Памятник и люди

Автор:

Александр Гончаров.

Одним из выдающихся монументов, равных которому в XIX веке просто не существовало, является памятник «Тысячелетие России», открытый в Великом Новгороде 20 (2) сентября 1862 г. Обычно автором памятника называют скульптора Михаила Микешина.

Михаил Микешин

На самом деле, у него имелись соавторы, без которых памятник никогда бы не приобрел свой законченный вид. Дело в том, что Микешин, по сути, был художником и классическим скульптором не являлся, поэтому огромную роль в конкретном воплощении проекта, переносе его с бумаги в объемный объект сыграл Иван Шредер, а архитектор Виктор Гартман, собственно, разработал архитектурную часть памятника.

Виктор Гартман

Надо сказать, что Михаил Осипович Микешин победил на конкурсе проектов памятника «Тысячелетие России» в 1859 году в возрасте 24 лет и до этого никому особенно не был ведом из широкой публики. Причем проект Микешина был признан лучшим среди других 52 иных, представленных более маститыми и популярными скульпторами и художниками. То есть, Конкурсный совет, возглавляемый вице-президентом Академии художеств князем Г. Г. Гагариным, действовал абсолютно честно и объективно.

Памятник решено было сделать из бронзы. Во время работы над ним произошел ряд изменений, и окончательно общая идея памятника сформировалась только в 1860 году. Монумент был разбит на три яруса, а его форма приобрела законченный вид: наверху – шар-держава, опирающаяся на постамент в виде колокола.

На державе располагалась композиция из двух фигур: ангел с крестом и представшая перед ним женщина в русском национальном наряде Ангел является олицетворением Православия, церкви, женщина же – это образ России. Вокруг, собственно, державы были расположены шесть фигур, каждая из которых символизировала определенный период русской истории: первый князь Рюрик (862 г.) – призвание варягов на Русь; равноапостольный князь Владимир (988 г.) – крещение Руси; благоверный князь Димитрий Донской (1380 г.) – Куликовская битва; царь Иван III (1480 – 1491 гг.) – падение татаро-монгольского ига и возникновение независимого русского государства; царь Михаил Федорович (1613 г.) – конец Смуты, восшествие на престол первого представителя династии Романовых и Петр I (1721 г.) – образование Российской империи.

Иван Шредер

Вокруг каждой из фигур располагались дополнительные, которые как бы расшифровывали смыслы исторических событий. Нижний ярус памятника был посвящен людям, сыгравшим важнейшие роли в истории России. Отбор исторических личностей производился по четырем категориям: государственные люди, военные люди-герои, просветители и писатели и художники. Надо сказать, что Микешин, зная о недостаточности своих представлений об истории России, обратился к более сведущим людям, прежде всего, к историкам и писателям, а при изготовлении фигур дополнительно были привлечены скульпторы: М. Чижов, Р. Залеман, Н. Лаврецкий, естественно, и И. Шредер, и другие. Исторические персонажи, которых предполагалось увековечить на памятнике, широко обсуждало общественное мнение. Учитывая, что в 60-е годы XIX века оно оказалось поражено болезнью западничества и либерализма, то и выбор героев нельзя признать совершенным. Далеко не все выдающиеся русские люди прошлого, сделавшие все, что можно для становления русской державы и ее развития, оказались представлены на памятнике. Выбор часто носил политический характер, и хорошо еще, что не все предложения того же Микешина были воплощены в жизнь.

Безусловно, Михаил Микешин любил Россию, но в то же время он был подвержен и влиянию общественного мнения, и личным пристрастиям. Микешин долгое время не хотел показывать на памятнике выдающегося русского императора Николая I, отца Александра II. Микешин доказывал, что еще рано ставить памятники Николаю Павловичу, так как период его царствования мол не стал историей. Но вот скульптуру своего друга, русофоба и алкоголика Тараса Шевченко Микешин пытался протащить на памятник любыми способами.

Вряд ли М. О. Микешин не знал, что Шевченко ни по своим моральным качествам, ни по таланту, ни по отношению к российской государственности никак не подходил для памятника «Тысячелетие России».

Тарас Шевченко был крепостным человеком, и с ним произошла следующая история: «Дело выкупе Шевченка началось совсем не так, как рассказывает г. Сава Ч. и сам Шевченко, который умалчивает о подлинном факте. Это было вот как.

.В конце 1837-го, или в начале 1838-го года, какой-то генерал заказал Шевченко свой портрет масляными красками. – Портрет вышел очень хорош и, главное, чрезвычайно похож. Его превосходительство был очень некрасив; художник, в изображении, нисколько не польстил. – Это ли, или генералу не хотелось дорого, как ему казалось (хотя он был очень богат), платить за такую отвратительную физиономию, но он отказался взять портрет – Шевченко, закрасивши генеральские атрибуты и украшения, вместо которых навесил на шею полотенце и добавив к этому бритвенные принадлежности, отдал портрет в цирюльню для вывески. Его превосходительство узнал себя – и вот возгорелся генеральский гнев, который надобно было утолить, во что бы ни стало… Узнавши, кто был Шевченко, генерал приступил к Энгельгардту, бывшему тогда в Петербурге, с предложением – купить у него крестьянина. Пока они торговались. Шевченко узнал об этом и, воображая, что может ожидать его, бросился к Брюллову, умоляя – спасти его. Брюллов сообщил об этом В. А. Жуковскому, а тот Императрице Александре Федоровне. – Энгельгардту дано было знать, чтоб он приостановился с продажею Шевченко. В непременное условие исполнения ходатайства за Шевченко Императрица требовала от Брюллова окончания портрета Жуковского, давно уже Брюлловым обещанного и даже начатого, но заброшенного, как это очень часто бывало с Брюлловым. Портрет вскоре был окончен и разыгран в лотерее между высокими лицами Императорской фамилии. – Энгельгардту внесены были деньги за Шевченко» (П. И. Мартос. Эпизоды из жизни Шевченка).

Тарас Шевченко

В лотерее приняли участие члены царской фамилии, в том числе императрица Александра Федоровна, а также наследник престола Александр Николаевич (будущий Александр II) и великая княгиня Елена Павловна. Они потратили 1000 рублей, другие участники лотереи добавили недостающие деньги.

Шевченко был выкуплен и отпущен на свободу. В «благодарность» за это Тарас сочинил следующие вирши про Александру Федоровну:

«Цариця-небога,

Мов опеньок засушений,

Тонка, довгонога,

Та ще, на лихо, сердешне

Хита головою.

Так оце-то та богиня!

Лишенько з тобою.

А я, дурний, не бачивши

Тебе, цяце, й разу,

Та й повірив тупорилим

Твоїм віршемазам».

 

Качество поэзии сомнительное, отсутствие совести у поэта же представляется несомненным.

Микешин, фактически, предлагал царю Александру II на памятнике, посвященном русской государственности, отметить рифмоплета, оскорбившего его мать и императрицу.

Многие считают, что появление на памятнике скульптурного изображения Николая Васильевича Гоголя – это заслуга Микешина. Автор предложил уже готовую скульптуру Гоголя в связке с Тарасом Шевченко. Не за Гоголя ратовал Микешин, а именно за Шевченко. Что отлично и раскусил император Александр Николаевич. Гоголя сохранили, но не Шевченко.

Еще когда не были составлены окончательные списки исторических персонажей, в них предлагалось включить такие одиозные личности как князь Андрей Курбский и В. Г. Белинский. Конечно же, эти кандидатуры не прошли.

По разным причинам на памятник «Тысячелетие России» не попали образы иконописца Андрея Рублева, царя Ивана IV Грозного, адмирала Ф. Ф. Ушакова и ряда других выдающихся личностей. Преподобный Андрей Рублев просто был пропущен общественным мнением, образованное русское общество древнерусской иконописью в середине XIX века еще не интересовалось. Первый русский царь Иван Васильевич Грозный был исключен из памятника русской истории по причинам либерально-исторического произвола. А вот Федор Федорович Ушаков, флотоводец, не потерпевший ни одного поражения в сражениях на море (точно также, как и А. В. Суворов на суше) не удостоился места на постаменте по совершенно непонятным причинам.

В любом случае, памятник тысячелетия русской государственности является великим произведением искусства и символом грандиозности русской истории. Не случайно во время Великой Отечественной войны немецкие оккупанты разорили памятник и пытались вывезти его в Германию, чего сделать им не удалось, хотя все было подготовлено в соответствии с «орднунгом».

Варваром, решившимся разрушить памятник ради своей прихоти, являлся некий генерал фон Герцог. Когда Новгород был отбит у нацистских захватчиков, то обнаружилось, что фигуры были оторваны от памятника и разметаны вокруг, крест срублен и покорежен.

После освобождения Новгорода была проведена экстренная реставрация памятника, и его повторно открыли уже 2 ноября 1944 года.

Сейчас, в XXI веке, в принципе, забылись все идеологические споры вокруг «Тысячелетия России», и памятник в Великом Новгороде продолжает оставаться символом единства России и ее торжества, по Воле Божией, над историческими штормами и катаклизмами.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.