ПУБЛИКАЦИИ

20.12.2017

Петр Мультатули: На страже Престола и Отечества

На сайте «Двуглавый Орёл» опубликована новая запись исследователя жизни и царствования императора Николая II Петра Мультатули:

20 декабря отмечается День работника органов безопасности Российской Федерации. За основу праздника взят Декрет советской власти об образовании Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) от 20 декабря 1917 года. Не будем забывать, что ВЧК являлась инициатором и проводником красного террора, в ходе которого были убиты сотни тысяч ни в чем не повинных людей, включая женщин и грудных младенцев, а НКВД несет прямую ответственность за чудовищные репрессии 30-х годов прошлого века.

Служба Внешней разведки РФ (СВР) также ведет свою историю от Иностранного отдела (ИНО) ВЧК при НКВД РСФСР. Главное управление Генерального штаба (бывшее ГРУ), отмечает свой праздник 5 ноября, так как именно в этот день в 1918 году по приказу РВС РСФСР, которым тогда руководил Лев Троцкий (Бронштейн), был утвержден Полевой штаб РВСР. Таким образом, история нашей разведки и контрразведки искусственно ограничивается столетним периодом. Да, в этот период мы знаем много героических имен советских разведчиков и контрразведчиков, сыгравших выдающуюся роль в отстаивании интересов нашей страны. Но получается... Получается, что до 1917 года у нас не было вообще спецслужб охраняющих государственную безопасность России.

Разумеется, это не так, и вызывает удивление, почему в нашем государстве не помнят о героических страницах разведки и контрразведки Российской империи. Постараемся хотя бы в небольшой степени исправить эту несправедливость.

Первая организация военной разведки была создана при Императоре Александре I по инициативе военного министра генерала от инфантерии М.Б. Барклай-де-Толли. Уже тогда и Александр I, и его военный министр понимали, что война с Наполеоном лишь вопрос времени. Насущной необходимостью стал сбор информации о вероятном противнике и его планах.

В 1810 году Барклай де Толли доложил Императору Александру Павловичу свои соображения о необходимости создания специальной организации для осуществления этих задач. Государь полностью согласился с министром и в том же году была создана Секретная экспедиция (канцелярия) при военном министре.

В начале 1812 года экспедиция стала именоваться «Особая канцелярия военного министра». Она подчинялась непосредственно министру, результаты ее деятельности не включались в ежегодный министерский отчет, а круг обязанностей сотрудников определялся особыми правилами.

Разведывательная деятельность военного ведомства осуществлялась в области стратегической разведки (добывание секретной политической и военной информации за границей), тактической разведки (сбор сведений о войсках противника на территории сопредельных государств), контрразведки (выявление и нейтрализация агентуры спецслужб Франции и ее союзников) и войсковой разведки.

Сотрудники экспедиции занимались рассылкой указаний и просьб военного министра командующим русскими армиями и главам дипломатических миссий.

Особенная канцелярия стала первым центральным органом Военного министерства Российской империи, который занимался организацией разведки вооруженных сил иностранных государств.

М.Б. Барклай-де-Толли. Фото: www.globallookpress.com

Уже в августе-сентябре 1810 года Барклай-де-Толли направил русским послам в странах Европы инструкции по добыванию разведывательной информации. Позднее в европейские столицы назначили военных агентов, которым поручалось собирать сведения о ходе подготовки Наполеона к войне. В Париже эти функции возлагались на полковника графа А.И. Чернышева, который был военным агентом (атташе) при дворе Наполеона Бонапарта. В Париже Чернышев и граф К.В. Нессельроде организовали мощную разведывательную сеть. В числе их платных информаторов были министр полиции Ж. Фуше и служащий военного министерства М. Мишель, который составлял ежедневную сводку французского главного штаба.

Как пишет историк О. Соколов:

это были сведения о численности, составе и перемещении наполеоновской армии, которых не имели в своём распоряжении даже французские маршалы. В результате для царя не осталось секретов относительно дисклокации и состояния французской армии.

Чернышев добывал ценные сведения о подготовке Франции к войне против России, выявлял численность французской армии, вооружение, темпы ее передвижения к границам России. Наконец, им были добыты секретные документы важного стратегического значения: боевое расписание французской армии и ее дислокации.

В 1810 году Чернышев получил указание Императора Александра I на обратном пути после выполнения очередного его поручения заехать в Стокгольм к кронпринцу Ж.Б. Бернадоту для выяснения политических взглядов руководителя Швеции и тогда еще наполеоновского маршала. Чернышев установил с Бернадотом дружеские связи. Наполеон видел в Бернадоте своего ставленника, но тот понимал, что вместе с окончательной победой французов Бонапарт лишит его всякой самостоятельности. К тому же Бонапарт захватил шведскую Померанию, чем окончательно отвратил от себя шведов.

Уже в 1811 году Бернадот через Чернышева дал слово Императору Александру I, что не будет воевать с Россией и готов оказать ей любое содействие в борьбе против Наполеона. Шведский кронпринц в течение 1811-го — начала 1812 года передавал Александру через русского посла в Стокгольме П.К. Сухтелена важнейшую информацию о планах французского императора. 29 марта (10 апреля) 1812 года Бернадот сообщал:

Мне пишут, что Наполеон рассчитывает в два месяца окончить войну с Россией, потом пойти в Константинополь, куда перенесёт столицу, чтобы управлять Россией и Австрией и всею Европой.

Бернадот также уведомил, что Наполеон планирует после победы над русской армией обязать Александра I идти на турок и выгнать их из Европы, а затем провозгласить себя восточным и западным императором.

АлександрАлександр I. Фото: www.globallookpress.com

Один из интересных эпизодов деятельности отечественной разведки связан с «делом Савана». Отставной ротмистр российской службы Давид Саван проживал с семьей в Герцогстве Варшавском. Французская разведка, зная о его финансовых трудностях, предложила ему сотрудничество. Саван был вынужден принять предложение. Снабженный инструкцией и деньгами, он в начале 1811 года перешел границу, но, прибыв в Вильно, добровольно явился к командованию русской армии и рассказал о полученном задании. В Великое Герцогство Саван вернулся уже как агент российской разведки. Он доставил интересовавшие французов сведения, специально подготовленные в штабе Барклая-де-Толли. Находясь в Варшаве, Саван смог получить ряд ценных сведений военного характера, и по заранее обговоренным условиям связи его зашифрованная корреспонденция попала на стол командования русской армии.

При содействии Савана весной 1812 года русской контрразведкой были проведены успешные операции по выявлению французских агентов.

Так, был арестован поручик Дрожневский, посланный французами в Белоруссию, в сотрудничестве с французскими спецслужбами была изобличена группа прибалтийских банкиров во главе с Меньцельманом, снабжавшая деньгами агентуру Наполеона в России.

В 30-е годы 19 века граф Чернышев стал военным министром и, разумеется, большое внимание уделял разведке, в том числе и экономической. В ноябре 1830 года Император Николай I дал указание постоянно и целенаправленно собирать сведения обо всех открытиях, изобретениях, усовершенствованиях и технологиях, «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности» и немедленно доставлять о них подробные сведения.

ГрибоедовА.С. Грибоедов. Фото: www.globallookpress.com

Выдающимся русским разведчиком был великий драматург А.С. Грибоедов, назначенный в 1828 году послом в Тегеран.

Грибоедову были поставлены задачи: сбор статистических и политических сведений о Персии, ее истории, географии, о состоянии ее экономики, торговли; сбор сведений о соседях Персии, о ее взаимоотношениях с ними, о быте, нравах, торговле их населения, о «дружественных и неприязненных» отношениях Персии с другими странами.

Особенно большое внимание придавалось сбору «в подлинном свете изложенных» сведений о Бухаре, ее торговле, сношениях с Хивой, Персией, Афганистаном, Турцией.

Однако Грибоедов лишь приступил к своей разведывательной деятельности, когда был убит 30 января 1829 года иранскими фанатиками.

При Николае I русская разведка действовала за тысячи верст от России. Так, в Бразилии первый консул в Рио-де-Жанейро Г.И. фон Лангсдорф собирал данные для успешной торговли России с Бразилией, то есть собирал разведывательную информацию экономического характера. Лангсдорф добыл богатую информацию о практически неизвестной для России страны.

Работа военной разведки проходила в тесном взаимодействии с МИДом. 8 мая 1852 года А.И. Чернышев сообщал в МИД:

Государь Император, желая, чтобы Военное министерство имело всегда сколь возможно полные и верные сведения о военных силах иностранных государств, своевременное получение коих необходимо для соображений министерства, Высочайше повелеть соизволил: возобновить с Министерством иностранных дел сношение о поручении посольствам нашим в тех государствах, где нет особых военных корреспондентов, доставлять повременные, в определенные сроки, сведения о состоянии военных сил сих государств по краткой и удобоисполнимой программе.

Большую роль сыграла русская военная разведка во время Освободительной войны 1877—1878 годов. Перед самым началом русско-турецкой войны общее руководство агентурной разведки в Турции и на Балканах было возложено на полковника Генерального штаба П.Д. Паренсова, офицера «по особым поручениям», признанного специалиста разведывательного дела.

В середине декабря 1876 года Паренсов под именем Пауля Паульсона прибыл в Бухарест под легендой родственника российского консула барона Стюарта. В короткий срок он наладил необходимые связи, создал активную агентурную сеть и собрал вокруг себя преданных людей из числа местных жителей, которые вели наблюдение за перемещениями судов по Дунаю. Большую бесплатную помощь оказал Паренсову болгарский патриот банкир и хлеботорговец Евлогий Георгиев, который имел торговых агентов и склады во многих городах Болгарии, интересовавших русское командование, что давало Паренсову возможность пользоваться готовой и достаточно надежной агентурой. Благодаря Евлогию он приобрел ценного помощника — Григория Начовича. 

Образованный человек, владевший французским, немецким, румынским языками и прилично понимающий русский, он имел большие связи по обе стороны Дуная, был необычайно изобретателен в способах добывания информации. Начович помогал русской разведке как истинный патриот своего отечества — за все время работы он ни разу не принял от русского командования денежного вознаграждения.

Николай 2Император Николай II. Фото: www.globallookpress.com

Русская военная контрразведка была оформлена в организованную структуру в 1903 году Императором Николаем II. 20 января 1903 года военный министр А.Н. Куропаткин направил на имя Государя докладную записку с обоснованием создания нового секретного подразделения военного ведомства. Военный министр полагал целесообразным создать в составе Главного штаба Военного министерства специальную структуру, которая специально занималась бы розыском иностранных шпионов и изменников по двум направлениям: руководящему и исполнительному. Руководящее направление предполагало вскрытие вероятных путей разведки иностранных государств, а исполнительное — непосредственное наблюдение за этими путями.

Деятельность сего органа должна заключаться в установлении негласного надзора за обыкновенными путями тайной военной разведки, имеющими исходной точкой иностранных военных агентов, конечными пунктами — лиц, состоящих на нашей государственной службе и занимающихся преступною деятельностью, и связующими звеньями между ними — иногда целый ряд агентов, посредников в передаче сведений...

В составе такого органа, по мнению Куропаткина, должны находиться военные специалисты, хорошо знающие организацию военных учреждений в России, а также специалисты по тайному розыску, попросту агенты-сыщики.

В соответствии с этим он предлагал учредить при Главном штабе особое Разведочное отделение, поставив во главе его начальника отделения в чине штаб-офицера, делопроизводителя в чине обер-офицера и писаря.

Для непосредственной сыскной работы сего отделения полагалось бы воспользоваться услугами частных лиц — сыщиков по вольному найму, постоянное число коих, впредь до выяснения его опытом, представлялось бы возможным ограничить шестью человеками.

Официальное учреждение такого органа представлялось невозможным, поскольку терялся главный шанс успешности его деятельности: тайна его существования.

Поэтому было бы желательно создать проектируемое отделение, не прибегая к официальному учреждению его…

Изложенные меры представлялось привести в исполнение по возможности безотлагательно. Уже на следующий день, 21 января, на документе появилась резолюция Государя: «Согласен».

Таким образом, 21 января 1903 года стало днем рождения русской контрразведки. Было создано «Разведочное отделение Главного штаба» под руководством жандармского ротмистра В.Н. Лаврова.

ПитерФото: www.globallookpress.com

В том же 1903 году Государем было ужесточено наказание за шпионаж. Поводом для этого послужило дело старшего адъютанта штаба Варшавского военного округа подполковника А.Н. Гримма, который в период с 1896-го по 1902 год передавал германской и австро-венгерской разведкам важнейшие секретные документы. Будучи полностью изобличён в преступлении силами жандармерии и полиции, Гримм был приговорён Варшавским военно-окружным судом к 12 годам каторги, так как смертная казнь за шпионаж не была предусмотрена русским уголовным законодательством.

11 февраля 1903 года Император Николай II Высочайшим повелением по Военному ведомству утвердил изменения в уголовном уложении. Согласно новой его норме, виновный в выдаче иностранному государству секретных документов, которое повлекло или могло повлечь за собой вредные для внешней безопасности России последствия, приговаривался к лишению всех прав состояния и смертной казни.

Примечательно, что за смертная казнь за эту форму шпионажа предусматривалась как «абсолютная санкция», то есть единственно возможная.

Контрразведывательной деятельностью в России в начале ХХ века занимались, помимо военной-контрразведки, Охранные отделения и Отдельный корпус жандармов.

Варшавское контрразведывательное отделение возглавил подполковник Н.С. Батюшин, который отличался исключительной работоспособностью, инициативой, системностью оперативного мышления, имел богатый кругозор специалиста, что позволяло ему принимать нешаблонные решения. В округе, буквально опутанном австрийскими и немецкими агентами, охранное отделение и контрразведка с 1900 по 1910 годы выявили почти полторы сотни иностранных шпионов (от мелких контрабандистов до офицеров штаба). Контрразведка быстро развивалась, однако накануне Первой мировой войны она всё ещё испытывала сложности с личным составом.

