• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

14.06.2019

Правоохранительные органы Российской Империи и борьба с преступностью

Общая характеристика преступного мира в России начала ХХ века

Часть 2.

Автор:

Петр Мультатули.

25 мая (7 июня) 1718 г. Указом Царя Петра Алексеевича была создана полиция, которой поручались три главные задачи: надзор за благоустройством и санитарией охрана общественного порядка и борьба с преступностью, а также обеспечение пожарной безопасности. Поэтому именно сегодня День рождения русской полиции.

Сыскная полиция Российской империи

На переднем крае борьбы с преступностью была сыскная полиция (или уголовный сыск). На сыскные отделения возлагались задачи по ведению дознания о совершенных преступлениях, сбору улик (доказательств), поиску лиц, причастных к совершению расследуемого преступления, ведение агентурной работы в преступной среде. Каждый полицейский надзиратель имел штат агентов-осведомителей, и от качества агентуры зависели результаты работы сотрудника.

Кроме того, на уголовно-сыскную полицию возлагались обязанности по ведению разного рода учетов — оперативно-справочных карточек, дактилоскопических картотек, иных учетов. По требованию судебных следователей сыщики выполняли отдельные мероприятия.

Сыскная полиция действовала на основе юридических норм, изданных для общей полиции.

9 августа 1910 года вышла «Инструкция чинам сыскных отделений». В инструкции было отмечено, что «основной целью деятельности сыскных отделений является негласное расследование и производство дознаний в целях предупреждения и пресечения, раскрытия и преследования преступных деяний общеуголовного характера, путём систематического надзора преступными и порочными элементами, используя негласную агентуру и наружное наблюдение».

Применение сыщиками огнестрельного оружия строго регламентировалось «Правилами употребления полицейскими чинами оружия». Огнестрельное оружие применялось только в пяти случаях:

для отражения вооруженного нападения на служащего полиции;

для отражения нападения (даже не вооруженного) сделанного одним или даже несколькими лицами, когда иное средство защиты было невозможно;

при задержании преступника, когда он мог препятствовать указанными выше насильственными действиями или, когда невозможно было его преследовать;

при преследовании арестанта, бежавшего из тюрьмы или из-под стражи, когда он своими действиями противился задержанию или его невозможно было настичь.

Если сравнить эти правила с современными, то можно заметить, что они, практически, не изменились за полторы сотни лет.

Структурно уголовный сыск входил в Департамент полиции Министерства внутренних дел Российской империи. По горизонтали сыскные отделения входили в состав полицейских участков.

личному сыску относится комплекс мероприятий, которые сыщик осуществляет непосредственно сам, лично.

Поиск являлся одним из основных методов личного сыска. При обнаружении следов преступления (поступлении заявления), сыщик приступал к исследованию обстоятельств, вещей и предметов, непосредственно связанных с событием преступления, опрашивал очевидцев, принимал меры к установлению лиц, причастных к совершению преступления, проводил иные возможные физические мероприятия по раскрытию преступления. Поиск, как правило, применялся на первых этапах расследования, в первые часы, как сейчас говорят «по горячим следам». Однако это не говорит о том, что непосредственный поиск не применялся позже, на протяжении всего периода расследования.

Наружное наблюдение было скрытым, тайным мероприятием. Сыщики, проводившие наружное наблюдение тщательно скрывались сами, либо, если невозможно было скрыться, тщательно маскировали само мероприятие, дабы не дать основания преступнику догадаться, что за ним следят. В противном случае цель наружного наблюдения будет не достигнута. В конце XIX века, в сыскной полиции и охранном отделении ввели специальную должность для сотрудников, которые занимались только наружным наблюдением — филёр.

В обязанности филёра входил также сбор информации об интересующих полицию лицах.

Наиболее квалифицированный, требующий от сыщика высокой профессиональной подготовки, хладнокровия, выдержки, способности ориентироваться в сложной обстановке и мгновенно принимать единственно правильное решение, чрезвычайно опасный метод получения информации и розыска преступников является внедрение зашифрованного сыщика в преступную среду. Сотрудник полиции, как правило из сыскного отделения, обслуживающего другие районы, маскировался под уголовника, бродягу, скупщика краденого и т.п., при необходимости ему готовили документы на вымышленное лицо, ему готовили легенду (выдуманную историю, связанную с биографией) и в под благовидным предлогом готовили к контакту с одним или несколькими лицами из криминогенной среды, с помощью которых (разумеется без их ведома) и происходило, собственно, внедрение. Подобные мероприятия, в виду чрезвычайной опасности для исполнителя, тщательно готовились. Сыщик, внедренный в банду, ни когда не работал один. Всегда назначались сотрудники, которые обеспечивали ему прикрытие, связь, выход из разработки в случае провала.

Задача любой полиции в ходе раскрытия преступления — получение информации т— кто совершил преступление, где похищенное имущество, где скрывается преступник. В таких условиях одним из основных источников получения информации являются сообщения осведомителей. Впервые в российской практике понятие агент появилось в конце XIX века в охранных и сыскных отделениях. Агентом именовали тайного осведомителя, являющегося членом преступного мира или подпольной организации. Информация агентами предоставлялась на условиях конфиденциальности и, зачастую, за вознаграждение. Каждый сыщик имел свою агентуру, подбирая её по своему усмотрению, в соответствии со своим опытом и авторитетом в преступном мире. Вор быстрее и охотнее шёл на сотрудничество со старым, опытным, авторитетным сыщиком, чем с молодым, неопытным.

В части использования технических средств, российский уголовный сыск на рубеже веков среди полицейских организаций мира занимал одно из лидирующих мест. К 1913 году входила в пятерку самых развитых стран мира. Это позволяло русской полиции в своей работе использовать наиболее передовые достижения того времени в науке и технике. На эти цели из казны выделялись достаточно большие средства.

В каждом сыскном отделении велись разного рода картотеки: лица, состоящие под гласным административным надзором, освободившиеся из тюрем, проститутки, содержатели притонов, скупщики краденого. Картотеки помогали хранить всю полученную информацию, отслеживать преступную деятельность уголовников, их связи, места пребывания, почерк, характер преступной деятельности.

Использование идентификации личности по следам пальцев рук уголовный сыск России начал применять одним из первых в мире. У всех, когда-либо задержанных лиц, в обязательном порядке, отбирались образцы отпечатков пальцев рук, которые позже хранились в специальных дактилоскопических картотеках. В ходе осмотра места преступления, сотрудник путём осмотра, отыскивал отпечатки пальцев рук, вероятно, оставленные преступником, и позже в участке их сравнивали с имеющимися в картотеке. Даже если в картотеке таковых не находилось, всегда было можно сравнить их с отпечатками пальцев подозреваемых.

Все задержанные и освободившиеся из тюрем в обязательном порядке фотографировались. Знаменитая линейка и положение «фас-профиль» появились впервые в сыскных отделениях. Позже этот опыт переняли охранные отделения. Кроме того, фотография использовалась в ходе осмотра места происшествия по тяжким преступлениям. Детальным образом должна была быть запечатлена обстановка и отдельные предметы, имевшие отношение к делу. В дальнейшем, совместно с протоколом осмотра, такие фотографии могли служить доказательством в суде.

Неоценимую помощь сыскной полиции оказывали городовые. Круг обязанностей городовых был чрезвычайно широк. Наряду с патрулированием и постовой службой они участвовали в задержании преступников, сажали на пролетки извозчиков подобранных пьяных, инспектировали вместе с врачами публичные дома и т.д. Конные городовые выезжали по особым вызовам в места большого скопления народа во время митингов и демонстраций, проезда членов царствующей фамилии. Одеты были полицейские городовые зимой в черные суконные шинели с барашковым воротником и круглой шапкой, а летом носили мундир и фуражку. Среднегодовая зарплата старших городовых в среднем составляла 300 руб., младших 240 руб., что примерно соответствовало среднегодовой зарплате рабочего.

Другими надёжными помощниками уголовного сыска были дворники и швейцары. 29 октября 1902 г при сыскной полиции был организован стол о дворниках и швейцарах. Он находился в помещении стола привода и действовал на основании утвержденных градоначальником прав ил регистрации и контроля дворников, швейцаров и сторожей. Здесь же собирались сведения о наличии судимостей служащих питейных заведений и извозчиков.

Назначение этого стола заключалось в учете дворников, швейцаров и сторожей, служащих в черте Санкт-Петербургской городской полиции и сосредоточении следующих сведений: о нравственности и служебных качествах, о налагаемых за различные нарушения взысканиях, об отстранении лиц, не соответствующих своему назначению, о замеченных в грубом обращении и неисполнении или нерадивом исполнении служебных обязанностей.

Главной целью этого стола являлось недопущение на должности дворников, швейцаров и сторожей, которые являлись хранителями личной и имущественной безопасности жителей города, а также ближайшими помощниками полиции — лиц порочных. Стол о дворниках находился под наблюдением заведующего столом привода.

Благодаря деятельности в структуре сыскной полиции данного стола, резко сократилось количество преступлений, совершенных прислугой в частных домах, а в лице дворников, сторожей и швейцаров полиция имела надежных помощников. Для них даже разрабатывались специальные полицейские инструкции, регламентирующие их обязанности в данном вопросе. Так, например, в одной из инструкций 80-х гг. XIX в. указывалось, что «дворник обязан знать в лицо всех жильцов, живущих в доме,... наблюдать, чтобы никто из жильцов не укрывал у себя незаявленых полиции людей, и тотчас доводить до сведения местного участкового пристава о каждом укрывающемся или ночующим в доме лице, не принадлежащем к числу домовых жильцов».

О сотрудниках царского уголовного сыска в свое время ходили легенды. Сотрудники имели высочайший профессионализм, в борьбе с преступностью проявляли мужество, смекалку, находчивость. Одним из самых лучших уголовных сысков России были Московский, Петербургский, Киевский и Одесский. Одесскому отделению уголовного сыска нашлось место в своеобразном песенном фольклоре блатного мира начала XX века, позже именованного «шансоном».

Одной из самых выдающихся фигур русского сыска был глава Московской сыскной полиции Аркадий Францевич Кошко. А. Ф. Кошко возглавил Московскую сыскную полицию в 1908 году. В тот период в Москве ежедневно совершалась масса различных преступлений, из которых удавалось раскрыть лишь незначительный процент. Новый начальник Московского сыска прежде всего навел в отделении железный порядок.

Кошко требовал от квартальных надзирателей ежемесячно давать сводки совершенных на их участке преступлений по основным рубрикам: убийства, кражи, мошенничества и т. п. На основании этих докладов рисовались графики по всем видам преступлений по каждому району отдельно и по Москве в целом. Составленная картограмма шестого числа каждого месяца представлялась Кошко, который мог по ней судить о текущей криминальной ситуации в городе. Далее следовало усиление наблюдения за неблагополучным районом.

Имея перед глазами графики криминальной ситуации, Кошко выявил настоящие криминальные эпидемии, охватывающие Москву в предпраздничные дни, когда в город со всех сторон стекались уголовные элементы. В первый год пребывания Кошко в Москве за один только день перед Рождеством зарегистрировали до 60 крупных краж, мелких было больше тысячи.

Начальник сыскной полиции устраивал полицейские облавы невиданного масштаба. До того подобные действия не давали нужного результата. Серьезные уголовники заранее узнавали о проводимой в том или ином притоне облаве и успевали скрыться в безопасном месте.

Для того чтобы избежать преждевременной огласки, Кошко заранее собирал участников операции и держал их вместе вплоть до ее начала. Случалось, что до наступления ночи в сыскном отделении томились до тысячи городовых. Затем они одновременно с нескольких сторон оцепляли намеченный район. Шла повальная проверка ночлежек. Подозрительных задерживали и направляли в сыскное управление на предмет выявления личности. Предпраздничные облавы дали нужный эффект – теперь преступники просто боялись появляться в Москве в эти дни. На четвертый год пребывания Кошко в Москве на Пасху не было совершено ни одной кражи.

Большой результат давала разработанная Кошко новая система идентификации личности, основанная на особой классификации антропометрических и дактилоскопических данных. Московский сыск благодаря своим фотографическим, антропометрическим, дактилоскопическим кабинетам создал исключительно точную картотеку преступников. Позднее эта система была заимствована Скотланд-Ярдом. При внедрении новых методов не обходилось без казусов. До появления дактилоскопии идентификация задержанных проводилась по антропометрической системе А. Бертильона. «Бертильонаж» осуществлялся посредством измерения разных частей тела с помощью специальных устрашающего вида инструментов. При этой процедуре преступник нередко решал, что ему предстоит изощренная пытка, и в ужасе во всем сознавался.

Одним из первых в России А. Ф. Кошко применил дактилоскопию при раскрытии преступления.

В приемной в Малом Гнездниковском переулке висело объявление, что начальник сыскной полиции принимает по делам службы от такого-то до такого-то часа, но в случаях, не терпящих отлагательства, – в любой час дня и ночи.

Большую часть времени начальник Московского сыска проводил не в служебном кабинете, а на оперативной работе: на встречах с тайными агентами на конспиративной квартире, в пролетке или автомобиле на «хвосте» у подозреваемого, в логове преступников в облике светского гуляки или бывалого уголовника. При сыскной полиции имелся и собственный гример, и обширный гардероб всевозможного платья. Не раз А. Ф. Кошко с револьвером в руке и в панцире под сюртуком во главе своих людей шел на задержание опасного преступника. Искреннюю благодарность москвичей главный сыщик заслужил за ликвидацию нескольких терроризировавших город разбойничьих банд, жертвами которых становились иногда десятки простых людей.

На лацкане пиджака сотрудники московской сыскной полиции носили знак с надписью «МУС» — Московский уголовный сыск. Отсюда на жаргоне производное «МУСОР» (а не от бытовых отходов, в разрез бытующему мнению), один из вариантов МУСОРГ, множественное число «мусорга».

Не менее успешно, чем Московский действовал Санкт-Петербургский сыск, во главе которого стоял один из талантливейших российских сыщиков — надворный советник Владимир Гаврилович Филиппов. Он был назначен на должность начальника сыскного отделения 5 февраля 1903 г. и оставался на ней вплоть до 1916 г. Весь штат Управления сыскной полиции Петербурга в 1905-м году состоял из 12 человек.

Годовые зарплаты в сыскной полиции: 

Начальник сыскной полиции – 3800 руб. (Из них: жалование – 2000 руб., столовых – 1000 руб., разъезжих – 800 руб., квартира – казенная) Помощник начальника – 2500 руб. (Из них: жалование – 1000 руб., столовых – 500 руб., разъезжих – 500 руб., квартирных – 500 руб.)

Чиновник сыскной полиции – 2000 руб. (Из них: жалование – 800 руб., столовых – 500 руб., разъезжих – 400 руб., квартирных – 300 руб.) Городовой 1-го разряда – 430 руб.

По распоряжению Филиппова был предпринят целый ряд мероприятий, направленных на обеспечение личной и имущественной безопасности жителей столицы и вообще к упорядочению сыска. Так, например, в сыскное отделение были вызваны содержатели меблированных комнат в количестве 50 человек, которым были разъяснены их обязанности по наблюдению за внутренним порядком в этих комнатах. Категорически запрещалось проживание без прописки. Во всех меблированных комнатах в целях контроля за приходящими и уходящими лицами устанавливались автоматически закрывающиеся дверные запоры и, кроме того, служащие обязаны были иметь специальные значки.

По инициативе Филиппова в Петербурге для борьбы с преступниками и прочесыванием улиц столицы были созданы «летучие отряды», прообраз современного ОМОНА.

Сыскная полиция работала круглосуточно. Для проведения допросов, по имеющимся в производстве делам, чиновники для поручений и полицейские надзиратели являлись в сыскное отделение к десяти часам утра и оставались до двух часов дня. В случае необходимости, для личного доклада начальнику сыскного отделения и получения новых распоряжений, они являлись и в шесть часов вечера. Из чиновников для поручений и полицейских надзирателей были установлены ежедневные дежурства. Дежурная группа состояла из одного чиновника, одного старшего полицейского надзирателя и двух младших надзирателей или агентов, причем чиновники дежурили с десяти часов утра до одиннадцати часов вечера, а надзиратели с десяти часов утра целые сутки. В обязанности дежурных входило: прием заявлений письменных и устных и по телефону. Обо всем случившемся во время дежурства, докладывали начальнику сыскной полиции, а в его отсутствие — помощнику.

Особенностью русской уголовно-сыскной полиции, отличавшей её от аналогичных зарубежных служб, являлись решительность и напор, с которым действовали её сотрудники в ходе задержания и ликвидации как отдельных особо опасных преступников, так и уголовных группировок. Трусость, нерешительность, неоказание помощи считались крайне неприемлемыми и служили основанием для увольнения из полиции. Этому служили определённые внутренние традиции, передававшиеся из поколения в поколение.

Окончание следует…

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, Мультатули Петр Валентинович, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *