• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

10.06.2019

Правоохранительные органы Российской Империи и борьба с преступностью

Часть 1. 

Автор:

Петр Мультатули

25 мая (7 июня) 1718 г. Указом Царя Петра Алексеевича была создана полиция, которой поручались три главные задачи: надзор за благоустройством и санитарией охрана общественного порядка и борьба с преступностью, а также обеспечение пожарной безопасности. Поэтому именно сегодня День рождения русской полиции.

Общая характеристика преступного мира в России начала ХХ века

Капитализация российского общества в конце XIX столетия не могла не привести к росту преступности в Российской империи. Правда в основном, этот рост преступности был за счёт посягательств на частную собственность и имущество быстро богатеющих подданных, а также подлогов и финансовых махинаций.

В начале XX века в России возникают сформировавшиеся центры преступности. Прежде всего, это крупные города: Санкт-Петербург, Москва, Киев, Одесса, Ростов. В Санкт-Петербурге в начале XX века были сильно развиты уличная преступность, проституция. Как столица государства, город притягателен для всех видов мошенников. Одесса, как портовый город стал центром контрабандистов, воров, налётчиков. Ростов, находившийся в центре «казачьих» земель, привлекателен для беглых преступников, что предопределило жёсткую насильственную направленность преступлений. Тогда же возникает поговорка «Ростов – папа, Одесса – мама».

Сама преступность постепенно меняет свой характер, приобретая черты организованных сообществ. Складывается криминальная иерархия.

Из преступного мира выделяются бродяги-попрошайки – «Иваны, родства не помнящие». Название «родства не помнящие» обозначало данную группу как изгоев общества. Разрыв с семьей, обществом становился критерием, по которому определяется принадлежность к клану (братству, корпорации) преступников. Эта категория выполняла своего рода, идеологическую функцию. Когда «бродяги» попадали в руки полиции их «классическим» ответом на вопросы об анкетных данных становится «не помню».

Считалось, что настоящий преступник может вести только такой – кочевой образ жизни, без дома, без семьи, не сотрудничая с государством и ни в коем случае не работая. Подобная идеология позже ляжет в основу воровского закона преступного мира в Советской России.

Бродяги никогда не были самыми преуспевающими преступниками, однако, всегда пользовались уважением «коллег», а слово «бродяга» имеет дополнительное значение – друг, приятель.

Авторитетные воры назывались «Иванами». Следует сказать, что слово «вор» до революции как правило, означало именно первоначальный смысл этого слова, а не вообще преступника, каким оно станет в советское время. Именно вор, то есть похититель чужого имущества, считался в дореволюционном преступном мире наиболее почитаемым человеком. Убийцы, грабители, разбойники являлись наименее уважаемой категорией в преступном мире. Профессиональные воры были самой многочисленной группой преступного мира. Всего насчитывалось около 30 воровских специальностей. Наиболее высоко в иерархии стояли воры, чьё ремесло было связано с «техническими навыками». Древнейшая воровская специальность – карманник. Одних только специализаций карманников (по месту совершения краж: транспорт, улица, базар; по предпочитаемым карманам: боковой, внутренний, задний) насчитывалось десятки. Воры-карманники, совершавшие «гастроли» за рубеж («марвихеры») считались элитой этой специальности.

Воры также делились на «урок» и «оребурок» (крупных и мелких преступников). Рецидивисты объединялись в преступные сообщества («малины»), в каждом из которых консолидировалась определенная разновидность («масть») профессиональных преступников — карманные воры («ерши»), магазинные воры («городушники»), взломщики сейфов («медвежатники»), мошенники, использующие фальшивые украшения («фармазонщики»), карточные шулера и т. п. Такие объединения имели главаря («пахана»), делились на мелкие группы («братства») по два — пять человек для непосредственного совершения преступлений.

В «малинах» устанавливались определенные неформальные нормы поведения, однако они не выходили за рамки данной микрогруппы. Нами не обнаружено случаев, когда бы блатные «законы» действовали на территории всей страны и были бы обязательны для какой-либо группировки преступников.

Высоким статусом в преступном мире обладали «медвежатники» и «шниферы» – взломщики (первые взламывали или взрывали, вторые подбирали коды и ключи). Продолжали совершенствовать своё ремесло конокрады. Однако эта группа воров всегда считалась отверженной. Вероятно, это связано с жестокими расправами над конокрадами в случае их поимки, так как лошадь была одним из главных и дорогих «сельскохозяйственных орудий». Кроме того, конокрадство всегда считалось «цыганской специальностью». Цыгане представляют собой этническую группу, отделенную от большинства других социальных общностей собственными нормами, ценностями, потребностями, культурой, языком. С одной стороны, эти причины формировали крайне негативное отношение к цыганам-преступникам. С другой стороны, в обществе распространено мнение, что цыгане вообще – все преступники (воры, мошенники и т.п.). Далее шли все остальные «воровские специальности».

