Потсдамская конференция: необходимый компромисс не доверявших друг другу союзников

Автор:

Сергей Латышев.

Проходившая 17 июля—2 августа 1945 года в Потсдаме, под Берлином, среди руин поверженной Германии, в условиях взаимных подозрений и недоверия третья — и последняя – встреча «большой тройки – США, СССР и Великобритании – позволила выработать компромисс в отношении послевоенного устройства Европы и решения ряда важных международных проблем. Она стала ярким примером и демонстрацией  того, что «худой мир лучше доброй ссоры» и что договариваться можно и нужно при любых обстоятельствах. Именно в этом состоит её главное значение, актуальное и в наши дни тоже. Особенно для России.

Чем Потсдам отличался от Ялты и Тегерана?

На конференции СССР представлял  Иосиф Сталин, продемонстрировавший на ней чудеса хитрости и изворотливости. Они потребовались в связи с тем, что Вашингтон и Лондон, уже подготовившие план войны против СССР (разработка операции «Немыслимое» была завершена 22 мая) и тяготившиеся своими прошлыми просьбами к России поскорее включиться в войну с Японией, на этот раз заранее согласовали исходные позиции, выступая единым фронтом.

Данная перемена была вызвана тем, что в руках у США оказалось ядерное оружие (успешное испытание американцами атомной бомбы состоялось накануне открытия Конференции – 16 июля). Это означало, что война с Японией закончится не в 1947 году, а значительно раньше, и она не унесёт минимум 300 тысяч (прогнозы доходили до миллиона) жизней американских и британских солдат. Новая ситуация сделала британского премьер-министра Уинстона Черчилля (в ходе Конференции его заменил победивший на выборах лидер лейбористов Клемент Эттли, считавший, что советский коммунизм компрометирует его партию) — крайне агрессивным, а президента США Гарри Трумэна – ещё более высокомерным и неуступчивым.

Того самого Трумэна, который заявил в 1941 году: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают друг друга как можно больше». Считавший себя, как и его предшественник на президентском посту Франклин Рузвельт главным в «тройке», он даже попытался шантажировать Станина атомной бомбой.

Тогда советский вождь не поддался на шантаж, так как знал, каким образом у американцев появилось ядерное оружие, что пока у них всего несколько готовых к применению бомб, доставшихся им из немецких арсеналов, а свою собственную они доведут до ума не так скоро. Участие СССР в совершенно необременительной для него войне с уже находившейся на грани поражения Японией создавало самые благоприятные условия для возвращения потерянных в начале ХХ века обширных русских территорий и для перехода власти в Китае и половине Кореи в руки союзников, даже клиентов Москвы. Речь шла о колоссальном геополитическом успехе за мизерную цену, и этот шанс Сталин не упустил. Скрытный и неболтливый, он специально говорил в Потсдаме об участии СССР в будущей войне в присутствии журналистов, чтобы отрезать всякие пути к отступлению западным «партнёрам».

Четвёртый формальный «победитель» в войне – Франция – в Конференции не участвовала, так как не была приглашена, ибо в тот момент по причине своего краха в 1940 году не являлась даже великой державой. Французы одобрили принятые на Конференции документы после её завершения, получив свою оккупационную зону только потому, что британцы и американцы захотели разделить с ними связанные с оккупацией и управлением Германией расходы.

Главная проблема – Германия

Главное место в работе Потсдамской конференции заняла, естественно, проблема Германии. Поскольку у Запада и СССР были на неё различные виды, создать долговременный и работающий, эффективный механизм управления поверженной страной было невозможно. Однако инерция сложившихся в ходе войны союзнических отношений и гибкость переговорщиков позволила выработать временный компромисс. Им стало Соглашение о контрольном механизме в Германии. Лидеры трёх стран-победительниц  решили, что верховную власть в Германии будут осуществлять главнокомандующие вооружённых сил СССР, США, Великобритании и Франции, каждый в своей зоне оккупации, по инструкциям своих правительств, а также совместно по вопросам, затрагивающим Германию в целом. Для этого создавался Контрольный Совет в составе маршала Жукова, генерала Эйзенхауэра, фельдмаршала Монтгомери и генерала де Тассиньи.

