• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

07.10.2019

Памяти негодяя

Автор:

Александр Музафаров.

Зачем улицы городов называют в честь людей? Иногда, чтобы почтить память основателя города – основала Императрица Екатерина II уездный город Корчеву и называется главная улица в ее честь Екатерининская. Иногда, чтобы проще было найти дом. Где искать двор князя Волконского, как не в Волконском переулке? Владельцы дворов со временем меняются, а названия порой остаются. Волконский переулок и сейчас на карте столицы есть, да не один, а целых два – двор у князя был не маленький.

Была некогда на карте Москвы Щепаловская улица, в честь домовладельца местного купца Щепалова. Переименовали ее в 1926 году в Котовскую, в честь другого купца, Котова, у которого домов да лавок на этой улице не было, да был он человек совестливым и много добра сделал расположенному на улице сиротскому приюту. И это третий мотив наименования улицы – вот добрый человек тут ходил, и мы его помним. В Малоярославце от вокзала к центру ведет тихая улица Василия Петрова. Бегал когда-то мальчик Вася по этой улице в школу, ходил юношей на работу в железнодорожное депо, а в 1941-м геройски погиб в бою на Западной границе, командуя остатками погранзаставы. И рядом улицами, что в честь героев 1812 года названы, улица Василия Петрова выглядит достойно и правильно.

Московскую улицу Котова переименовали в 1961 году, назвав улицей Атарбекова. Жителей, понятно дело не спрашивали, партийное руководство решило увековечить память видного борца за советскую власть. Посмотрим, чем же товарищ Атарбеков так прославился.

Родился он в 1892 году в Эриваньской губернии Российской Империи в семье бедняка. Где же еще рождаться будущему пламенному революционеру? Однако, этот «бедняк» смог  оплатить своему сыну образование в гимназии. Примерно 80 рублей в год. Из Гимназии нашего героя исключали. Конечно, за революционную деятельность, не очень понятно, какую именно, но не писать же в партийной биографии про неуспеваемость. В 1910 Атарбеков стал учиться на Юридическом факультете Императорского московского университета. Значит, гимназию все-таки окончил. Учеба в университете тоже стоила денег – около 300 рублей в год. А еще проживание в столичном городе Москве. Однако, «бедняки» родители и тут помогли герою. Из университета отчислили. То ли за участие в марксистской организации, то ли неуплату. Что заставляет сомневаться в революционном прошлом товарища Атарбекова? А то, что никаких свидетельств этого прошлого нет. Например, он утверждает, что вступил в РСДРП в 1908 году, будучи еще бакинским гимназистом. Но в 1907 году бакинский комитет социал-демократов был разгромлен полицией и возобновил свою деятельность только в 1911-м. Куда же вступал будущий чекист?

Закончил ли Атарбеков университет или нет – по сию пору неясно. Сам он говорил, что закончил, но его университетский диплом никто не видел, да и в списках окончивших курс он не значится. Но с учебой распрощался – это точно.

1914 началась Первая мировая война, которую в России называли Второй Отечественной. Нападение Германии вызвало патриотический подъем во всех слоях русского общества. В Париже, политэмигранты, бывшие революционеры, осаждали русское посольство, с просьбой послать их на фронт в России или хотя бы помочь быть зачисленными во французскую армию.

Шестнадцатилетний одесский приказчик Родион Малиновский добровольцем уходит на фронт. Земляк нашего героя, Ованес Хачатурович Баграмян, как раз закончивший техническое училище, добровольцем вступает в армию.

Только что закончивший духовную семинарию, Александр Василевский забирает документы из Сельскохозяйственной академии имени Петра Великого и подает в Александровское военное училище….

Георгий Атарбеков на фронт не рвется. Он устраивается на службу в аппарат Всероссийского союза Земств и Городов (для краткости его называли Земгор), организации, сделавшей немало для помощи армии, но так же ставший и прибежищем для нежелающих воевать. Ее служащих за полувоенную форму презрительно называли в обществе земсгусарами. Тяжело, наверное, было молодому человеку три года терпеть презрение со всех сторон. Ничего, выдержал. Зато жив остался.

Подводя итог дореволюционной жизни Атарбекова, мы видим типичного «маленького человека», стремящегося к «теплому (и безопасному) месту», пусть даже ценой презрения окружающих. Неудивительно, что ничего неизвестно о его личной жизни – во все времена девушки любят героев, а не трусов.

После февраля 1917 года Атарбеков, по его словам, принял участие в свержении царизма (где и как он его свергал – опять-таки неизвестно). Зато именно с этого времени известны его связи с большевистской партией. В феврале 1918 года мы видим его в Сухуме, где большевики пытались установить свою власть.  Начали с мелочи – увидев на набережной поручика абхазской сотни князя Эмухвари, революционные матросы потребовали от него снять погоны и награды. Одна рука у офицера не действовала из-за последствий ранения, что и придало большевикам храбрости. Набросившись, они сорвали с его черкески погоны. Однако, куда было матросне до боевого офицера? Он и одной рукой сумел застрелить двоих, а остальных обратить в бегство. Коммунисты высадили в Сухуме десант, изгнали из города власти и создали свой комитет. Здесь в числе членов этого комитета впервые всплывает фамилия тов. Атарбекова. Удержаться в городе большевикам не удалось, закавказские войска выбили их оттуда, а комитет бежал в первых рядах. Через несколько дней красные перегруппировались и снова овладели городом, но сбежали при подходе грузинских войск во главе с бывшим подполковником русской императорской армии Мазниевым.

Больше на передовой гражданской войны имя Георгия Атарбекова не встречается.

Однако, это не помешало ему в 1918-м возглавить отделение Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК)  на Северном Кавказе. Здесь шансов оказаться под пулями почти не было. В октябре 1918 года Добровольческая армия генерала Деникина наступает на Кавказ, и чтобы ее остановить, товарищ Атарбеков и его чекисты арестовывают больше шестисот человек, объявляя их заложниками. Заложников брали из бывших офицеров, генералов, чиновников, профессоров – всех тех, кого красные называли «буржуазией» и кому не было места в новом коммунистическом обществе.

В ночь с 18 на 19 октября Атарбеков лично возглавил казнь первой группы арестованных, среди которых были и бывший командующий Северным фронтом генерал Рузский и командующий 3-й армией Радко-Дмитриев – болгарский генерал, добровольно пошедший на службу в русскую армию в 1914 году.  Убивали предельно жестоко – людей били прикладами и дубинками, кололи кинжалами, рубили саблями.  Расправляясь с безоружными и связанными героями войны, бывший недоучка-юрист мстил за то презрение, которым встречали в обществе уклониста-земсгусара, вымещая на достойных людях свои самые гнусные комплексы.

Казнь не помогла, белые выбили красных с Северного Кавказа и пошли дальше. Ну, а товарищ Атарбеков был назначен начальником особого отдела Каспийско-Кавказского фронта. Теперь он расстреливал уже своих же – красноармейцев из дрогнувших и сдавших позиции частей. Широко применял децимацию – расстреливал каждого десятого из части, не выполнивших приказ. Расстреливал столько, что командование фронтом потребовало его замены – в частях начался ропот, и усилилось дезертирство.

Требование совпало с желанием самого особиста – слишком уж много вокруг вооруженных людей, опасно.  Весной 1919 года «железный Геворг» — такое прозвище он придумал себе, — возглавляет ЧК в Астрахани, и правит этим городом вместе с другим известным коммунистом товарищем Кировым. В богатой и далекой от фронта Астрахани новые власти ни в чем себе не отказывали. Атарбеков завел себе белую черкеску, окружил себя отрядом из кавказцев-головорезов и предавался гуляниям с вином и женщинами. Теперь ему не отказывали.  За два месяца советские власти довели богатый город до голода и нищеты.

11 марта 1919 года тысячи рабочих рыбных промыслов и красноармейцев устроили массовый антибольшевистский митинг. Требовали, чтобы рабочая власть действительно заботилась об интересах рабочих. Надо отдать должное – товарищ Атарбеков не растерялся и проявил «исключительную распорядительность»  — к площади были стянуты отряды чекистов с пулеметами и по собравшимся открыт массированный огонь. На месте погибли более двух тысяч (!) человек. Еще столько же было расстреляно и утоплено в Волге за две последующие недели. С коммунистической точки зрения сами рабочие не могли выйти на площадь с антибольшевистскими лозунгами, поэтому начались поиски и расправа с подстрекателями – представителями бывших людей. Полилась кровь чиновников, преподавателей гимназий и училищ (таковых среди расстрелянных было несколько десятков), священников и т.д.

Жалобы на поведение Атарбекова и его жестокость писали уже сами астраханские большевики. Центральное руководство партии приказало его арестовать и доставить в Москву под конвоем. Арестовали, доставили, разобрались, повысили в должности и заверили в полном доверии. Главными заступниками палача выступили тов. Камо, Орджоникидзе и Сталин.

В 1920-м товарищ Атарбеков наводил революционный порядок в Баку, а после завоевания красными Закавказья подвизался крупным чином в созданной Закавказской республике.

22 марта 1925 года с аэродрома Тифлиса поднялся в воздух пассажирский самолет Юнкерс Ф-13, взявший курс на Сухуми. На борту аэроплана находились видные руководители – товарищи Атарбеков, Могилевский и Мясников. Не успели провожающие уйти с летного поля, как заметили, что Юнкерс, оставляя за собой черный хвост дыма, повернул обратно. Из объятой пламенем машины выпрыгнули и разбились два человека, а сам самолет врезался в землю и взорвался.

В позднесоветское время ходило немало слухов о причинах этой катастрофы. Говорили, что товарищи Могилевский и Атарбеков пытались разобраться с товарищем Берией, в ту пору довольно мелким сотрудником ГПУ Грузии….  Материалы официального расследования убедительнее слухов – самолет загорелся от окурка, который кто-то из пассажиров кинул на пол. Курить в самолете тогдашние правила запрещали, но что там какие-то правила Гражданского воздушного флота, для людей давно поправших все законы и человеческие и Божественные! Закурим, товарищ!

Хоронили погибших с почестями. Пафосную речь сказал сам товарищ Троцкий, не упустивший случая побогохульствовать —  «Да будут прокляты те роковые законы, которые вызвали эту катастрофу!».  Как посмел жалкий закон всемирного тяготения и законы химии, согласно которым горючие вещества воспламеняются от открытого огня, стать на пути большевизма!

Именем разбившегося в катастрофе зампреда Совнаркома ЗCФСР товарища Мясникова была названа…. школа военных летчиков. Именем товарища Атарбекова стали называть улицы.

Имя на уличной табличке – это своего рода призыв. Будь таким как он! Как маршал Василевский, как Суворов, как Пушкин, как палач, трус и убийца Атарбеков. Уклоняйся от военной службы, когда идет война, вымещай свои комплексы, убивая связанных безоружных людей, расстреливай сограждан из пулеметов.

Не так? А как прикажите понимать такое название? Это наша история и напоминание о страшных годах? Вспоминать можно по-разному. Нет в Севастополе улицы Манштейна, а во Владимире – Батыя. А ведь тоже наша история. В любом учебнике истории эти имена есть! Внесли изрядный вклад в отечественную историю. Куда до них товарищу Атарбекову…. Абсурд? Не больший абсурд, чем улицы имени палача, садиста и убийцы в русских городах.

В нашей истории немало имен достойных людей, стоящих того, чтобы их помнили. И не надо ходить далеко в поисках. Неужели на улице Атарбекова в Ростове-на-Дону (Москве, Пятигорске, Сочи, Астрахани (!!!!)) не родилось и не выросло ни одного достойного человека? Учителя, офицера, предпринимателя, врача, инженера, писателя, солдата? Так может лучше почтить память достойного земляка, чем палача, который и не был никогда в тех краях (и хорошо, что не был).  Да всякий человек, честно проживший свою жизнь более достоин имени на уличной табличке, чем убийца и мерзавец.

В Пятигорске, где Атарбеков начал свой зверский путь, улицу его имени переименовали просто в Широкую. Хочется верить, что это только начало и нашим детям не придется задавать вопрос – папа, а почему в честь плохого человека назвали улицу?

АВТОРЫ, Александр Музафаров, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».