Мошенники и фальшивомонетчики относились к интеллектуальной элите, «интеллигенции» преступного мира. Мошеннические операции с векселями, акциями и другими ценными бумагами, направленные на обман государства, а иногда и частных лиц, требовали чёткой разработки и виртуозного исполнения. Мошенники занимались подделкой драгоценных камней («фармазонщики»), совершали обман на размене («менялы»), существовали брачные аферисты, лже-благотоворители и др. Особым искусством было фальшивомонетничество. «Базманщики» часто были талантливыми художниками, гравёрами. К тому же, чтобы заниматься этим промыслом требовалось немалое мужество – наказания за подделку денег всегда были одними из самых жестоких.

Необходимо отметить, что дореволюционная преступность в определённой мере считалась с нравственными законами православной империи. Жизнь человека всегда считалась Даром Божьим, и совершить убийство разрешалось только в самом крайнем случае (защита близких или своей жизни, достоинства).

Грабители — наиболее опасная, хотя и малочисленная группа преступников, специализирующихся на насильственном завладении имуществом (в уголовной среде они назывались «громилами»). Убийства ими чаще совершались при разбоях в помещениях (квартиры, лавки). Орудия преступления были самыми разнообразными (кистень, топор, веревка), однако в начале XX века, по свидетельству В. Лебедева, среди «громил» (не только) получили распространение финские ножи.

Региональные и локальные преступные сообщества имели свои «общаки», «котлы» (общие кассы). В «общак» отчислялся процент прибыли от преступной деятельности сообразно представлениям преступников о порядочности и благотворительности. Деньги «общака» расходовались на содержание семей преступников, находящихся в заключении, самих арестантов («грев»), развитие преступной деятельности и т.п. Хранителями «общаков» были для выбранные этого лица. В преступном мире сложился свой язык – «феня». Название – «феня» - восходит к «офене», «офенскому» языку бродячих торговцев-коробейников ХIХ века. Одной из причин, подтолкнувших офеней к созданию тайного языка, была необходимость обеспечить свою безопасность. Посторонний не должен был знать, где они берут свой товар, сколько чего торговец несёт с собой, куда и какими путями направляется, сколько денег выручил. Многие слова перекочевали из «офенского» языка в жаргон преступников. Жаргон не был общероссийским. Региональные жаргоны значительно отличалось. Тогда же появляется система стигматизации – татуировки.

По данным, приведенным Е. Н. Тарновским, преступления совершали в основном мужчины (это же мы видим и из отчетов полиции). Удельный вес женщин в целом не превышал 12% и по видам преступлений распределялся следующим образом: в кражах их принимало участие 8,7%; убийствах супруга или родственников — 39,3%; детоубийстве — 98,3%. Таким образом, корыстные преступления не были характерны для женской преступности в России.

В среднем за год полиция С. -Петербурга задерживала профессиональных бродяг до 200—300 человек; лиц без определенного места жительства и работы — до 20 тыс.; воров — свыше 1000 (из них четвертая часть ранее подвергалась судимости); нищих — до 19—20 тыс. человек. Если среди них и не было профессионалов высокой квалификации, то все же бесспорен был тот факт, что они существовали за счет противоправного занятия (бродяжничество и нищенство являлись преступлениями).

Кроме того, в антропометрическом отделении С. -Петербургской полиции на начало XX века хранилось учетных карточек на столичных преступников — 47437 единиц и на провинциальных — 10453.

Общая картина роста преступности в России в начале ХХ века видна из следующей таблицы:

Динамика наиболее опасных уголовных преступлений по окружным судам в России в 1909—1913 гг.
Виды преступлений 1909 г. 1910 г. 1911 г. 1912 г. 1913 г.
Кражи 125 201 154 819 152 209 156 015 167 755
Насильственное похищение имущества 41 895 40 618 40 536 41 721 43 323
Убийства 30 942 31 113 32 500 33 879 34 438
Служебные преступления 13 461 14 033 13 703 14 911 14 501
Преступления против порядка управления 8291 8515 8803 9000 9541
Религиозные преступления 2283 2732 3039 3415 3461
Лжеприсяга, лжесвидетельство, ложный донос 10 642 13 195 14 089 15 471 14 291
Против женской чести 12 622 13 631 14 510 15 100 16 195
Против нравственности 1107 1336 1321 1477 1279
Против союза родственного и брачного 3477 3870 4542 5036 5365
Нарушение правил благоустройства 4498 4608 5092 5677 6088
Нарушение уставов торговых и кредитных 2814 2913 3082 4109 4661
Присвоения, растраты 4769 4809 4714 6615 5917
Подлоги в актах, обязательствах 6633 7017 7210 7916 8158

 

Судебная реформа Императора Николая II.

Как отмечает доктор ист. н. С.В. Куликов: «На долю Николая II выпало завершить, как и в случае с аграрной реформой, судебную реформу Александра II». Судебная реформа была одна из самых значительных реформ Царя-Освободителя. Однако её реализация растянулась на 35 лет, в течение которых судебные уставы были приспособлены к существующему государственно-политическому строю Российской империи. Сибирь являлась одним из последних регионов, на которые было распространено действие судебных уставов 1864 г. В декабре 1895 г. на Всеподданнейшем докладе министра юстиции Н.В. Муравьева Император Николай II написал: «Дай Бог, чтобы Сибирь через два года получила столь необходимое ей правосудие, наравне с остальной Россией». К середине 1899 г. пожелание Царя было исполнено, и к началу XX в. новые Судебные уставы стали действовать на всей территории империи. 1 июля 1899 г. в рескрипте на имя Н.В. Муравьёва Государь указывал: «По вступлении Моем на престол, Я обратил особое внимание на необходимость распространения области применения Судебных уставов Императора Александра II, дабы во всех, даже самых отдаленных местностях России действовало скорое, беспристрастное и близкое к народу правосудие. Сегодня, когда за введением Судебных уставов в северо-восточных уездах Вологодской губернии, на пространстве России нет уже более местности, которая бы не пользовалась благами присущих сим Уставам вечных начал правды, милости и равенства всех перед законом, Я с чувством живейшего удовольствия выражаю вам душевную Мою признательность за оказанное вами многополезное сотрудничество».

Николай II много содействовал постепенной гуманизации пенитенциарной системы, передав в 1895 г. Главное тюремное управление из МВД в ведение Министерства юстиции. В 1899 г. Император особо благодарил начальника Главного тюремного управления А.П. Саломона «за гуманное отношение» к арестованным студентам, участвовавшим в студенческих беспорядках в Петербурге. 10 июня 1900 г. Царь отменил ссылку в Сибирь, 6 декабря 1901 г. — телесные наказания для ссыльных.

22 марта 1903 г. Николай II утвердил новое Уголовное уложение, которое отличалось научностью и высоким уровнем юридической техники. В разработке уложения принял непосредственное участие выдающийся русский учёный-правовед профессор Н.С. Таганцев. Уложение 1903 г. отличалось краткостью: в нем насчитывалось 687 статей, 72 из которых представляли Общую часть.

В Уложении давалось определение преступного деяния, классификация степеней тяжести преступления, впервые в российском законодательстве было введено понятие о возрастной невменяемости, необходимой обороны, «негодного покушения». Смертная казнь не могла быть применена к лицам, не достигшим 21 года или достигшим 70 лет. Также законодатель вводил запрет на занятие государственной должности, для лиц, осужденных к каторге, ссылке или заключению в исправительном доме. Несовершеннолетние осужденные, от 14 до 17 лет, содержались в общих тюрьмах, но отдельно от взрослых. Вводилось уголовное наказание не только женщине за совершение аборта, но и врачу, произведшему его. Особо выделялись преступления в отношении Веры и Церкви (богохульство, святотатство, пребывание в опасных еретических сектах и т.д.).

Уложение 1903 г. имело все признаки современного уголовного законодательства. Характер и техника нормативных установлений Уложения оказались таковы, что несмотря на смену общественно-политического строя в 1917 году, они не утратили актуальности и оказали существенное влияние на содержание нормативных актов советского периода. Уложение состояло в окончательной редакции состояло из 37 глав, включавших в себя 687 статей. Была введена общая часть, дающая понятия о преступлении, наказании, области действия уголовного закона, формах вины, субъекте преступления, обстоятельствах, исключающих преступность деяния (понятие невменяемости) и других институтах, основная суть которых не изменилась и до настоящего времени.

Преступления были распределены по группам. К первой группе относились преступные деяния против священной особы Государя Императора и представителей власти, а также направленные против государства, его безопасности и жизнедеятельности. Ко второй группе относились преступления направленные против жизни общества, прежде всего против Церкви и семьи. К третьей группе относились преступления, направленные против личности и имущества частных лиц.