Дело в том, что начальниками контрразведывательных отделений (КРО) назначались специально командированные в армию жандармские офицеры, а их помощниками – армейские офицеры. Командированные жандармы не всегда имели практику контрразведывательной работы. С армейскими офицерами дело обстояло ещё хуже – они вообще не имели подобного опыта. Профессионализм жандармских офицеров военные использовали не только для контрразведывательных целей, но и для руководства военной разведкой за рубежом.

В начале ХХ века русской разведке удалось завербовать полковника австро-венгерской армии Альфреда Редля. Он, являясь одним из руководителей австро-венгерской военной разведки, стал важным источником, от которого на протяжении десяти лет поступала исключительно ценная военная и политическая информация.

Огромную роль в добывании разведывательных данных при Императоре Николае II играли военные агенты, так в России назывались военные атташе: полковник В.П. Лазарев (Париж), подполковник Е.К. Миллер (Брюссель), генерал-майор В.Н. Шебеко (Берлин), полковник М.К. Марченко (Вена), генерал-лейтенант Н.С. Ермолов (лондон), полковник В.К. Самойлов (Токио) и другие.

Накануне Первой мировой войны в российской военной разведке были проведены существенные преобразования. Из состава Главного штаба – высшего органа военного управления России было выделено Главное управление (ГУ) Генерального штаба (ГШ), в котором было сосредоточено руководство военной разведкой.

Николай-2Император Николай II и Цесаревич Алексей. Фото: www.globallookpress.com

С началом Первой мировой войны русские спецслужбы столкнулись с высокой активностью иностранных разведчиков. К примеру, уже в конце августа 1914 года сотрудниками Департамента полиции в непосредственной близости от Архангельска был задержан немецкий пароход, имевший на борту радиотелеграфную станцию. В том же месяце ГУГШ вскрыло шпионскую деятельность немецкого агента К. Бергхарда, работавшего под видом коммивояжера в Петрограде и Саратове.

Не бездействовала и австрийская агентура: разведшколы в Вене, Кракове и Кошице форсированно готовили профессиональных шпионов для засылки на территорию России. А в октябре 1914 года Военное министерство засекло факты участия турецких дипломатов в ведении разведывательной деятельности и развертывании панисламистской пропаганды в разных концах страны.

Немецкая разведка использовала в качестве своей агентуры деятельность крупных фирм с европейской известностью. В частности, американскую корпорацию швейных машинок «Зингер».

В начале ХХ века корпорация  «Зингер» успешно утвердилась на русском рынке. С начала Первой мировой войны корпорация была причастна к шпионажу в пользу Германии.

5 ноября 1914 года в секретном циркуляре Департамента полиции сообщалось:

По полученным в Департаменте полиции сведениям, главная контора фабрики "Зингер» поручила своим агентам по продаже швейных машин собрать негласным путём в обслуживаемых ими районах сведения о количестве и названиях селений, с указанием в таковых численности усадьб и жителей, а также достопримечательности местности. Принимая во внимание, что вышеуказанные обстоятельства являются одним из способов служения целям военного шпионажа, Департамент полиции об изложенном считает необходимым известить.

В Польше жандармы перехватили еще одно письмо служащим фирмы «Зингер» от американца Дж. Говарда из Бремена. Он предлагал подыскивать ему «лиц из военной среды, которые бы за соответствующее денежное вознаграждение доставляли все последние сведения о новых распоряжениях, происшествиях, переменах и пр. в войсках».

В первые же дни февральского переворота 1917 года контрразведка, жандармы и охранные отделения приняли на себя удар боевиков, руководимых немецкими агентами. Мятежники уничтожили архивы и картотеки столичной полиции и контрразведки. Начальник Управления генерал-лейтенант И.Д. Волков был схвачен, изуродован и убит выстрелом в затылок. Жандармское Управление было сожжено. По распоряжению Временного правительства из органов контрразведки были уволены все жандармские офицеры и лица, ранее работавшие в охранных отделениях и сыскной полиции. Развал российские спецслужб набирал обороты к нескрываемой радости внешнего врага. 

(В статье использованы материалы монографий: Мультатули П.В. Ледокол для Наполеона. – М.: РИСИ, 2012, Мультатули П.В. Николай II. Отречение, которого не было. -  М.: АСТ, 2010; Мультатули П.В. Внешняя политика Императора Николая II. – М.: ФИВ; РИСИ, 2014; Старков Б.А. Охотники на шпионов. Контрразведка Российской империи 1903—1914. — СПб., 2006; материалы Интернет).

Вы можете прочитать оригинал записи.

МАСТЕРА СЛОВА, Мультатули Петр Валентинович , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».