ПУБЛИКАЦИИ

21.10.2018

Патриарх Тихон Московский и святитель Серапион Владимирский

Любой современный русский историк, не придерживающийся атеистических взглядов, вправе позавидовать британскому историку, философу и культурологу Арнольду Дж. Тойнби. Этот исследователь ведь создавал свою теорию развития и падения цивилизаций, желая показать, как Бог вмешивается в человеческую историю.

Русский историк, желающий пойти путем Тойнби неизбежно столкнется с обструкцией ученого мира, если только решится поставить сам вопрос о Божественном Промысле и истории. Наша гуманитарная наука буквально заедена атеизмом, агностицизмом и грубым материализмом. А теологию многие российские ученые мужи и наукой считать не хотят, хотя легко склоняют свои головы перед «научным» оккультизмом в педагогике и философии.

Однако, все же рискнем на малую малость британцу Тойнби уподобиться.

На мой непросвещенный взгляд (я не могу следовать «прогрессивным» просветительским идеям гг. коммунистов и либералов, уж больно много в них откровенного самохвальства, пещерного невежества и несгибаемой пошлости) в нашей истории было два самых мрачных периода. Первый приходится на 1237–1380 годы, а второй, более короткий, начинается примерно в 1905 году, а завершается…

Впрочем, я далеко не уверен, что он завершился.

Надо учитывать, что мрачность периодов определяют не одни лишь кровопролития, ужасы войн или демографические потери, но еще и деградация духовной сферы общества, причем продолжающаяся даже после окончания эпохи перманентных побоищ и сражений.

Но когда надвигается Тьма, именно Творец посылает людям пророков, святых и пастырей, которые стараются отстоять саму народную душу, ибо если она остается живой, то распад с неизбежностью преодолевается. Ведь наш Господь есть Бог живых, а не мертвых…

В «Послании по поводу происходящей в стране междоусобной брани» (1918 г.) Святейший Патриарх Московский и всея России так обращается к обезумевшему народу: «Иссякли в вас не крепость телесная, даже и не мужество духа вашего, а исчезла любовь к земле родной, погасло в сердцах ваших пламя веры святой, – той святой веры, которая воодушевляла предков ваших проливать кровь за Отчизну свою и на всем протяжении тысячелетнего бытия Русской земли воздвигала среди них мужей силы и духа, достойных вечной и славной памяти в потомстве.

А ныне... Позором покрылась наша Родина, и невольно припоминается слово древнего церковного витии, рисовавшего картину злого татарского ига: «Кровь и отец и братий наших, аки вода многа, землю напои; воевод наших крепость исчезе; храбрые наши, страха наполньшася, бежаша; множайша же братия и чада наша в плен ведени быша; величество наше смирися, красота наша погибе, богатство наша инии наследоваша, земля наша иноплеменником достояние бысть. В поношение быхом живущим в скрай земли нашея, в посмех быхом врагом нашим...» (Слово Серапиона Владимирского, XIII век). С какой поистине изумительной точностью повторились в наши дни ужасы древнего русского лихолетья!»

И набатом звучат слова Святейшего Тихона: «И вот мы алчем, жаждем и наготуем в земле, благословленной обильными дарами природы, и печать проклятия легла на сам народный труд и на все начинания рук наших.

Грех – тяжкий, нераскаянный грех – вызвал сатану из бездны, изрыгающего ныне хулу на Господа и Христа Его и воздвигающего открытое гонение на Церковь.

О, кто даст очам нашим источники слез, чтобы оплакать все бедствия, порожденные нашими всенародными грехами и беззакониями, – помрачение славы и красоты нашего Отечества, обнищание земли, оскудение духа, разорение градов и весей, и поругание храмов и святынь, и все это потрясающее самоистребление великого народа, которое сделало его ужасом и позором для всего мира.»

Патриарх Тихон великолепно знал творения святителя Серапиона, и он совершенно сознательно процитировал в своем «Послании…» строки последнего.

1237 год – это внешнее нашествие, а 1917 год – нашествие внутреннее (хоть и состоявшееся при поддержке иноземных сил). Их объединяет полное раскрепощение варварства, сметающего развитую цивилизацию. Без сомнений революция отбросила нашу державу на сто лет назад в материальном плане, а духовную катастрофу и оценить невозможно и, прежде всего, из-за того, что из революционного бытия мы не вышли до сих пор. Иерархия смыслов разрушена до такой степени, что и представить себе нельзя.

Святитель Серапион Владимирский в XIII веке и Патриарх Тихон Московский в XX столетии сумели поставить диагноз нашему цивилизационному поражению. Истоком исторического провала стали не междоусобица или экономические трудности, но распад единой духовной среды и торжество греха. Для материалиста грех – абстрактное понятие. Для мало-мальски думающего человека, не подверженного штампам чужой заемной мысли, грех – это то духовное извращение, что разваливает на части человеческие судьбы и государства.

Если не подходить к истории со стандартами жизни XXI века, то для Средневековья Русь была гораздо удобнее для проживания простого человека, чем та же Западная Европа. Города часто меняли князей, не устраивавших их по тем или иным причинам. Достаточно было объявить: «Не люб ты нам. Иди туда откуда пришел!» С кочевой угрозой научились справляться. Строились храмы, дома и обустраивались мостовые. Да и крестьянство особо не страдало от притеснений. Князья же могли ратоваться между собой. Ведь для обеспечения этих схваток требовались определенные ресурсы. Если нет материального обеспечения, то и не пойдешь войной на соседа – дружина должна кушать, одеваться, иметь оружие. Развивалась культура. И казалось, что так будет всегда. Гордыня поразила общество Древней Руси. Как же не приключится здесь нашествию татаро-монголов, от которого и отбиться не смогли?..

Российская Империя в первом десятилетии XX в. представляла собою государство на взлете. Она отнюдь не была раем на земле, но опять же по меркам своего времени вполне преуспевала. Обычные норвежцы, датчане, ирландцы, итальянцы и т. д. завидовали русскому уровню жизни. Сейчас наблюдается обратный процесс.

Революция была следствием гордыни «просвещенных классов». А дальше что? Все случилось по знаменитому рефрену: «Что имеем – не храним, потерявши – плачем…»

Епископ Серапион писал, обращаясь к пастве: «… в ничтожестве пребывая, себя почитаем великими. Вот почему не кончается злое мучение наше: зависть умножилась, злоба нас держит в покорстве, тщеславие наш разум вознесло, к ближним вражда вселилась…»

Не об этом ли же говорил и Патриарх Тихон: «Долгое время люди, проникнутые одной земной мудростью, старались над уловлением душ верующего народа. Во главе его стали люди, которые говорят ему, что «несть спасения ему в Бозе его» (Пс. 3:3). Они внушают ему, что он сам господин и владыка себе и что себе самому и своим вожделениям он призван только служить. Широким потоком разлился по Русской земле дух своеволия и любостяжания и, как последствие его, всякие злодеяния и братоубийственная брань.»

Разве не актуальны слова Владыки Серапиона Владимирского и Патриарха Московского и всея России Тихона для нас, живущих ныне? Задумываемся ли мы о том, что духовное определяет материальный мир, а не наоборот? Ситуация в стране исправляется только тогда, когда каждый человек исправляет себя сам. По-иному просто не бывает. На Куликово поле под знаменем Спаса не выходят ради того, чтобы потом вволю поглощать пармезан…

Александр Гончаров 

 

 

АНАЛИТИКА, НАШИ СТАТЬИ , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».