Возраст наступления уголовной ответственности был определён в десять лет. Кроме того, законодателем предусмотрено не вменение в вину совершенного подростком моложе семнадцати лет деяния при неспособности «понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками» (ст. 41). Подростки в этом возрасте, в соответствии с законом, при совершении ими тяжких преступлений должны, как правило, отбывать наказание в специальных воспитательно-исправительных заведениях. Несовершеннолетние женского пола могут отдаваться для исправления в женские монастыри.

Основными видами наказаний по Уложению были: смертная казнь, каторга, ссылка на поселение, заключение в исправительном доме, заключение в тюрьме, арест и денежная пеня (штраф).

Преступные деяния подразделялись на тяжкие преступления, преступления и проступки. Тяжкими преступлениями закон называл деяния, за которые в качестве высшего наказания определены смертная казнь, каторга или ссылка на поселение, преступлениями – те, за которые определены заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме. Проступком называлось деяние, наказуемое арестом или денежной пеней.

Смертная казнь предусматривалась только за тяжкие политические преступления, но не за уголовные. За тяжкие уголовные деяния была предусмотрена бессрочная каторга.

Смертная казнь применялась за насильственное посягательство на изменение в России образа правления, посягательство на жизнь члена императорского дома, шпионство и т.д. Статья 99 Уголовного Уложения предусматривала абсолютную санкцию в виде смертной казни за посягательство «вообще на неприкосновенность священной особы царствующего Императора, Императрицы или Наследника престола»; заключением в крепость наказывалось оскорбление памяти усопших царственных особ.

Смертная казнь совершалась через повешение (по военно-уголовным законам — повешение или расстрел), непублично. Перед совершением казни к осужденному приглашали духовное лицо, которое должно было сопровождать его на место казни и оставалось при нем до исполнения приговора. Смертной казни не подвергались несовершеннолетние до 21 года и престарелые старше 70 лет, а также женщины, но на последних это положение не распространялось при совершении преступления, предусмотренного ст. 99 Уложения (посягательство на неприкосновенность Императора и членов Императорского Дома).

Ссылка на каторжные работы могла быть бессрочной или назначалась на срок от четырех до пятнадцати лет. Ссылка на поселение была бессрочной. Срок заключения в исправительном доме – от одного года и шести месяцев до шести лет. При этом предусматривалось первоначальное содержание в одиночном заключении от трёх до шести месяцев, обязательное привлечение к работам. Срок заключения в крепости – от двух недель до шести лет, с содержанием в общей камере.

Каторга была особым наказанием за особо тяжкие преступления. В конце XIX — начале ХХ веков осуждённые на каторжные работы помещались особые в каторжные тюрьмы, которые почти не отличались от тюрем обычных. После отсидки в каторжной тюрьме заключенные освобождались, но направлялись в Сибирь на поселение. В связи с освоением острова Сахалин, губернатору Восточной Сибири предписано было высылать туда людей для работы по прокладке дорог, по устройству портов, сооружению домов, мостов, для труда на каменноугольных копях и пр.

Осуждённые на каторжные работы делились на три разряда:

  1. Осужденные без срока или на время свыше 12 лет именовались каторжными первого разряда.
  2. От 8 до 12 лет — каторжные второго разряда.
  3. От 4 до 8 лет — каторжные третьего разряда.

При поступлении в работы все каторжные зачислялись в разряд испытуемых и содержались в острогах. Бессрочные — в ножных и ручных кандалах, срочные — только в ножных. Мужчинам выбривалось полголовы. На подземные работы по добыванию руд могли направляться лишь каторжные первого разряда. В случае, если на эти работы отправлялись каторжные второго и третьего разрядов, им каждый год работ засчитывается за 1 ½ года.

При удовлетворительном поведении испытуемые переводились в отряд исправляющихся, которые содержались без оков и занимались более легкой работой отдельно от испытуемых.

Единственное исключение касалось только отцеубийц и матереубийц, которые никогда в отряд исправляющихся не переводились.

Затем исправляющиеся начинали пользоваться правом жить не в остроге, могли себе построить собственный дом, для чего им отпускался лес и строиматериалы. Им возвращались деньги, отобранные при ссылке, и разрешалось вступить в брак. Если каторжанин работал без взысканий, то десять месяцев срока ему засчитывались за год.

Каждому арестанту полагалось по фунту мяса летом и по ¾ фунта в прочее время, ¼ фунта крупы. Они ели и щи, и картофель, и лук, но на собственные заработанные деньги.

Каждая арестантская артель выбирала себе старосту. В его руках находились общие деньги (общак), он распределял съестные припасы между заключенными, отвечал за все проступки своих товарищей перед начальством. Лишить звания старосты начальство без согласия артели не имело права. В старосты чаще всего выбирался старый опытный арестант, который знал все тюремные законы.

По закону начала XX в. в Сибирь на каторгу ссылались лишь сибирские уроженцы, осужденные же из Европейской России, ссылались преимущественно на Сахалин, где работали в каменноугольных шахтах, на строительстве дорог, мостов, рубке леса и т. п. По данным за 1898, на Сахалине числилось ссыльнокаторжных и поселенцев, отбывших наказание, 16 038 мужчин и 3516 женщин.

Наиболее знаменитая в Сибири была — Нерчинская каторга, предназначенная для политических преступников.

Однако к моменту вступления на престол Императора Николая II каторга перестала быть тяжёлым наказанием, так как правительству не удавалось создать суровых условий для каторжников (если не считать регулярных телесных наказаний за неуважительное отношение к начальству). Кроме того, каторжане не выполняли и другой важной функции: освоение новых заселяемых территорий.

Осуждение к смертной казни, каторге, ссылке на поселение сопровождалось лишением прав состояния. Лишение этих прав состояло: для дворян – в потере дворянства, для духовенства – в потере духовного сана и звания, для остальных подданных – в утрате прав и преимуществ своего состояния. Так, почетные граждане и купцы, оставаясь при своих званиях, утрачивали права и преимущества, дарованные почетному гражданству и купечеству. Присуждение к заключению в исправительном доме также сопровождалось лишением прав состояния, но только для дворян, лиц духовного звания, почетных граждан и купцов. Для них же этой мерой сопровождалось и присуждение к тюремному заключению при совершении особо означенных законом преступлений (например, при осуждении за участие в шайке – ст. 279).

Среди преступлений против Веры была предусмотрена уголовная ответственность за богохульство, караемое ссылкой на каторжные работы или на поселение, совращение христианина в нехристианскую веру, а также православного в иное христианское вероисповедание, наказываемое заключением в исправительном доме или в крепости.

Введена уголовная ответственность за поношение признанного в России нехристианского вероисповедания (ст. 76), за похищение или поругание действием умершего, как преданного, так и не преданного земле. Это преступление карается заключением в исправительный дом на срок до трех лет. Ответственность усиливается, если над умершим учинено оскорбляющее нравственность действие (ст. 79). Сохранено наказание арестом виновного в погребении христианина без христианского обряда. Отменена уголовная ответственность за публичное оказательство раскола, за сооружение раскольнических скитов.

Уложение содержало специальную главу о непотребстве, в которую были включены уголовно-наказуемые виды сводничества для непотребства, кровосмешение и др. В понятие «непотребства», за которое следовало уголовное наказание, входили следующие виды преступлений: (любострастные действия, прелюбодеяния, кровосмешение), а также деяний, непосредственно не связанных с удовлетворением половой страсти (сводничество, потворство, склонение к непотребству, притоносодержание).

Ответственность за мужеложство было предусмотрено статьёй 995 Уголовного уложения: «Изобличенный в противоестественном пороке мужеложства подвергается за сие: лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на время от четырех до пяти лет. Сверх того, если он христианин, то предается церковному покаянию по распоряжению своего духовного начальства».

Уложение предусматривало уголовную ответственность за аборты. Причём ответственность существовала не только для женщины, искусственно прерывающую беременность, но и для врача, совершающего аборт. «Мать, виновная в умерщвлении своего плода, наказывается заключением в исправительный дом не свыше трёх лет, врач от 1,5 до 6 лет». Впрочем, аборты строго по жизненным показаниям (угроза смерти матери, внематочная беременность и т.д.) были разрешены.

В Уложении были названы и случаи неосторожного повреждения имущества, влекущего за собой наказание. Так, ст.ст.565-568 была предусмотрена ответственность за неосторожное повреждение телеграфа, телефона, железнодорожного пути, парохода и др. При этом, в соответствии со ст. 569, не почитались преступными неосторожные деяния, предусмотренные ст.ст.565-568, если самим виновным или по его указанию были устранены опасные последствия, или в самом начале было прекращено действие огня, взрыва или потоплении.

В Уголовном уложении 1903 года детальную разработку получили должностные преступления, в том числе самое опасное среди них – взяточничество. По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных понятие взяточничества слагалось из трех деяний: мздоимства, лихоимства и вымогательства.

Фрагменты из книги Мультатули П.В. Россия в эпоху царствования Императора Николая II. К столетию клятвопреступного бунта и обретения иконы Божьей Матери Державной. – М.: Русский изд. Центр, 2017/7526.

Продолжение следует…

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, Мультатули Петр Валентинович, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *