• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

20.08.2019

Первая победа Императорской армии в Великой войне

Автор:

Олег Ракитянский. 

20 августа 1914 года русские войска разбили немецкие части под г. Гумбинненом.

Буквально накануне 1-й Мировой войны (на Западе её называют Великой войной) c 21 по 28 июля 1914 г. в г. С-Петербурге с официальным визитом находился президент Франции Р. Пуанкаре. В рамках заключённого в 1893 году между Россией и Францией военного союза под названием «Сердечное согласие» (Антанта) были проведены секретные консультации и переговоры. Можно с уверенностью сказать, что были подписаны дополнительные протоколы, укрепляющие этот союз, о чём косвенно свидетельствовали дальнейшие события в течение всего периода боевых действий. Тогда же Франции, а следовательно, и Англии (она вступила в союз в 1907 г.) была доведена позиция России о намерении, после победы, включить черноморские проливы Босфор и Дарданеллы, а также город Святой Софии (Константинополь) в состав империи. Представляется, что именно в этом и заключалась главная причина участия России в мировой войне. Империя не могла допустить захвата Австро-Венгрией и Германией славянских государств Сербии и Румынии на Балканах. Планировалось также освободить Боснию, захваченную Австрией в 1909 г., когда Россия, обессиленная войной с Японией и революцией, была физически не способна противостоять австрийской агрессии и защитить славянское государство.

Война за передел колоний и уничтожения империй, ожидалась давно и будущие противники готовились к ней основательно. В кайзеровской Германии на этот случай ещё в 1905 году был разработан «план Шлиффена» (генерал Шлиффен – бывший начальник генерального штаба), предусматривавший войну на два фронта с поочерёдным разгромом армий Антанты в течение 45 дней– Франции, а после переброски за 15 дней войск на Востоки поражение России так как её мобилизационный период составлял 50-60 суток (учитывая не развитость транспортной сети, а также узкую колею дороги в Восточной Европе).

Реализация плана началась 3 (16-го по новому стилю) августа 1914 г. с захвата нейтрального государства Люксембург и вторжения в Бельгию. Обладая 10-кратным превосходством, немецкие войска пронзили оборону бельгийской армии и двинулись вглубь страны, по возможности обходя либо блокируя хорошо укреплённые бельгийские крепости. Крепость Льеж пала 16 августа, а уже 20 августа немцы взяли Брюссель, в тот же день они вошли в соприкосновение с англо-французскими силами. Таким образом, Германия разгромила армию бельгийцев и через 14 дней вышла на границу Франции с севера, где их никто не ожидал. Основные войска французов остались в районах Эльзас, Лотарингия и возле границ Люксембурга. Дорога на Париж была открыта.

Принимая во внимание катастрофическое развитие военной ситуации во Франции, во исполнении договорённостей, достигнутых в ходе июльского визита Пуанкаре, 4 (17) августа 1914 г. части 1-й русской армии под командованием генерала П. Ренненкампфа перешли границу в направлении г. Кёнигсберг (г. Калининград) и вошли в боевое соприкосновение с противником. Наступление было предпринято до окончания мобилизации и сосредоточения армий с целью сорвать наступление главных сил Германии против Франции. В директиве от 30 июля (13 августа) 1914 г. Верховный главнокомандующий русской армии великий князь Николай Николаевич (младший) поставил перед Северо-Западным фронтом задачу перейти в наступление и нанести поражение противнику. Соответствующую директиву командующим армиями в тот же день направил командующий фронтом генерал Жилинский. 1-й армии предписывалось выступить 1 (14) августа, перейти границу 4 (17) августа, обойти Мазурские озёра (болота) с севера и отрезать немцев от Кёнигсберга. 2-я армия генерала А. Самсонова должна была выступить 3 (16) августа, перейти границу 6 (19) августа, обойти Мазурские озёра с запада и не допустить отхода германских войск за Вислу. В составе действующих армий насчитывалось около 250 тысяч бойцов. Целью наступления русских армий была ликвидация кёнигсбергского выступа и обеспечение боевой устойчивости правого фланга русских войск в Польше.

