ПУБЛИКАЦИИ

10.05.2018

Петр Мультатули: Царская Семья. Последние 78 дней. 10 мая 1918 года

Узники Дома особого назначения были вынуждены рано подняться, так как Дидковский представил им нового помощника коменданта вместо К. Украинцева — А. Мошкина. У Государя создалось впечатление, что у Мошкина было «доброе лицо, напоминающее художника». Он действительно не был прирождённым злодеем и большевиком. Видимо, в его душе не всё было потеряно.

Его отношение к Царской Семье, особенно под влиянием общения с нею, всё больше становилось сочувственным. Вскоре после его назначения лакей А. Е. Трупп протянул Государю пакетик с табаком со словами: «Ваше Величество, этот табак дал мне Мошкин для Вас. Он сказал мне, что эта передача из монастыря, и что о ней для Вас просил Авдеев». Николай II на это сказал: «Передайте, Трупп, от меня обоим большое спасибо и мою радость, что они оба нашли наконец самих себя».

Погода вновь ухудшилась, с утра шёл густой снег. Однако Государь отметил, что «гулять было хорошо». Государыня написала 15-е письмо Детям в Тобольск.

27 апреля (10 мая) 1918 г. большевики произвели у всех находившихся в Ипатьевском доме лиц опись и изъятие имеющихся денежных средств.

После чая опять приехал «лупоглазый», — записал Государь в своём дневнике,и спрашивал каждого из нас, сколько у кого денег. Затем он попросил записать точно цифры и взял с собой лишние деньги от людей для хранения у казначея Областного Совета».

Великая Княжна Мария Николаевна писала в Тобольск: «Только что были члены областного комитета и спросили каждого из нас, сколько кто имеет с собой денег. Мы должны были расписаться. Т. к. Вы знаете, что у Папà и Мамà с собой нет ни копейки, то они подписали ничего, а я 16 р. 17 к., которые Анастасия дала мне на дорогу. У остальных все деньги взяли в комитет на хранение, оставили каждому понемногу, выдали им расписки. Предупреждают, что мы не гарантированы от обысков. Кто мог бы подумать, что после 14 месяцев заключения так с нами обращаются».

Т. И. Чемодуров рассказывал следствию:

Дидковский предложил всем заключённым в доме объявить, у кого и сколько имеется при себе денег; у Государя и Государыни и денег не оказалось, у Великой Княжны Марии Николаевны оказалось денег 16 руб. 33 коп., у проф. Боткина — 280 руб., у Седнева — 600 руб., у Демидовой — 1700—1900 рублей, у меня — 6050 рублей: бывшие у Великой Княжны и у проф. Боткина оставлены в их распоряжении, а у остальных, т. е. у меня, Седнева и Демидовой, были отобраны, причём Демидовой было оставлено рублей 200-300. В том, что у меня были отобраны деньги, Дидковский выдал мне расписку».

Вспомним, как накануне в Москве Свердлов лгал, что у Царя «изъято 80 тыс. рублей». Кстати, никаких расписок о получении уральскими большевиками денег от Узников Дома Ипатьева не сохранилось. Скорее всего, они похищены теми, кто это изъятие организовал.

Вечером Государь читал вслух сборник рассказов русского писателя-сатирика Н. А. Лейкина «Неунывающие россияне». Великая Княжна читала своей Государыне «Духовное чтение».

10 мая 1918 г. германский посол, граф В. фон Мирбах сообщил в Берлин, что провёл переговоры с заведующим отделом внешних сношений ВЦИК К. Б. Радеком и заместителем народного комиссара по иностранным делам Л. М. Караханом, предъявив им строго официальное представление о беспокойстве германского императорского правительства о судьбе «принцесс германской крови» (имелись в виду Императрица Александра Феодоровна, Великие Княжны и Великая Княгиня Елизавета Феодоровна). На эти запросы вскоре пришли успокоительные ответы наркома Г. В. Чичерина, а германская сторона не очень стремилась к большей определённости.

До убийства оставалось 67 дней.

Вы можете прочитать оригинал записи.

МАСТЕРА СЛОВА, Мультатули Петр Валентинович , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».