Предусматривались, но на самом деле не имелись ввиду, поскольку в западных оккупационных зонах нацисты второго ряда оставались или назначались чиновниками, полные денацификация, демилитаризация, демонополизация, демократизация (принцип четырёх «Д»). Подчеркивалась необходимость ликвидации военных и полувоенных формирований, отмены принятых при нацистах законов. Военные преступники (как окажется на практике, выборочно) предавались суду, чего ранее с проигравшей войну страной не происходило и чего Германия избежала после поражения в Первой мировой войне.

Декларации и реальность

Следует честно признать, что эти декларации не были вполне искренними. В том числе, вероятно, потому, что и капитуляция Германии не была на самом деле безоговорочной. Ведь три главные зловещие фигуры нацистского режима – фюрер, верховный главнокомандующий и канцлер Германии Адольф Гитлер, глава автономного государства СС в рамках рейха и его миллионной армии Генрих Гиммлер и «министр» НСДАП Мартин Борман (только этого деятеля судили в Нюрнберге хотя бы заочно), в смерти которых и тогда существовали большие сомнения, не понесли наказания за свои преступления. Это указывает на закулисную сделку западных союзников с главарями рейха, которые откупились от них войной в поддавки в 1945 году на Западном фронте, передачей новейших вооружений, технологий и учёных. А чтобы СССР, когда узнает, не шумел по этому поводу, немцы после войны кое-чем поделились и с ним. Тот факт, что западные страны, прежде всего США, перестали настаивать на раздроблении Германии и превращении её в сельскохозяйственную страну, с чем изначально не была согласна Москва, этим тоже отчасти объясняется. В результате на Международном трибунале в Нюрнберге, утверждённом 8 августа 1945 года, судили и приговорили к смерти вальяжного Геринга, нацистских гауляйтеров-«губернаторов», в том числе и не самых страшных вроде Зейсс-Инкварта, болтунов и людоедов-теоретиков вроде Риббентропа и Розенберга, редко показывавшихся на фронте военачальников вроде Кейтеля и Йодля…

В Потсдаме союзники подчеркнули, что «не намерены уничтожать или ввергать в рабство немецкий народ», разделять Германию на отдельные части, хотя центрального немецкого правительства решили по понятным причинам не создавать, ибо просто не смогли бы договориться о его составе. Экономика и денежная система страны рассматривались при этом как единое целое. Был одобрен зональный принцип взимания репараций, однако СССР — как наиболее пострадавшему в войне государству — кое-что перепало и из западных зон. Хотя корабли ВМС Германии и её торговый флот оказались в конце войны в портах, которые контролировали англичане, их справедливо разделили между всеми. Было подтверждено согласие на вхождение в состав СССР части Восточной Пруссии с Кёнигсбергом, о чём говорилось ещё на Тегеранской конференции 1943 года и что было обещано России теми же союзниками ещё в ходе Первой мировой войны.

Польский и другие вопросы

На Потсдамской конференции был создан Совет министров иностранных дел (СМИД), в который вошли главы МИД стран-победительниц и постоянных членов Совбеза ООН – СССР, США, Великобритании, Франции и гоминьдановского Китая. Первоочередной задачей, поставленной перед этим органом, стало составление мирных договоров для Италии, Румынии, Болгарии, Венгрии и Финляндии.

Значительное время на Конференции было уделено польскому вопросу. Итогом чего стало решение о роспуске антисоветского польского правительства в изгнании, признание просоветского правительства Польши, присоединение к возрождённой Польше значительных бывших немецких территорий. Москва настояла, чтобы по максимуму, поделившись с поляками большей частью своего восточнопрусского трофея и некоторыми другими землями, которые вполне могла взять себе.

Что касается Австрии, сделанной Гитлером частью «Великой Германии», то Сталин предлагал уже в Потсдаме воссоздать её независимость, но западных «партнёров», особенно президента Трумэна, не устроило созданное там сразу после освобождения Красной армией правительство социал-демократа Карла Реннера, в котором были и коммунисты. Так независимость Австрии как нейтрального государства задержалась на 10 лет, и она тоже, как и Германия, была разделена на четыре оккупационные зоны. Благодаря позиции СССР у австрийцев – в отличие от немцев — не культивировали «чувства вины» за нацистские преступления, хотя многие видные нацисты, включая самого Гитлера, были австрийцами. Итогом этого стало то, что по сравнению с немцами австрийцам теперь намного легче жить на этом свете. Поэтому мощный памятник Красной армии-освободительнице в Вене — одна из главных достопримечательностей столицы Австрии, и его ни за что не снесут.

В Потсдаме обсуждалась также судьба бывших французских и итальянских колоний. Своих целей на этом фронте СССР добиться не удалось, но зато Москва смогла помочь своему югославскому союзнику Иосипу Броз Тито укрепить свою власть и получить у Италии Триест. Возражения англичан были сняты, после того как Москва поставила им на вид их безобразное поведение в Греции, где те после ухода немцев воевали против её народа, чтобы поставить у власти своих марионеток.

Сталин с помощью процедурных уловок пресёк в Потсдаме поползновения Трумэна добиться свободной и неограниченной навигации по всем международным внутренним водным путям и пересмотреть положения конвенции Монтрё 1936 года с тем, чтобы сделать проход через Черноморские проливы свободным для кораблей всего мира. Для чего это было нужно американцам – вопрос  риторический. США и Британия в свою очередь не позволили СССР вернуть утраченные после революции в пользу Турции территории в Закавказье и несколько ограничили аппетиты Сталина на Дальнем Востоке, где ощущали себя на высоте положения.

Судьба Японии

Японский вопрос буквально витал на участниками Потсдамской конференции. Сталин с удовольствием заверил на ней уже совсем не радых этому лидеров США и Британии, что СССР выполнит свои союзнические обязательства и вскоре вступит в войну на Дальнем Востоке. Поскольку СССР не находился на тот момент в состоянии войны с Японией, он не подписал принятую 26 июля Потсдамскую декларацию США, Великобритании и Китая, в которой, в частности, говорилось: «Мы призываем правительство Японии провозгласить теперь же безоговорочную капитуляцию всех японских вооруженных сил и дать надлежащие и достаточные заверения в своих добрых намерениях в этом деле. Иначе Японию ждет быстрый и полный разгром». Москва сделала это чуть позже. Токио же, разбив надежды США, Британии и гоминьдановского Китая, отклонил данное предложение. В результате чего СССР 9 августа 1945 начал войну, о которой давно мечтал – «малой кровью и на чужой территории», самую быструю и успешную по своим последствиям из всех своих войн.

Москву не напугало, напротив, подхлестнуло, что США применили против Японии 6 и 9 августа атомное оружие, уничтожив Хиросиму и Нагасаки. Первой целью этих акций было заставить японцев капитулировать, второй – произвести должное впечатление на СССР. Между тем, за несколько недель Красная армия очистила от японцев Маньчжурию и Внутреннюю Монголию и лишь из политических соображений не взяла Пекин, высадив с моря десанты, поставила под контроль половину Кореи, все Курильские острова, и Южный Сахалин, отторгнутый Японией от России 40 лет назад, разгромив и пленив 700-тысячную Квантунскую армию и заплатив за всё это потерей чуть более 10 тысяч человек. 2 сентября представитель СССР генерал Деревянко на борту американского линкора «Миссури» (это, кстати, название родного штата президента Трумэна) поставил свою подпись под Актом о безоговорочной капитуляции Японии. И всё это во многом было подготовлено в Потсдаме.

Делаем выводы

Атмосфера на этой исторической конференции часто была совсем не дружеской. Многочисленные разногласия не всегда удавалось преодолевать теми или иными уступками. У участников обсуждений актуальных тем и проблем были нередко задние мысли. О некоторых вещах они вообще не имели права говорить вслух.

В результате на Потсдамской конференции не родился новый мир. Однако путём взаимных компромиссов удалось избежать худшего, а России — получить если не всего того, чего она хотела, то многое из того. Поэтому Потсдам это полностью сохраняющий своё значение пример того, как Москва должна действовать и впредь в обстановке, которая типологически мало изменилась.

Источник: мвд.рф

Поделиться ссылкой: