Польско-украинские хищники в борьбе за Имперское наследство

Автор:

Олег Ракитянский.

События начала весны 1920 года приобрели неожиданный для красной Москвы оборот в связи сначалом внезапного наступления польско-украинских войск на Киев. Агрессия готовилась с января и в течение трёх месяцев временный начальник польского государства – Ю. Пилсудский получил от спонсоров агрессии – французов: около 1500 орудий, 2800 пулеметов, около 400 тысяч винтовок, 700 самолетов, 200 броневиков, 800 грузовиков и 3 миллиона комплектов обмундирования. То есть столько, сколько все армии вооружённых сил юга России, а также Колчака и Юденича не получали за всё время их борьбы с Советами.

К апрелю 1920 года Ю. Пилсудский собрал 700-тысячную армию на линии разграничения с советскими войсками от Вильнюса и до Одессы. 21 апреля 1920 года, за четыре дня до начала войны, он подписал Варшавское соглашение с главой Директории (высший орган власти) Украинской народной республики – Симоном Петлюрой. По этому договору Польша признавала УНР независимым государством и брала на себя обязательство восстановления её независимости (sic!). Главный атаман С. Петлюра, в свою очередь, соглашался передать полякам территорию Галиции, Волыни и вернуть польским помещикам поместья на Правобережной Украине (территории по правую сторону реки Днепр), на которой подавляющее большинство владельцев земли составляли поляки, почему и министром сельского хозяйства УНР был назначен поляк Стемповский.

Начавшиеся боевые действия вынудили 12-ю советскую армию (около 15 000 человек) начать отступление без возможности закрепиться и удерживать сколь-нибудь значимые рубежи обороны. Вдохновлённые лёгкостью первых побед, войска интервентовв течение 10 дней захватили Житомир, Казатин, Балту, Нежин и подошли к Киеву, где остановились, сами не до конца не веря в своё победное шествие. 5 мая дивизион польской лёгкой кавалерии без боя занял пос. Куренёвку. На следующий день дозорный патруль появился в пос. Пуще-Водица, где, пересев с коней на трамвай, отправился в «путешествие» по Киеву. Беспрепятственно добравшись до улицы Крещатик (центр города), польские разведчики захватили в плен красного офицера и без труда вернулись в распоряжение своего дивизиона. На следующий день большевистские части в спешном порядке покинули город.

7 мая в Киев вступили польские уланы (8-го в город вошли пехотные соединения). Так как это была 13-я попытка за три года, свержения очередной власти, киевляне не проявили особого гостеприимства и любопытства, хотя и впервые видели вооружённых поляков. Любопытной оказалась реакция С. Петлюры, когда тот узнал, что поляки дальше на Восток наступать отказываются и будут ждать обещанного им всеобщего антибольшевистского восстания на Левобережной Украине (территория по левую сторону от реки Днепр). Для Петлюры осторожность поляков стала полной неожиданность и глубоким разочарованием.

10 мая 1920 г. в Киеве, в присутствии генерала Рыдз-Смиглы и С. Петлюры состоялся парад «освободителей» (поляков). Последние в течение всего времени оккупации Киева и ограбления окрестных сёл старательно подчёркивали, что они лишь обеспечивают безопасность, а законная власть принадлежит Директории УНР. Несмотря на все заявления и увещевания «освободителей» киевляне не стали всему этому верить и оказались правы, когда в середине мая в Винницу сбежал их главный атаман, оставив горожан на самоизоляцию и самовыживание. Этим «манёвром» он в немалой степени разочаровал поляков, продемонстрировав полную неспособность Директории установить собственное самоуправление, которому можно было бы передать власть. Бегство С. Петлюры было воспринято некоторыми властными институтами УНР как сигнал к началу передела собственности и не только материальной, но и духовной.

С особой остротой и революционным пафосом опять всплыл вопрос украинской автокефалии (самостоятельности). В своё время, он стал логичным, хотя и золотушным детищем национально-государственного подъёма имевшего место на волне распада Российской Империи и быстрой радикализации обстановки в ходе государственного переворота в октябре 1917 г. Так, уже на Полтавском епархиальном съезде 3 – 6 мая 1917 мая был представлен подготовленный священником Ф. Булдовским (будущий агент НКВД «Кардинал») доклад «Об украинизации Церкви». Съезд принял резолюцию, излагавшую программу переустройства Церкви на Украине и пробуждения национального сознания в церковной среде: введение украинского языка в качестве богослужебного; возрождение в богослужебной практике древних чинов, обрядов и обычаев; строительство храмов в национальном стиле; украинизация Киевской духовной академии и других духовных школ на территории Украины; запрет на поставление «великороссов» на епископские кафедры Украины.

Тогда же, в мятежном 1917 г., выдвинулся будущий лидер движения за образование православной автокефалии на Украине – протоиерей Василий Липковский. Ещё в годы Первой российской революции (тогда же, кстати, заявили о себе и предпосылки грядущего обновленчества и «живоцерковности») он был уволен с должности руководителя Киевской церковно-учительской школы за «мазепинство», как именовали в Империи украинское национально-культурное движение.

В. Липковский стал одним из инициаторов создания «Братства Воскресения Креста» и Всеукраинской Православной Церковной Рады, будучи избран почётным председателем последней. Однако, несмотря на некоторые успехи, автокефальное движение не получило заметного распространения. Против него решительно выступил епископат РПЦ, представители клира и верующих, особое значение возымела принципиальная позиция митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского).

При гетмане Украины – П. Скоропадском место убитого анархистами митрополита Владимира занял архиепископ Антоний (Храповицкий). Собранный при нём Собор устранил от церковных дел сепаратистских священников во главе с В. Липковским и постановил, что церковь на Украине продолжает оставаться в юрисдикции Московского патриархата с правами ограниченной автономии. Так было восстановлено единство украинской церкви.

После свержения и бегства в Германию гетмана Украины П. Скоропадского, в конце ноября 1918 г., в Киеве утвердилась Директория во главе с С. Петлюрой. Спустя месяц 1 января 1919 г. правительство УНР принимает «Закон об автокефалии Украинской Православной Церкви и её высшего правительства», в котором речь идёт о полной независимости УПЦ от Московской патриархии. В начале февраля 1919 г. правительство УНР поручило послу в Турции А. Лотоцкому просить Константинопольского патриарха о признании автокефалии, но местоблюститель патриаршего престола митрополит Дорофей (Мамелис) отказал им. Тогда Директория не решились идти дальше.

Несмотря на это 22 мая 1919 г. В. Липковский отслужил первую Литургию на украинском языке в Никольском соборе Киева. В августе 1919 г. митрополит Антоний ввёл запрет на служение всем клирикам, связанным с автокефалами. Кроме этого иерархи РПЦ дважды запрещали В. Липковского в служении, но тот продолжал упорствовать в неподчинении.

И вот, с приходом «освободителей», «липковцы» решились на римэйк своей автокефалии. Представители всеукраинской православной Рады и активисты украинского национального движения, пользуясь неразберихой, провозгласили на Украине автокефальную православную церковь. Сразу возник вопрос о поставлении епископов на спешно образованные кафедры УАПЦ. И тогда раскольники обратились за благословением к Киевскому митрополиту Михаилу (Ермакову) с предложением рукоположить архиереев для «новой церкви», представив соответствующие кандидатуры. Ответ митрополита вскоре стал достоянием верующих: «Я гадюк в епископы, не посвящаю».

Спешно собранный в середине мая псевдособор провозгласил руководителя сепаратистов, отлучённого протоиерея В. Липковского, во «епископа» новой «церкви», совершив его поставление вопреки всем каноническим правилам; сама «хиротония была исполнена отлучёнными пресвитерами и мирянами с возложением на В. Липковского мощей (руки) священномученика Макария, митрополита Киевского. Мёртвый «благословил» живого! «Сей кощунственный акт был повторен при последующей «хиротонии» во «епископа» также отлучённого протоиерея Н. Шараевского. Характер этих «хиротоний» дал основание к распространению в верующем народе наименования новых раскольников «самосвятами» и «безблагодатными».

Уличённые в святотатстве представители «новой» автокефалии и самочинной Рады объявили всех находящихся на Украине епископов врагами украинского народа за то, что они пребывают в общении с Московской патриархией и Патриархом Московским и вся России Тихоном.

