• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

01.10.2019

По следам «Дикой дивизии»

Автор:

Максим Лукьяненко — член молодежного крыла Чеченского регионального отделения Общества «Двуглавый Орел»

В преддверии предстоящей 75-летней годовщины Великой Победы невольно задумываешься и о других славных подвигах и судьбоносных сражениях в отечественной истории. Мне бы хотелось рассказать о событиях более давних, но не менее значимых, а именно про удивительные подвиги жителей Кавказа. Там родился мой отец и я, безусловно,  не могу быть безразличным к истории этого красивого и удивительного края.

Хочется начать мой рассказ об одном представителе чеченского народа, не столь известном, как его некоторые современники, но оставившим, тем не менее, заметный след в эпоху войн России с Наполеоном.

В годы русско-австро-французской войны (1805–1807) Александр Чеченский не раз проявлял исключительную храбрость в сражениях с наполеоновскими войсками. За отвагу в боях А.Чеченский был награжден орденом Георгия 4-й степени. Для сравнения, такой же орден за эти бои получил князь Петр Багратион. Позже Чеченский еще не раз принимал участие в сражениях на самых опасных участках фронта.

Во всех боях Александр Чеченский проявлял исключительную смелость и мужество. Все проведенные им военные операции выдавали в нем настоящего лидера. В сентябре 1812 года при освобождении села Ляхово русские воины под командованием Александра Чеченского взяли в плен две тысячи рядовых, шестьдесят офицеров и одного генерала. Эти цифры не только поражают своими масштабами. Чеченский был не только талантливым военачальником, превосходным командиром, но и великодушным человеком, который ценил жизни своих подчиненных и офицеров и нижних чинов. Например, однажды он со своим отрядом занял Гродно, Дрезден и ряд других городов не потеряв ни одного человека. Его давний знакомый Денис Давыдов вспоминал: «…Чеченский отличился, это его привычка». Полк Чеченского сыграл важную роль в исторической «битве народов» под Лейпцигом. За эти и многие другие военные подвиги Александр Чеченский был награжден орденом Святой Анны с бриллиантами.

К концу военной службы грудь полковника Чеченского была украшена многими орденами и наградами, и все они были получены за военные заслуги, что говорит о скромности этого поистине неординарного человека.

Не только Александр Чеченский, но многие другие представители кавказских народов отличались подобной храбростью.

Окунемся в двадцатые годы девятнадцатого столетия. Императорская армия доходила до крупнейших европейских столиц, русские эскадры бороздили моря, а головы генералов будоражили мысли о новых славных победах. Но оставался клочок земли, который долгое время был не доступен даже самым подготовленным русским солдатам; нет, это не далекая Азия и не холодная Аляска – это Кавказ, родина гордых и храбрых людей, готовых сражаться за свою свободу.

Несмотря на упорство и численное превосходство русских воинов, горцы почти 50 лет – по данным официальной историографии – успешно защищали свои дома и семьи, оберегали свою родину, хотя это противостояние длилось гораздо дольше.

Полностью описать всю войну не представляется возможным, поэтому я расскажу только об одной из битв, которая состоялась весной и летом 1842 года. Воспользовавшись тем, что основные силы кавказских горцев находились в Дагестане, генерал-адъютант П. Граббе предпринял поход в самое сердце имамата – аул Дарго. Десятитысячному отряду русских противостояли отряды ичкеринских и ауховских чеченцев под командованием наиба Ичкерии Шуайба-муллы Центороевского, в колличестве, по словам участника Кавказской войны А. Зиссермана, «по самым щедрым расчётам, до полутора тысяч». Бои в горных ущельях продолжались с 30 мая по 2 июня 1842 года. В ходе сражения чеченцы использовали тактику рассыпного строя и так называемую «кочующую» артиллерию, проявив себя как виртуозы военных действий в горной местности. Потеряв более 1800 солдат и офицеров убитыми, ранеными и пропавшими без вести, Граббе был вынужден отступить. Потери чеченцев составили 600 человек.

Слава об успехах кавказцев гремела по всему материку. Федор Достоевский отзывался о сидевших с ним в омском остроге кавказцах так: «Кавказцы омского острога не были уголовными преступниками, грабителями и конокрадами. Это были политические заключенные, отважные патриоты, бесстрашные партизаны, выступавшие в одиночку или легкой кавалькадой против форпостов регулярной и несметной армии».

После поражения в кавказской войне и капитуляции имама Шамиля, кавказцы доблестно служили Империи. Им было присуще редкое мужество и твердый характер. Горцы исключительно проявили себя в русско-турецкой войне 1877—1878 г.г., русско-японской войне и, особенно в Первой мировой, когда была сформирована состоявшая целиком из кавказцев,так называемая «Дикая дивизия».

«Дикая дивизия – по праву была одной из самых надёжных войсковых частей – гордостью русской армии...Когда вспыхнула война, кавказцы добровольно пошли на защиту России и защищали её беззаветно не как злую мачеху, а как родную мать. Они сражаются вместе с русской армией и впереди всех и смелее всех умирают за нашу свободу» (Офицер А. Палецкий,1917 г.).

Учитывая исключительные боевые качества и военные успехи горцев, военное руководство страны, решило сформировать Дикую дивизию, прозванную так за бесстрашие, отвагу и свирепость в бою, одно упоминание которой ввергало в ужас врагов Империи. Дивизия состояла из жителей Северного Кавказа и Закавказья, а командовал ею родной брат Николая II – великий князь Михаил Александрович Романов. Эта дивизия просуществовала три года – с 23 августа 1914 года по 21 августа 1917 года, и все это время, до самого конца существования оставалась верна Императору и русской армии.

История Дикой дивизии началась с предложения Николаю II поднять воинственных кавказцев на борьбу с противниками в первые месяцы Iмировой войны. Вступить в ряды Императорской армии пожелали абсолютно все, что ещё раз подчеркивает силу характера и верность кавказцев. Сразу после Высочайшего приказа от 23 августа 1914 года было сформировано 6 конных полков из цвета горской молодежи, позже организованных в три бригады и один Аджарский пехотный батальон. Каждый воин был при собственном холодном оружии, своей черкеске и на своем коне.

Вот что писал военный журналист Илья Толстой, сын прославленного писателя Льва Николаевича: «Я жил целый месяц в халупе в центре расположения «диких полков», мне показывали людей, которые на Кавказе прославились тем, что из мести убили нескольких человек, – и что же я видел? Я видел этих «убийц», нянчивших и кормящих остатками шашлыка чужих детей, я видел, как полки снимались со своих стоянок, и как жители жалели об их уходе, благодарили их за то, что они не только платили, но и помогали своими подаяниями, я видел их выполняющими самые трудные и сложные военные поручения, я видел их в боях, дисциплинированных, безумно отважных и непоколебимых». Редко в истории можно найти примеры такому мужеству и храбрости, но в то же время такой душевной щедрости, выказываемых воинами на захваченных территориях.

Всего четыре коротких месяца понадобилось на обучение Дикой дивизии и полное её формирование,. Уже к ноябрю 1914 года полки кавказской конницы были переброшены на австрийский фронт в Галицию, и с этого момента стали регулярно приходить известия об успехах Дикой дивизии. Благодаря отваге чеченской полусотни, разгромившей австро-венгров в феврале 1916 года, русская армия перебралась с доселе занимаемого левого побережья Днестра на правое, где были сосредоточены вражеские войска.

Часть кавалеристов Дикой дивизии приняли участие и в знаменитом Луцком (Брусиловском) прорыве летом 1916 года. Всего шестью полками Дикой дивизии было проведено 16 конных атак только за 1916 год. Без сомнения Дикая дивизия была одной из самых лучших и эффективных кавалерийских подразделений Императорской армии. Количество пленных захваченных горцами превышало численность самой кавказской дивизии в несколько раз. Разве после этого можно не согласиться с тем, что сыны Кавказа – одни из лучших воинов на континенте?

Весть об отречении Императора от престола застала горцев в Румынии. Оставшись без командования, горцы сохранили верность Родине. Летом 1917 года было решено  направить горцев в Петроград для подавления революционного восстания. Однако большевики решили во что бы то ни стало остановить горцев, но, учитывая все их боевые достижения, единственный способ остановить их – было слово, а не сила. Для начала со всеми почестями был организован торжественный прием кавалеристов, где в переговоры вступил внук имама Шамиля – Мухаммад Захид Шамиль, просивший кавказцев остаться в стороне от Гражданской войны. Но горцы не смогли и не стали отсиживаться по домам. Значительная часть всадников дивизии вступила в Белую армию, и героически сражались с красными вплоть до эвакуации из Крыма в ноябре 1920 г. в составе горского дивизиона. Некоторые из них остались погребены на острове Лемнос, где в 1920—1921 г.г. сосредоточилось около 30 тысяч донских, кубанских, терских и астраханских казаков вынужденных покинуть большевистскую Россию.

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».