Группировка войск Германии в Восточной Пруссии состояла из 8-й армии под командованием генерала М. Притвица и включала 1-й армейский корпус генерала Франсуа, 17-й – генерала Макензена, 20-й – генерала Шоля, две резервных дивизии, одну кавдивизию, одну ландверную (призванные по мобилизации военнослужащие) дивизию и т.д. общей численностью около 173 тысяч человек. Цель действий 8-й армии заключалась в сковывании русских войск на период проведения решительной операции во Франции. Армия также должна была выиграть время для переброски немецких войск с Запада после разгрома Франции. Представлялось необходимым сохранить восточно-прусский плацдарм, нависающий над флангом «польского балкона» русской армии как базу для перспективных операций.

Мазурские озера, разрывавшие Северо-Западный фронт на 2 части, препятствовали координации и взаимодействию войск двух армий, и как оказалось в дальнейшем, по этой причине на данном театре военных действий проводилась не фронтовая, согласованная наступательная операция, а две самостоятельных операции силами двух армейских корпусов, что само по себе уже ставило под сомнение успешность её завершения.

Первый встречный бой с немцами произошёл возле г. Сталлупенен (г. Нестеров) 4 (17) августа 1914. Русская 27-я дивизия вступила в схватку с германскими 1-й и 2-й пехотными дивизиями. В начале боя наши части вынуждены были отступать, отражая атаки превосходящего противника, и неся тяжёлые потери – был разбит Оренбургский полк. Но вскоре на помощь подошла 29-я дивизия и нанеся фланговый контрудар немцам возле дер. Бильдервейчен, вынудив противника начать поспешное отступление к г. Гумбиннену, оставив деревню Сталлупенен и 6 орудий трофеев.

Через день – 6 (19) августа 1914 г. Ренненкампф, перегруппировав и подтянув отставшие части, продолжил медленное наступление, так как не располагал информацией о месте нахождения противника. С целью проведения активной разведки и нарушения тыловых коммуникаций немцев (уничтожения ж.д. станций и мелких гарнизонов, захвата мостов, внесения паники, захват «языков» и т.д.) в бой на правом фланге армии был направлен кавалерийский корпус хана Нахичеванского. К сожалению, оперативность в действиях корпуса отсутствовал. Немцы смогли вскрыть замысел нашего командования и обнаружить корпус. Наиболее вероятно, что противник, располагая возможностью перехвата. дешифрования телеграмм командования Северо-Западного фронта и был таким образом заранее информирован о проведении рейда по своим тылам. В срочном порядке в район г. Каушен по железной дороге были переброшены две пехотные бригады ландвера из Тильзита (г. Советск). И этому было оправдание – немцы, осознавая последствия обхода своей обороны, выдвигали на встречу русской кавалерии свои резервы.

Трудно найти объяснение и оправдание, безрассудным действиям командира корпуса хана Нахичеванского. Вместо того, чтобы уходить прорывом в тыл противника, вскрывать его оборону и т.д. при первом же сносном сопротивлении возле деревни Краупишкен (пгт. Ульяново) принял решение захватить её, уничтожив гарнизон. Для этого на участке в 10 км., спешил свои 4-е дивизии лейб-гвардии и бросил их в лобовую атаку вместо того, чтобы обойти селение и углубляться в тылы врага. А так как эти части были элитой армии, в которой служили командирами представители высшей знати империи, судя по всему, каждый из них и решил щегольнуть как на параде перед дамами своей «боевой» выучкой. Кавалергарды маршировали, демонстрируя презрение к смерти, не кланяясь пулям, в полный рост и с винтовками «на плечо». Впереди вышагивал командир полка князь Долгоруков, без винтовки, но с сигарой в зубах (как в кинофильме «Чапаев»). Немцы поначалу опешили от такой «психической» атаки, но вскоре пришли в себя и открыли беглый огонь. Поле боя усыпалось сотнями русских солдат, расплатившихся своими жизнями за браваду начальства. Особо тяжёлые потери понесла 1-я бригада лейб-гвардии. Деревню Краупишкен удалось всё-таки захватить, однако противник с двумя орудиями развернул позиции в соседнем селении Каушен (пгт. Майское) и продолжил вести артиллерийский огонь картечью.

Атака на Каушен захлебнулась. Наступающие цепи залегли на поле под прицельным огнём немцев. Потери атакующих росли. Хан был ранен. И тогда, оценив обстановку, командир дивизии Казнаков бросил в бой свой резерв — 3-й эскадрон конногвардейцев, которым командовал ротмистр Петр Николаевич Врангель. С шашками «наголо» эскадрон устремился в атаку. Бой был ожесточённый, потери тяжёлые, выбило всех офицеров, кроме П. Врангеля. Но орудия захватили, прислугу порубили и Каушен взяли. П. Врангель стал первым, кто в этой войне был награжден офицерским орденом Св. Георгия. По причине невыполнения боевой задачи, вместо рейда в тыл врага, корпус был отведён во второй эшелон, чтобы привести части в порядок. Хана Нахичеванского за неумелые действия Ренненкампф отстранил от должности. Однако тот был любимцем всей гвардии, офицеры обратились с ходатайством к Верховному и Николай Николаевич упросил Ренненкампфа отменить приказ, дать командиру корпуса возможность реабилитироваться.

Из перехваченной 6 (19) августа немцами и дешифрованной телеграммы стало известно, что 1-я армия остановилась в наступлении и ожидает подхода 2-й армии для дальнейших совместных действий по окружению немцев. Этим моментом решил воспользоваться командир 1-го корпуса генерал Франсуа и добился согласия Притвица на нанесение удара. Обнаружив движение двух корпусов в направлении Гумбиннен–Инстербург, не выведав еще определенно направления 20-го русского корпуса, германское командование решило обойти северный фланг этой группы и атаковать.

Сражение проходило на фронте в 50 км от г. Гумбиннен до г. Гольдап. Соотношение сил было не в пользу русских. У нас было 6,5 пехотных и 1,5 кавалерийских дивизии (63,8 тыс. бойцов, 380 орудий, 252 пулемета) против 8,5 пехотных и 1 кавалерийской дивизий немцев (74,5 тыс. чел., 408 легких и 44 тяжелых орудия — по другим данным 508 орудий, 224 пулемета). Вначале схватка завязалась на северном крыле, где на рассвете Франсуа атаковал наши войска. Он полагал, что наносит удар во фланг 20-го корпуса, но ошибался, так как развернул наступление в лоб наших позиций. Однако, был настолько уверен в успехе и в своём превосходстве, что сразу, без разведки, бросил в бой все части. Как вспоминает современник, войска шли «густыми цепями, почти колоннами, со знамёнами и пением, там и сям виднелись гарцующие верхом командиры».

Удар германского корпуса Франсуа обрушил на 28-ю русскую дивизию. Кавалерийскую дивизию с тремя батареями он направил в обход, чтобы осуществить рейд по тылам русских. К сожалению, в это время корпус Хана Нахичеванского на фланге отсутствовал по причине нахождения на отдыхе и на пути немецкой конницы оказалась только кавалерийская бригада полковника Орановского. В ходе встречного жестокого боя её отбросили, и противник, используя двукратное превосходство начал громить тыловые подразделения 28-й дивизии. Впрочем, проявив упорство и героизм наши части не позволили немцам углубиться дальше. Дивизия, отчаянно отбиваясь, организованно отступала к позициям 4-й, 5-й и 6-й батарей артиллерии. В километре от занятых оборонительных рубежей проходило шоссе с придорожными оврагами, выкопанными на случай налёта авиации. Вскоре на шоссе появились первые подразделения немцев, которые без должной разведки устремились в атаку. За ними показались новые и новые цепи вражеской пехоты. И тогда батареи открыли беглый огонь. Дорогу заволокло дымом. Как только он рассеялся показалось поле боя, засыпанное трупами врага. К шоссе продолжали надвигаться новые лавы немецкой пехоты и казалось ничего их не могло остановить. Однако огненный смерч русских батарей продолжал косить врага. Изнурённые бессмысленными атаками и понеся большие потери враг окопался в метрах 500-ах от наших позиций и больше атак не предпринимал.

