многим казалось – это нелепая случайность. Ученые – они все немного не от мира сего, связался с дурными людьми, посидит, одумается, вернется в науку. Ведь его знания были так нужны России и мировой науке. Постепенно облегчили режим, перевели и каземата в госпиталь.
Оттуда князь и бежал. Бежал за границу, где обретался до самого 1917 года. Географией занимался все меньше. Порой здравый смысл брал вверх, и из под пера ученого выходили работы, посвященные ледникам, горам, течениям…. Но все реже.

Князь стал разрабатывать новую доктрину – анархизм. Безвластие. По его мнению, всякая власть несла людям неизбежное зло и была безнравственна. Людям она не нужна. Люди могут жить маленькими общинами, собираться в самоорганизующиеся структуры и сами создавать все нужное. Князь деятельно изучал африканские племена (что и в XIX веке «живяху звериным образом»), общины, цеха, гильдии. И всюду, как ему казалось, находил основания для своего учения.

Что же мешало жить без государства? Само государство. Паразиты на теле трудящегося человечества. Долой паразитов. И анархисты влились в революционное движение, ставя целью разрушить ненавистное государство. Которое плохо только тем, что оно существует.

А вот когда все государства мира будут уничтожены, вот тогда будет хорошо, люди заживут дружно, общинами и обществами и на земле воцарится коммунизм.

Анархисты стали одними из самых жестоких и беспощадных террористов по всей Европе. Князя последовательно «попросили» из свободолюбивой Швейцарии, потом из не менее свободолюбивой Французской республики, приют он нашел в Великобритании, где правящие круги находили его деятельность до некоторой степени полезной (за рубежами Британской империи, разумеется).

В мировом революционном движении ученый, настоящий князь, мудрец, пользовался авторитетом и уважением. Впрочем, новое крыло революционеров – коммунисты, — смотрели на него как на «полезного идиота». Своими мечтами о коммунистической анархии князь привлекал все новых и новых наивных идеалистов, которые со временем пополняли ряды партий более организованных и ставящих совсем иные, прагматичные цели. И конечно, борьба против существующих государств – это было, с революционной точки зрения, правильно – ведь «весь мир насилия мы разрушим»….

В мае 1917 года пожилой князь-эмигрант вернулся в революционную Россию. Возвращение было триумфальным — революционные партии наперебой чтили «знаменитого революционера». Керенский предложил войти во Временное правительство. Князь отказался – анархисты не могут быть членами государственной власти хотя бы и революционной. Но революцию поддержал.
Поддержал поначалу и октябрьскую. Ведь она разрушала ненавистное ему государство. Но потом…. Потом начался красный террор. И это князя ужаснуло. Он даже написал Ленину, что революция не должна себя позорить таким образом. Это же хуже, чем при старой власти. «не трогайте старика» — написал Ленин чекистам, «не понимает он, что революции в белых перчатках не делаются, а нам он здорово помог».

Князь доживал свой век в подмосковном Дмитрове и видел, как стремительно разрушается русская цивилизация, как революция, о которой он мечтал все эти годы, уничтожает неизбежное зло старой власти при помощи куда большего зла власти новой. Как рождается советская бюрократия, а значит — не будет никакого коммунизма, как разрушаются здания, библиотеки, храмы…. Как чекисты арестовывают и расстреливают тех его последователей анархистов, что не смогли или не захотели стать большевиками.

Господь дал Петру Кропоткину увидеть, к чему привела революционная борьба. После чего милосердно позволил старому князю скончаться 8 февраля 1921 года.

АВТОРЫ, Александр Музафаров, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».