• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

01.03.2018

Первая мировая война: Кровавая победа русской армии

Упорные бои в Восточной Пруссии в зимнюю кампанию 1915 г. завершились 27 февраля русской победой под Праснышем.

Восточно-Прусская операция лета-осени 1914 г., которую принято считать «поражением» русской армии, завершилась возвращением войсками 10-й армии прусских городов Сталлупенен и Гольдап. Но к концу января попытки русских развить наступление фактически прекратились из-за сильных оборонительных укреплений противника.

Командующий 10-й армией генерал-майор А. М. Сиверс сообщал в штаб фронта:

Сила немецких укреплений, изобилие искусственных препятствий, огромное развитие орудийного и пулемётного огня не позволяют рассчитывать на возможность быстрого успеха и на то, чтобы пробиться на западную сторону озёр".

Но, несмотря на это, Сиверс считал невозможным также переход исключительно к оборонительному образу действий, так как это «плохо отразится на духе войск и будет воспринято немцами как проявление нашей слабости». Поэтому Сиверс предлагал продолжать медленное, но непрерывное продвижение армии вперёд, немедленно закрепляясь на захваченных участках[1].

10-я армия состояла из четырёх армейских корпусов: III  генерала от инфантерии Н. А. Епанчина, ХХ  генерала от артиллерии П. И. Булгакова, XXVI  генерала от инфантерии А. А. Гернгросса и III Сибирского  генерала от инфантерии Е. А. Радкевича.

Командующий германскими войсками на Восточном фронте генерал П. фон Гинденбург задумал окружить и разбить эти корпуса, что должно было повлечь за собой военную катастрофу всего Западного русского фронта, так как в окружение попадали ещё четыре русские армии: 1-я, 2-я, 5-я и формируемая 12-я.

X немецкая армия генерал-полковника Эйхгорна, следуя общему замыслу, скрытно выдвинулась вперёд для нанесения удара по правому флангу русской 10-й армии, имея задачу выйти ей в тыл. Одновременно VIII армия фон Белова должна была нанести удар по левому флангу армии генерала Сиверса, зажав её таким образом в «клещи» в Августовских лесах. Этому решительному удару Эйхгорна и Белова должен был предшествовать отвлекающий манёвр генерала Макензена на р. Равке с целью сковать силы нашего Северо-Западного фронта.

21 января (4 февраля) 1915 г. Макензен начал свою демонстрацию, где столкнулся с частями полков 13-го Лейб-гренадерского Эриванского Царя Михаила Феодоровича, под командованием генерал-майора Свиты З. А. Мдивани и 14-го Лейб-Гренадерского Грузинского Наследника Цесаревича, под командованием генерал-майора М. Н. Кальницкого.

Вот уже два дня,  писал в своём дневнике один из офицеров-эриванцев,  как противник сильно атакует наши позиции на р. Равке. Атаку ведёт густыми цепями, но наши стойко отбивают все атаки. Временами артиллерийский огонь доходит до страшного напряжения"[2]

Тем не менее Макензену удалось овладеть небольшим укреплённым пунктом  Волей Шидловской. Русское командование поддалось на немецкую провокацию. Ставка отдала приказ немедленно вернуть Волю, и генерал Рузский начал штурмовать незначительный в тактическом плане пункт. Гинденбург, который предполагал, что русские начнут отбивать Волю Шидловскую, приступил к нанесению удара по 10-й армии генерала Сиверса.

24 января (7 февраля) немцы обрушили на позиции 10-й армии мощный артиллерийский огонь и нанесли удар: VIII германская армия — по её левому флангу, а Х  по правому, где находился III корпус генерала Епанчина. Последний, потеряв всю артиллерию, поспешно отошёл к Ковно. XXVI корпус Гернгросса был также принуждён отступить и тем самым обнажил левый фланг ХХ корпуса генерала Булгакова, который был отрезан в Августовских лесах.

От полного уничтожения 10-ю армию спасли части III Сибирского армейского корпуса под командованием генерала Радкевича, который фактически в одиночку противостоял VIII и части ХХ немецких армий. Ставка слишком поздно отдала приказ об отступлении от Гольдапа на Сувалки и тем самым поставила ХХ корпус Булгакова в крайне тяжёлое положение, так как в тылу у него оказалась вся Х армия противника.

Генерал Булгаков попытался пробиться из окружения. В яростных боях корпус истратил все снаряды и патроны. Тогда с отчаянным «ура!» русские бросились на немцев в штыки. В Августовских боях принял славную гибель почти весь ХХ армейский корпус. Общие потери 10-й русской армии там составили 56 тысяч человек и 185 орудий[3]. 8 февраля возле Липска сложили оружие восемь тысяч человек. Среди них был и командир корпуса, генерал Булгаков. К израненным русским пленным обратился немецкий генерал:

Всё возможное в человеческих руках вы, господа, сделали. Ведь вы, несмотря на то, что были окружены, всё-таки ринулись в атаку, навстречу смерти. Преклоняюсь перед вашим мужеством, господа!"[4]

Германская газета Schlesiche Volkszeitung писала 2 марта 1915 г.: "Честь ХХ корпуса была спасена, и цена этого спасения — 7000 убитых, которые пали в атаке в один день битвы на пространстве двух километров, найдя здесь геройскую смерть! Попытка прорваться была полнейшим безумием, но святым безумием — геройством, которое показало русского воина в полном его свете, которого мы знаем со времён Скобелева, времён штурма Плевны, битвы на Кавказе и штурма Варшавы! Русский солдат умеет сражаться очень хорошо, он переносит всякие лишения и способен быть стойким, даже если неминуема при этом и верная смерть!"[5]

Исторический батл. Колчак. Денис Парфенов vs. Петр Мультатули

Своей геройской гибелью ХХ корпус не дал немцам окружить и уничтожить 10-ю армию. В ходе кровавого сражения под Праснышем общие потери германской армейской группы генерала артиллерии М. фон Гальвица составили свыше 40 тыс. человек убитыми и ранеными, 14 тыс. человек пленными, 42 орудия и 96 пулемётов[6]. Противник был вынужден остановить наступление.

17 февраля 10-я армия перешла в контрудар и полностью очистила от немцев Августовские леса. Потери русских под Праснышем были примерно такими же: до 40 тыс. человек убитыми и ранеными. Это объяснялось прежде всего подавляющим превосходством врага в артиллерии: так, только за день боя 30 июня от 11-й Сибирской дивизии, имевшей утром свыше 14,5 тыс. штыков, осталось не более пяти тысяч.

3 февраля 1915 г. немецкие войска вновь попытались захватить крепость Осовец, штурм которой в 1914 году провалился. Под натиском превосходящих сил противника, по решению командования гарнизона, в ночь на 9 февраля пехота крепости была отведена с передовой линии укреплений на вторую, которая была более подготовлена.

13 февраля германская артиллерия начала обстрел крепости из тяжёлых осадных орудий калибра 100-420 мм. Также специально для обстрела крепости немцами были переброшены под Осовец четыре осадные мортиры «Шкода» калибра 305 мм. Огонь вёлся залпами по 360 снарядов, каждые четыре минуты  залп. За неделю обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжёлых снарядов. Сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Командование Генерального штаба, полагая, что требует невозможного, просило командира гарнизона продержаться хотя бы 48 часов. Крепость выстояла ещё полгода. Более того, огнём русских батарей был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После того, как несколько мортир крупнейшего калибра были повреждены, германское командование отвело эти орудия за пределы досягаемости защитников крепости. В результате героической обороны крепости немцам пришлось возобновить её штурм только летом 1915 г.

Отразив германский удар, русское командование смогло приступить к осуществлению своего стратегического плана  наступлению в Карпатах.

_____________________________________

[1] Коленковский А. Зимняя операция в Восточной Пруссии в 1915 г. — М. -Л., 1927. С. 29

[2] Лейб-эриванцы на Великой войне. С. 68.

[3] Залесский К. А. Указ. соч. С. 207.

[4] Яковлев Н. Указ. соч. С. 95

[5] Яковлев Н. Указ. соч. С. 95

[6] Корольков Г. К. Праснышское сражение 1915. — М.; Л., 1928. С. 52.

Автор: Мультатули Петр

ЦАРЬГРАД ТВ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».