28-я дивизия потеряла до 60 % личного состава убитыми, раненными и пропавшими без вести. Но, главное, враг был остановлен. Наши солдаты выстояли, а к полудню на помощь 28-й подтянулась 29-я дивизия и русские части перешли в контратаку. Не выдержав сосредоточенного и внезапного удара соединения германского корпуса обратились в бегство. В то же время прорыв немецкой кавалерии в тыл 1-й армии, практически к самой её ставке, был отбит и не имел значительных последствий. Главная заслуга в этом принадлежала 116-му Малоярославскому полку.

Наступавший в центре 17-й корпус Макензена выдвинулся на исходные рубежи к 8 часам утра. Но подразделения 3 корпуса генерала Епанчина обнаружили его и открыли огонь. Противнику сначала удалось потеснить русские части, что могло привести к опасным последствиям, поскольку 40-ю и 30-ю пехотные дивизии разделяла Роминтенская пуща. Однако прорыв германских войск был остановлен со значительными для него потерями (порядка 9000 человек убитыми, ранеными и пленными), поскольку две дивизии 17-го корпуса пытались опрокинуть сразу три русские. Под яростным огнём артиллерии и непрекращающимися атаками русской пехоты, 35-я германская дивизия дрогнула и обратилась вспять. Вскоре, друг за другом, бросая оружие, побежали роты и батальоны корпуса Макензена. Первые итоги наступления и понесённые потери в личном составе вынудили генерала отдать приказ на отступление.

В это время, на южном фланге 1-й резервный корпус фон Белова опоздал с выступлением, в последующем сбился с маршрута выдвижения и в соприкосновение с русскими войсками вступил только к полудню. При этом столкнулся с хорошо организованной обороной и не смог осуществить её прорыв. Получив сообщение о разгроме Макензена, корпус вернулся на исходные позиции.

По приказу командующего фронтом преследование немцев запрещалось. Войска нуждались в отдыхе, перегруппировании и восстановлении снабжения. 8 (21) августа 1914 г. разведка установила, что противник перед фронтом 1-й армии бежал вплоть до оборонительного рубежа у Ангераппа – это 20 км. Далее выяснилось, что корпуса Франсуа и Макензена потеряли до 30% личного состава. В свою очередь Шольц доложил, что 2-я русская армия движется по Восточной Пруссии, тем самым повысив градус паники в штабе Притвица, что в конечном итоге вынудило его принять решение о срочном отходе за р. Висла.

По итогам дня потери 1-й армии Ренненкампфа составили 16,5 тыс. человек (по другим данным – свыше 18,8 тыс.) убитыми, ранеными и пленными, кроме того, были утрачены 40 пулеметов, 12 орудий и знамя 110-го пехотного Камского полка. 8-я армия фон Притвица лишилась приблизительно 14,8 тыс. человек, 13 пулеметов и 12 орудий.

Но, как заявил в конце августа главнокомандующий французскими армиями Севера и Северо-Востока генерал Жоффр: «Жертвы русских армий были не напрасны. Они во многом изменили дальнейший ход мировой войны».

Поражение при г. Гумбиннене создало реальную угрозу разгрома 8-й германской армии, и вечером 20 августа Притвиц принял решение оторваться от противника и отойти за Вислу. Однако отступлению воспротивилась германская Ставка и, вопреки плану Шлиффена, который предполагал при неблагоприятном развитии событий на Восточном фронте отступать в глубь Германии, но ни в коем случае не снимать войск с Западного фронта, чтоб гарантированно разгромить Францию и избежать войны на два фронта, штаб принял решение Восточную Пруссию не сдавать и перебросить в помощь 8-й армии с Западного фронта 2 корпуса и конную дивизию, что впоследствии сыграло роковую роль в битве на Марне (5 – 9 сентября 1914 г.) и не допустило разгрома Франции. 21 августа Мольтке сместил Притвица и назначил на его место генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга.

Вот так, «Русский солдат» спас Антанту. А она его отблагодарила в марте 1917 г. – масонским переворотом и уничтожением царствующей династии, которая благородно выполнила договоренности, заключенные 28 июля 1914 года.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ИСТОРИЯ, Олег Ракитянский, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».