Эрдоган

Почему «султан Эрдоган» прощает Китаю концлагеря для мусульман

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, которому не дают покоя лавры султана Сулеймана Великолепного, давно пытается позиционировать себя в качестве защитника всех мусульман. Насколько хорошо это у него получается, сказать трудно — дело в том, что до последнего времени он воевал как раз с «братьями по вере» и сотрудничал и продолжает сотрудничать с самыми отъявленными террористами ИГИЛ*, «Хайят Тахрир аш Шам» (бывшая «Джебхат ан Нусра» — запрещены в РФ) и других террористических группировок, которые с упоением резали головы как христианам, так и мусульманам.

Отчим всех мусульман

Тем не менее президент Турции позиционирует себя именно как защитника мусульман и пытается сыграть в информационном поле на любом противостоянии мусульман с представителями других религий. Он последовательно критиковал Мьянму за то, что она не хочет пускать к себе мигрантов из Бангладеш, Россию — за возвращение Крыма (где обитали до 2014 года агенты Эрдогана из местного незаконного «Меджлиса крымско-татарского народа» — организация запрещена в РФ) домой, Францию — за то, что она критикует засилье мусульман в стране (хотя, конечно, с карикатурами там давно перешли грань приличий), а Австрию — за то, что без энтузиазма отнеслась к исламским террористам в Вене. Вроде бы всё логично: даже если террорист, но свой, исламский, президенту Эрдогану он куда ближе, чем любые другие честные и добрые люди.

В то же самое время мусульман-курдов Эрдоган старательно уничтожает и ассимилирует, отказывая им даже в самоидентификации и называя их «недоразвитыми горными турками». В отношении же Китая, где происходит притеснение прав миллионов жителей Синцзян-Уйгурского автономного района, вплоть до «перевоспитания» в исправительных лагерях по религиозному признаку, турецкий президент ограничивается лишь словесной критикой, рассчитанной на турецкого обывателя и ни разу не вылившейся хотя бы в дипломатическую ноту протеста.

В чём же дело?

И хочется, и колется

Эрдоган — очень прагматичный политик, тонко чувствующий, на чём можно играть, а на чём можно обжечься. Поэтому критиковать официальные Вену и Париж, обзывать президента Франции в недопустимых для политика выражениях за «исламофобию» он может, а вот направить официальную ноту протеста Пекину с заявлением о недопустимости ущемления прав уйгуров — нет. Такая «вольность» может очень дорого обойтись Турции: в ответ на недружественные действия официальной Анкары власти Китая могут свернуть проекты маршрутов «Одного пояса — одного пути», проходящие через территории Турцию и её сателлитов, а это миллиарды долларов инвестиций в инфраструктуру и миллиарды долларов в год от транзита китайских товаров в Европу. Терять их Эрдоган не хочет. В Пекине у него нет такого лобби, какое есть в Москве в лице азербайджанских олигархов, и отстаивать интересы турок в Пекине никто не будет. Поэтому и сотрясает турецкий «недосултан» воздух для турок, а написать официальное «письмо китайскому богдыхану» боится.

Эрдоган опасается не только потерять деньги, но и раньше времени побеспокоить Китай, имеющий очень весомое влияние в странах Средней Азии, куда пытается пробиться Турция со своим проектом «Великого Турана» на основе «Тюркского совета». Если Китай применит все свои средства влияния на элиты стран Средней Азии, Эрдоган со своими идеями пантюркизма ещё долго не сможет достичь там реальных успехов.

В работе со среднеазиатскими элитами Эрдогану помогают британские «старшие товарищи», в чьих офшорах представители власти среднеазиатских стран хранят деньги, «честно украденные» у своих народов. Дочь бывшего президента Узбекистана Гульнара Керимова и недавно умерший в Лондоне внук экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева — лучшая иллюстрация таких «офшорных элит» Средней Азии.

И только российского определяющего влияния в странах Средней Азии нет: всё наше «влияние» сводится к дотациям их экономик за счёт России и приёму миллионов мигрантов из этих стран в ущерб русским трудящимся. Ничего хорошего не сулит России и укрепление влияния Китая в регионе, но проекты турок и британцев куда опаснее.

Общая опасность

На этом фоне у России и Китая возникают два важных геополитических повода для сотрудничества:

  1. Недопущение формирования в Средней Азии структур «Великого Турана» и укрепления влияния Анкары и Лондона, так как «Великий Туран» и миллионы его боевиков одинаково опасны и для России, и для Китая.
  2. Совместное непризнание Россией и Китаем результатов выборов в США в случае, если «глубинное государство» всё же сумеет перечеркнуть победу президента Дональда Трампа на выборах и навязать народу США и всему миру свою креатуру — Джо Байдена. Для России это будет настоящей проверкой на прочность, так как усилятся и внешнее давление, и попытки госпереворота по технологиям «майдана», а уж предателей вроде «русского Пашиняна» нам подыщут сколько угодно. Для Китая в случае появления Джо Байдена в Белом доме так же кратно вырастут риски смещения председателя Си Цзинпина со стороны клана «комсомольцев», ориентированных на интересы США и Британии, ради которых клан готов на любые провокации, вплоть до гражданской войны.

Таким образом, впервые за много десятилетий у России и Китая возникает реальный общий геополитический интерес, ради которого страны могут координировать свою внешнеполитическую деятельность и укреплять сотрудничество не только в экономической, но и военно-политической сфере.

И всё же у Эрдогана есть чему поучиться! Турки, да и сам президент Эрдоган часто называют азербайджанцев «младшими братьями», причём у части азербайджанцев вместо возмущения таким принижением достоинства их народа это вызывает поистине щенячий восторг. В то же самое время эти же самые люди возмущаются, когда в России называют жителей Украины или Белоруссии теми же самыми «младшими братьями» или даже просто «братьями», и уже тем более «кипит их разум возмущённый» от слов о едином русском народе в России, Белоруссии и на Украине. Зато когда сам Эрдоган заявляет, что турки и азербайджанцы — это единый народ, отказывая азербайджанцам в собственной субъектности, это не вызывает у них никаких возмущений!

Вот чему надо учиться у Эрдогана: качественная пропаганда, умение создавать общие смыслы и идеи — великая сила! Сила, которую наше руководство упорно отказывается использовать.

Автор: Артём Шарлай
Фото: T.C. Cumhurbaşkanlığı Kurumsal İnternet Sayfası

Поделиться ссылкой: