Киргизия

Поболит — и не пройдёт: нам срочно нужно заняться профилактикой русофобии

Долготерпение русских — штука общеизвестная, за многие века успевшая попасть в поговорки. Русские способны бесконечно долго мириться с дураками в начальниках, плохими дорогами под ногами и даже с русофобами. В прошлом именно это терпение, способность выносить невыносимое и принимать как данность самые ужасные условия жизни оказалось одним из главных козырей нашего народа в борьбе за выживание и доминирование на евразийских просторах.

Однако, как и любая другая сверхспособность, наше долготерпение оборачивается порой своей негативной стороной.

У наших людей, например, крайне распространена манера не обращать внимания на болезни. Вместо того чтобы по первому звоночку идти к врачу и заниматься «починкой» «сломавшегося» организма, русские, особенно люди старшего возраста, будут терпеть боль, маяться, в крайнем случае пить обезболивающие и тешить себя иллюзиями, что, мол, «пройдёт само». Спросите у любого врача, неважно какой специализации: сколько запущенных случаев он видит каждый месяц?

Получается, что та же самая психологическая готовность делать дело через «не хочу» и «не могу», что позволяла нашим предкам строить тысячекилометровые засечные черты, раз за разом восстанавливать сожжённые города, идти сквозь промерзшие просторы Сибири и годами сидеть в окопах под огнём немецкой артиллерии, нас, современных людей, приводит в онкологические центры с неоперабельными опухолями.

Впрочем, заточенный на превозмогание всего и вся менталитет играет злые шутки вообще в любых вопросах, касающихся отношения к себе. От чрезвычайно низких требований к благоустройству городов — среды, в которой мы живём, до потрясающей толерантности к русофобии, попустительства людям, которые нас по самым разным причинам не любят, а порой даже и ненавидят.

В нас не плюют за наши деньги? Уже спасибо!

Невозможно описать проблему лучше, чем это в своё время сделал философ, писатель и публицист Константин Анатольевич Крылов:

«Русский такой, он зла не помнит. Не то чтобы даже прощает зло (прощение действие сознательное), а вот именно что не помнит. И ежели гадить ему понемножечку, каждый раз помалу, то обобрать его можно полностью и целиком, а потом-то можно будет уже и оттянуться, и покуражиться, благо «уже не встанет». Ну а ежели встанет и опять как-нибудь выберется, тоже не страшно. Память-то коротенькая. Всё простит и забудет на радостях. Потому, соответственно, всё и можно».

За примерами далеко ходить не надо: буквально на днях член Конституционного совещания Киргизии Садирдин Торалиев призвал лишить в стране русский язык статуса государственного, заявив буквально следующее:

«Мы привыкли к русскому языку и сидим с ним, как привязанная собака. Такого не должно быть».

По мнению Торалиева, дискриминировать русский язык необходимо из-за того, что молодёжь перестала разговаривать на киргизском. Язык никто не учит, поскольку в этом нет потребности, а значит, «нужно её создать», заявил политик.

«Только тогда все начнут учить и разговаривать на киргизском», — убеждён Торалиев.

Предложение заговорившегося общественника быстренько дезавуировали старшие товарищи. Исполняющий обязанности президента страны Талант Мамытов заявил, что поддерживает придание кыргызскому языку статуса государственного, а русскому — официального. При этом он очень чётко обозначил резоны такой позиции:

«Русский язык сыграл важную роль в социально-экономическом и культурном развитии нашего горного края. Исторически сложилось так, что русский язык сыграл огромную прогрессивную роль в формировании киргизской культуры и системы просвещения… Основные потоки трудовой миграции из Киргизии в Россию идут из регионов страны. Это одна из причин, почему кыргызстанцы хотят изучать официальный язык».

Иными словами, Торалиеву посоветовали закрыть рот, чтобы страна не осталась без русских денег. Что ж, и на том спасибо. Мамытов показал, что он как минимум не враг русскому народу и вдобавок практичный человек (то есть не дурак), а значит, иметь с ним дело вполне можно.

Уроки киргизского

Однако для нас важно не это, а то, что в данной ситуации, как в лабораторном эксперименте, видны глубинные закономерности, определяющие ход процессов в повседневной жизни.

Во-первых, киргизские деятели без кривляний и экивоков буквально парой фраз указали на то, почему отмирают национальные языки. Они просто не нужны. В экономическом плане их ценность является даже не нулевой, а отрицательной: они не стоят усилий, потраченных на их изучение. Именно поэтому местечковые националисты, хоть в Татарстане, хоть на Украине, не просто выступают за преподавание своих народных языков, а требуют, чтобы всех детей, в том числе и русских, обучали им насильно.

Второе: киргизский языковой эксперимент в очередной раз (сколько уже было аналогичных украинских, прибалтийских, да и белорусских примеров) чётко показывает, что публичная русофобия на пространстве бывшего СССР превратилась в своего рода беспроигрышную лотерею, участники которой соревнуются в предложениях, как бы ещё ущемить русских. Если идея находит поддержку, её автор идёт на повышение; если же признаётся глупой, несвоевременной и даже экономически вредной, то ничего страшного — ответственность за такое никем не предусмотрена.

Русские же и Россия делают вид, что ничего не замечают, а если и замечают, то реакция ограничивается очередной бессмысленной «озабоченностью» вечно озабоченного МИДа или малозначащим заявлением какого-нибудь депутата. Между тем как раз необходимо делать так, чтобы русофобские инсинуации становились делом опасным и неблагодарным.

Отвлечёмся на минуточку от наших грустных реалий и посмотрим на мировую практику. Что будет с общественным деятелем, политиком или журналистом, который предложит ущемлять права и интересы евреев? А негров или гомосексуалистов? В европейских странах персонаж сядет или получит штраф, в Штатах — потеряет работу, бизнес и на всю жизнь станет «токсичной» фигурой.

Русские же в этом плане оказались защищены слабее секс-меньшинств. Их почему-то травить можно. Русофобы живут в тепличных условиях. За счёт российских денег решают свои проблемы и при этом имеют наглость вести против нас культурную войну, от разговоров про многовекторность внешней политики до отказов от кириллицы в пользу латинского алфавита. Понятно, что эта политика проводится местными этнократиями, которым нужно объяснять электорату смысл существования своих республик, а проще всего это сделать в русле «мы не Россия, мы не русские». Столь же очевидно, что этот тренд поддерживается западной агентурой, собранной в различные НГО-НКО, экспертные советы (в том числе и при российских органах власти).

Но, с другой стороны, это и наша недоработка, и даже не государства, а именно национально мыслящей части общества. И именно нам, русской интеллигенции, журналистам и общественным деятелям, надлежит сделать так, чтобы высказывать, а тем более реализовывать русофобские идеи стало очень дорогим удовольствием. Для начала хотя бы в репутационном плане.

Русским не просто нужен свой аналог украинского «Миротворца» (хотя и он, безусловно, нужен), но создание такой атмосферы, при которой вести дела, принимать на работу, дружить и просто стоять рядом с деятелем, выступающим за ущемление русских, становилось бы клеймом на всю жизнь. Чтобы авторы таких инициатив не только не могли мечтать вести бизнес в России, например выпускать шоколадные конфеты и прочие сладости, но даже среди своих соплеменников становились бы нерукопожатными фигурами.

По сути, пора перестать игнорировать проблему и заняться профилактикой русофобии, хотя бы у себя дома и в ближайшем зарубежье. Ведь хорошо известно, что профилактика всегда эффективнее любого лечения.

Автор: Влад Шлепченко
Фото: Claudia Thaler / dpa

Поделиться ссылкой: