Покров Пресвятой Богородицы, украинский национализм и церковный раскол

Автор:

Олег Ракитянский.

Сегодняшний раскол украинского православного мира, запрещение деятельности Украинской православной церкви Московского патриархата и появление украинской автокефалии (канонически независимой от Москвы, но с подчинением Константинополю) имеет свою многовековую предысторию, начавшуюся ещё в 1015 году. В тот год была предпринята первая попытка юрисдикционного обретения независимости Киевской Церкви путём избрания, без согласования с Констинтинополем, на киевскую кафедру митрополита-русина Иллариона. Та же история повторилась в 1147 году, когда митрополитом стал Климент Смолятич и снова без согласия с Царьградом.

В очередной раз вопрос о полной юридической независимости от Константинополя был поставлен в годы наместничества в Киеве ярого приверженца католицизма и униата – Петра Могилы (1632–1646). («Брестская уния» — заключение соглашения о подчинении польских православных епархий католическому Риму в 1596 году). Однако, начиная с 1654 года, после вхождения Запорожского войска под скипетр московского царя, церковная жизнь малороссов начала развиваться по тем же законам, что и общественно-политическая. Уже в 1686 году Киевская митрополия была выведена из юрисдикции Константинопольской Патриархии и включена в состав Московской Церкви.

Трагические события в Российской Империи начала ХХ века способствовали постепенному разрушению тысячелетнему церковному строительству и самой царской власти, поскольку со времени «петровских реформ» Русская Православная Церковь утратила патриархальный уклад и стала одним из государственных институтов империи. В условиях церковного, социального кризиса и революции 28 августа 1917 г. состоялся Поместный Собор, на котором восстановили патриаршество, что обеспечило РПЦ тернистый, но качественно новый исторический период развития в последующие годы. Однако руководство Русской Церкви не хотело замечать или реагировало болезненно на те перемены,  на окраинах Империи, как в политическом, так и в церковном аспектах. В Прибалтике, Грузии и на Украине всё сильнее стали звучать голоса о политической и церковной независимости от Москвы. Так, 12 марта 1917 года в Тифлисе Собор грузинского духовенства провозгласил восстановление древней грузинской автокефалии.

Подписание Брестского мира в марте 1918 г., оккупация Малороссии германскими войсками и начавшаяся Гражданская война лишь обострили и без того уже вполне назревавшие процессы церковного раскола и возврата к вопросу автокефалии. Для урегулирования церковной жизни Православной Церкви на Украине решили созвать Всеукраинский Церковный Собор. Основными темами Собора, открывшегося 14 октября 1921 года на праздник «Покрова Пресвятой Богородицы», стало провозглашение Украинской Автокефальной Православной Церкви и удовлетворение потребности в епископате из числа независимых от Москвы представителей. После долгих соборных споров решили рукоположить епископа «александрийским» или «пресвитерианским» образом (осуществлялся в Александрийской Церкви, при отсутствии православных епископов, пресвитерами и мирянами). 23 октября в Соборе Святой Софии после долгой совместной молитвы, в присутствии большого количества верующих 30 священников, положив руки друг на друга, рукоположили Василия Лыпкивского в епископы. К закрытию Собора (30 октября) рукоположили 11 епископов, а ещё 5 – вскоре после окончания Собора. Не традиционность епископских рукоположений привела к тому, что уже во время Собора значительное количество верующих оставило автокефальное движение. Часть отделилась уже после самой хиротонии Лыпкивского.

Таким образом Первым «архиереем» УАПЦ, поставленным неканоническим образом, был протоиерей В. Липковский, в «рукоположении» о. Василий.  Заслуживает особого внимания то, что помимо протестантского подхода к вопросу архиерейских хиротоний, Всеукраинский Церковный Собор принял ещё целый ряд радикальных нововведений, грубо попиравших многовековые традиции Православной Церкви, а именно:

  1. Констатация того, что церковные каноны устарели и подлежат обязательной ревизии;
  2. Отмена принципа иерархического устроения Церкви и отстранение епископата от законодательной, исполнительной и судебной власти в Церкви;
  3. Введение так называемой «соборноправности», т.е. коллегиального (всенародного) управления Церковью;
  4. Введение женатого епископата;
  5. Допущение рукоположения во все степени священства до вступления в брак;
  6. Допущение развода, второго и третьего брака для епископов, священников и диаконов.

После завершения работы ВЦС, сорвавшего благодатные «покрова» Богородицы с мятущейся украинской паствы, начался бурный рост украинского церковного раскола, умело управляемый большевиками с целью ослабления «Тихоновской» Русской Церкви. По попущению Божиему в 1924 г. коммунисты в противовес УАПЦ организовали Братство «Деятельная Христова Церковь», в июне 1925 года создали ещё одну автокефальную структуру – Братское объединение Украинских Автокефальных Церквей (БОУАПЦ).

Украинское автокефальное движение 20-х годов, пока оно было выгодно большевикам в борьбе с Русской Церковью (так же ими поддерживалось «обновленческое движение» в самой РПЦ), всё же не испытывало слишком сильных притеснений со стороны властей. Однако, как только возникла угроза структурного оформления национальной Украинской Церкви, большевистская власть тут же оперативно отреагировала и усилила репрессии. На Втором Всеукраинском Соборе 1927 года под давлением советской администрации от управления УАПЦ отстранили митрополита В. Лыпкивского. Главой УАПЦ стал епископ Николай Борецкий. А через три года, в январе 1930 г., на очередном Соборе участниками были высказаны многочисленные самообвинения и вынесено постановление о самоликвидации УАПЦ. Всех архиереев УАПЦ, кроме Ивана Тедоровича, находившегося в то время в Америке, арестовали и подвергли репрессиям.

Очередной судьбоносной вехой хронологически совпадающей с праздником Покрова Богородицы и исказившегося на Украине почти до формы языческого культового обряда, послужило решение бывшего президента страны Ющенко 29.01.2010 издать указ о признании борцами за независимость Украины и приравнивание их к ветеранам Отечественной войны – членов украинской повстанческой армии (УПА. Запрещённая в РФ террористическая организация). Документ предоставил официальный повод украинским неонацистам и прочим «свидомытам» (сознательным) исправно отмечать эту дату образования УПА 14 октября 1942 года массовыми факельными шествиями, экипировавшись под бывших вояк этих по существу военизированных бандформирований.

Но и этого оказалось недостаточно, — 14 октября 2014 года президент Порошенко издал указ о переносе празднования Дня защитника Отечества с 23 февраля на 14 октября, а с 2015 года этот «праздничный день» стал нерабочим. Кощунственность бывших президентов и их «спонсоров» скрыть под праздничным «покровом» попытки оправдания украинского нацизма и коллаборационизма (оказание помощи врагу) в годы Отечественной войны не должны оскорблять память граждан СССР, погибших за нашу свободу в боях с гитлеровцами.

Уместным станет проведение разоблачительных акций по дезавуированию как даты образования УПА в октябре 1942 году, так и её, якобы, основателя Героя Украины — Р. Шухевича. В это время он, в чине капитана и командира роты 201–го шуцманшафт батальона полиции, принимал участие в проведении карательных операций против местного населения и партизан в Витебской области Белоруссии. И на первом этапе «доблестной службы» летом 1942 года отчитывался перед своим пастырем, митрополитом-униатом и нацистом А. Шептицким: «… Ваша святейшая экселенция. У нас дела идут хорошо, немцы удовлетворены нашей работой». Но удовлетворённость оказалась не долгой. Раздражение хозяев началось в октябре 1942 (был скинут покров союзнической преданности), когда под ударами партизан батальон полицаев начал нести серьёзные потери, что привело к дезертирству многих десятков вояк. По этой причине Р. Шухевич в ноябре прибыл во Львов, где встречался с помощником губернатора Галиции А. Бизанцем (резидент германской разведки с 1925 года). На этой встречи он заступился за дезертиров-предателей и попросил А. Бизанца, чтобы германское командование не лишало их семьи продовольственного пайка, и не преследовало по законам военного времени.

В феврале 1943 года по причине массовости дезертирства 201-й батальон полиции был расформирован. Рядовой и сержантский состав отправили в Галицию, а офицерам приказали явиться во Львов. Однако капитан полиции Р. Шухевич не выполнил приказ командования и бежал с поезда на одной из станций. И после этого произошло «чудесное» перевоплощение Р. Шухевича из командира роты полиции в руководителя невесть откуда возникшего вооружённого подполья организации украинских националистов на Волыне (район городов Луцк-Ровно-Дубно). По странному стечению обстоятельств именно в этом районе началось развёртывание партизанских формирований известных будущих командиров: С. Ковпака, С. Руднев, П. Вершигора и т.д. Перед партизанскими соединениями была поставлена боевая задача нарушать коммуникации немцев на транспортных артериях Краков-Луцк-Ровно-Житомир-Киев. А в мае 1943 года С. Ковпак получил указание из Москвы о проведении партизанского рейда по Западной Украине с целью выхода через Карпаты в район г. Дрогобыча (Львовская область) и уничтожения нефтеносной инфраструктуры этого региона.

И почему-то именно в мае впервые появляются первые сведения о боестолкновения оуновцев с советскими партизанами. При этом отмечалось, что на стороне последних выступали вооружённые части польской Армии краёвой (партизанская структура Польши, созданная в начале 1942 года). Для организации противодействия партизанам германское командование в марте 1943 года с помощью оуновцев ликвидировало на Волыне вооружённую полицию атамана Бульбы-Боровца в форме Украинской повстанческой армии «Полесская Сечь» и на её базе создали оуновскую армию, отбросив прежнее название. Первым боевым заданием «защитников Отечества» было уничтожение польского населения Волыни, которое симпатизировало Красной Армии и партизанам, и по возможности оказывало им поддержку. Приказ с энтузиазмом переходящим в раж выполнялся с лета по осень 1943 года и вошёл в историю под названием «Волынская резня», а результатом этих действий националистов стало убиение около 80 000 жителей различной национальности в том числе и украинцев. Однако признать этнический геноцид поляков (своего рода холокост) бывшие президенты Украины не пожелали, получив на Западе указание – срочно создать пантеон новых украинских героев и уровнять карателей с советскими солдатами-освободителями Европы (30 июня 2012 года, в честь 105 годовщины со дня рождения, Р. Шухевичу установили бронзовый памятник в г. Калуш, Закарпатье)

Однако героизация коснулась не только оуновцев. На «Покрова» попал и был прославлен очередной президент Украины Симон Петлюра (1918—1925 годы). Организовав, с помощью выходцев из Галиции государственный переворот, он сверг ставленника немцев гетмана П. Скоропадского в ноябре 1918 года. Не совсем понятно за какие заслуги перед украинским народом, но 14 октября 2001 года в г. Ровно ему был установлен бюст, а 14 октября 2010 года в г. Винница С. Петлюре был возведён полноразмерный бронзовый памятник, где он сидит на скамейке и внимательно рассматривает карту Украины. История повторилась на этот раз в виде фарса. Из С. Петлюры – национальный герой, всё равно, что из генерала А. Власова – национальный освободитель!

Не станем отдельно останавливаться на том, как его гайдамаки уничтожали евреев в Киеве, Житомире и Проскурове («Проскуровская резня») или как они вывезли золотой запас страны в Польшу. Как и с Р. Шухевичем, достаточно лишь поведать читателю о навязчивой идее Петлюры вернуться в Киев, в обозе польских войск Юзефа Пилсудского, С. Петлюра пошёл на акт государственной измены еще в апреле 1920 года заключив с Пилсудским тайный договор о передаче Польше территории Западной Украины вплоть до Житомира и Винницы. И, даже несмотря на разгром поляков летом 1920 года и бегство их вместе с армией С. Петлюры в Польшу, подписанный договор никто не отменял, и этот документ продолжал иметь юридическую силу даже после убийства С. Петлюры в мае 1926 г. в Париже.

Заложенную С. Петлюрой традицию торговать украинской землёй продолжил министр обороны Украинской народной республики (УНР) в изгнании генерал Сальский, который в 1930 году, в тайне от номинального президента А. Левицкого, накануне нападения на СССР, заключил с Ю. Пилсудским новый договор об уступке Польше территории Украины с выходом к Чёрному морю! То есть реализации многовековой параноидальной идеи поляков о Польше: «от моря до моря» (от Балтийского до Чёрного моря или план Интермариум).

И всё же, как показывает история Малороссии и Украины навязчивое безумие лидеров Незалежной  в торговле собственной территорий, холуйскому служению врагам, истероидной вражде к России и уничтожении собственного народа – не скрыть под покровом очередных праздничных торжеств или открытием монументов предателям и коллаборационистам .

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.