Печальные последствия «липковщины» вылились в серьёзный раскол православных верующих на Украине. В так называемую церковную Раду, объявившую автокефалию, вошло много мирян, которые до этого времени не принимали участия в церковной жизни и даже ею не интересовались. Кандидаты на кафедры в пылу словесных, мирских баталий, проходивших в Раде, уверяли друг друга, что только они настоящие священнослужители, убеждали верующих, что являются свидомыми (сознательными) патриотами, просили предоставить в их распоряжение больше приходов, чем ещё больше раскалывали Церковь.

И всё это проходило на фоне полной отстраненности С. Петлюры и его якобы государственного аппарата от «раскольных событий», когда распинали православную веру и церковь. Такая позиция С. Петлюры по утверждению М. Гаррисон, объяснялась тем, что в отличие от Пилата, «умывшего руки» кровью Иисуса, Симон Васильевич «умыл руки» чернилами из ватиканской чернильницы. Будучи завербованной американскими спецслужбами, М. Гаррисон в 1920 году приехала в Советскую Россию в качестве журналиста Associated Press. Вернувшись в 1921 г. в Америку, она издала книгу «Высадка в Москве: история американской женщины, заключенной в тюрьму в России», в которой поведала христианскому миру довольно пикантные подробности взаимоотношений «Святого престола» и С. Петлюры. По её утверждению, во времена Петлюры, начиная с Галиции, Ватикан развернул активную прозелитическую пропаганду на Украине. Осенью 1920 г. большевики получили документальные подтверждения этому, захватив документы УНР в ходе бегства С. Петлюры. Опубликованные летом 1921 г. материалы свидетельствовали, что между Папой Римским и главным атаманом УНР было заключено секретное соглашение, предтечей которого стали следующие события. В ходе 1-й Мировой войны Ватикан одолжил значительные суммы денег итальянскому правительству. А оно оказалось не способным их вернуть, вместо этого у Его Святейшества осталось большое количество боеприпасов (в качестве залога). Граф Тишкевич, который являлся эмиссаром С. Петлюры в Риме, предложил забрать их у Папы Римского. Последний согласился, оговорив в дополнение к денежной сумме компенсацию католической церкви за убытки, понесённые на Украине во время Гражданской войны, создание украинского кардинальства и права вести католическую пропаганду. Часть оплаты – прошла и часть боеприпасов была доставлена на Украину, однако, полностью контракт не был выполнен из-за поражения С. Петлюры и его бегства в Польшу.

Таким образом М. Гаррисон подтвердила тот факт, что в период правления С. Петлюры, Ватикан создал на Украине папскую нунцию и прислал первого в истории папского прелата именно в 1920 году. И этот представитель «Святого престола» летом бежал за границу, чтобы не быть захваченным большевиками, и не стать свидетелем обвинения против Ватикана как пособника агрессии, давшего своё «благословение» в форме десятков тысяч боеприпасов петлюровцам ради окатоличивания Украины. К слову сказать, Ватикан совершенно не смущало, что петлюровские гайдамаки устраивали еврейские погромы. Впрочем, его также не смущало подобное в том же Киеве, совершённое в сентябре 1941 года, когда бандеровские греко-католики уничтожали тех же евреев в Бабьем Яру.

Резюмируя сказанное, отметим, что, когда Ватикан начал снабжать петлюровцев оружием, конечно же, с молчаливого согласия Польши, активизировалась деятельность раскольников-автокефалистов. Цель этой провокации была очевидна – ситуация противостояния в православной среде должна была ослабить Церковь и сделать процессы окатоличивания, а затем и ополячивания приемлемыми. И как следствие – продолжить политическую и религиозную тему расчленения бывшей Российской Империи.

_______________________________________

* В конечном итоге, заигрывание с большевиками и «дружба» с чекистами у УАПЦ закончилась трагически. В. Липковский был расстрелян НКВД 27 ноября 1937 г. Другой «самосвят» — Ф. Булдовский за сотрудничество с фашистами в годы войны был арестован, помещён в изолятор, где и помер без исповеди и причастия.

Поделиться ссылкой: