ПУБЛИКАЦИИ

02.08.2017

Памяти графа Келлера, монархиста, заплатившего за свои взгляды жизнью

Со времен распада СССР, а вернее, с того момента, когда коммунистическое мировоззрение утратило господствующие позиции, у нас в России было опубликовано огромное количество работ, освещающих биографии виднейших представителей Белого дела. Немало книг, статей, мемуаров, дневников взято из эмигрантской прессы и переиздано. Однако Белое дело в России столь огромно и породило столь много талантливых, героических, да и просто ярких в человеческом смысле фигур, что по сию пору в шеренге биографических трудов о генералах и адмиралах, вставших тогда под Русский стяг, зияют изрядные бреши.
Это работа на десятилетия, на несколько поколений...
Можно лишь приветствовать, когда очередной пробел заполняется качественной, умной книгой, притом автор ее относится с нескрываемым уважением к портретируемому персонажу. В этом смысле несомненным достижением является монография М.А. Фомина «Шашка и крест графа Келлера», изданная Обществом русского исторического просвещения «Двуглавый орел».
Граф Федор Артурович Келлер - крупный военный деятель Белого сопротивления, прославившийся тем, что никогда ни на йоту не отходил от мировидения, сочетавшего христианские взгляды с несокрушимым монархизмом. Автор книги отмечает, что конфессиональная принадлежность Келлера вызывает вопросы. По всей видимости, изначально он был крещен по лютеранскому обряду, однако в последние годы жизни перешел в православие. Бойцы его армии, формировавшейся в 1918 году, т.е. в разгар Гражданской войны, носили не трехцветный «национальный» шеврон, а нашивку в виде восьмиконечного православного креста.
М.А. Фомин проявляет глубокое знакомство с источниками: он использует как документы, так и разного рода отрывки из воспоминаний, дневниковые записи, описания вещей, принадлежавших Федору Артуровичу. Значительную часть его книги составляют выдержки из сочинений мемуарного характера, повествующие о Келлере. Очевидно также и серьезное погружение автора с современную научную литературу по истории Белого дела, в те дискуссии, которые ныне ведутся в ней; не вызывает сомнений тот факт, что автор книги превосходно осведомлен о последних достижениях в этой сфере исторической науки. Таким образом, книга будет полезна прежде всего для тех, кто предпочитает составлять собственное представление о тех или иных событиях русской истории, опираясь на документы, а не доверяя слепо разного рода популярной литературе или, еще того хуже, сдаваясь на милость Википедии.
Граф Келлер предстает под пером М.А. Фомина как выдающийся кавалерийский военачальник, исключительно требовательный к подчиненных во всем, что касается боевой подготовки, исключительно храбрый лично и, в то же время, весьма демократичный в личном общении, а также всегда и неизменно проявлявший заботу о нуждах простого солдата. Келлер много воевал, получил в Первую мировую три ранения, бывал контужен, имел боевые ордена за серьезные победы на русско-австрийском фронте. В ряду вождей Белого дела он проявил себя как твердый монархист, что в сущности, было не столь уж обычным и заурядным делом для белого лагеря. Монархистами являлись Кутепов, Дроздовский, Дитерихс, а также ряд менее ярких фигур. Но многие лидеры Белого дела (если не сказать, большинство наиболее значимых личностей) придерживались иных взглядов (были «февралистами», сторонниками Учредительного собрания, «непредрешенцами», иные даже проявляли симпатию к право-социалистическому сообществу). Некоторые признавались, что в душе они монархисты, но на публичный уровень свои взгляды по тем или иным причинам выносить не хотят... Келлер в этом смысле не только принадлежал к сектору явных и твердых монархистов в Белом Камелоте, он был образцом 100-процентной, чистейшей преданности монархической идее.

Обложка1

Автора следует благодарить за то, что он познакомил массовую аудиторию со столь колоритной личностью и, в то же время, столь важной для понимания «борьбы смыслов», разразившейся в Гражданскую поверх борьбы штыков. Однако работа его не избавлена от недостатков. Маловато дат, и это порой не дает понять, к какому времени приурочены те или иные события в жизни генерала Келлера. Не хватает данных о наградах центрального персонажа. И, кроме того, вызывают недоумение некоторые ремарки, допущенные М.А. Фоминым относительно эпизодов с принесением войсками присяги Временному правительству после свержения царя Николая II. Келлер надеялся, что значительная часть его подчиненных откажется присягать, как отказался он сам. Войска присягнули, и автор книги оставляет без комментариев фразу из воспоминаний подполковника Шинкаренко, не разделявшего, по его собственному признанию, взглядов Келлерат: «Генерал граф Келлер... жил в мире иллюзий и уже не знал истинных настроений своих войск». Эти слова прозвучали бы не как приговор фантазеру-Келлеру, они прозвучали бы совершенно иначе, если бы автор книги потрудился проанализировать, каким был градус принуждения в войсках, сколь тяжело и как именно могли наказать офицера или нижнего чина за отказ присягнуть. Можно ли было, например, сохранить службу? Чин? Должность? А в условиях работы солдатских комитетов к этому перечислению стоило бы добавить еще и слово «жизнь».
Келлер четко высказал свое мнение: «Я христианин, и думаю, что грешно менять присягу». Автор книги отлично понимает, что говорить тут уместно не об иллюзиях, а об идеале. И за следование этому идеалу граф расплатился сполна: приказом от 16 марта его отчислили от командования кавалерийским корпусом и назначили в «резерв чинов». Такие вещи стоит проговаривать до конца, не отдавая их на откуп мемуаристам.
Однако достоинства книги, в сущности, новаторской, значительно перевешивают ее недостатки. Поэтому можно констатировать появление издания, весьма полезного и в рамках изучения Гражданской войны, и в рамках истории монархического мировидения в России.

Дмитрий Володихин

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».