• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

04.08.2019

Псковские «Ромео и Джульетта» времен Великой войны

Автор:

Елизавета Преображенская.

Вот и прошла еще одна скорбная дата – 1 августа. Черная дата начала Великой войны, в которой русские солдаты и офицеры проявили немало героизма, но были предательски вычеркнуты из народной памяти.  Понемногу восстают из пепла забытые имена, взывая к нашей совести и моля не предавать память погибших. Попробую рассказать одну забытую историю о самой чистой и верной любви в годы войны, о Ромео и Джульетте Великой войны, о тех, чьи светлые образы продолжают жить лишь на страницах малоизвестной в России эмигрантской повести.

Итак, 1965 год. Франция. Урожденный пскович, а ныне- эмигрант Леонид Зуров пишет роман о событиях 1914—1915 гг.  Леонид Зуров дружен с четой Буниных, часто гостит у них.  Он – автор небольших рассказов и щемящей душу повести «Кадет», где описываются события Ярославского восстания. Зуров пишет очередное произведение очень долго, правит, переписывает, но так и не успевает его опубликовать. После смерти писателя остается черновой вариант. Быть может он никогда не был бы напечатан, если бы не рукописи не попали к Ирине Белобровцевой. Именно  ее заслуга в том, что повесть о любви и войне «Иван-да-Марья» увидела свет в 2005 году и не канула в Лету.

«Иван-да-Марья» — история о том, как летом 1914 года, буквально накануне роковых событий в Сараево, молодой русский офицер Иван Косицкий обвенчался со своей возлюбленной Кирой. Вскоре он был отправлен на фронт, а его молодая супруга окончила медицинские курсы и последовала за ним в качестве сестры милосердия. Им было отмерено слишком мало времени, их семейная жизнь состояла из редких, но радостных встреч между его боями и ее операциями.  Иван вскоре пал смертью храбрых, Кира отправилась сопровождать гроб с телом погибшего  на родину. Когда поезд прибыл во Псков – выяснилось, что мертв не только Иван Косицкий, но и Кира – она застрелилась по пути. Супругов похоронили вместе, несмотря на то, что православная церковь всегда негативно относилась к сведению счетов с жизнью: «Наш приходской батюшка, что их венчал, не решился без разрешения духовного начальства ее отпевать, все сомневался, и были разговоры досужие — можно ли ее вместе с ним отпевать и хоронить, но военное начальство, а оно было уже тогда в городе высшей властью, сказало, что волю покойной сестры милосердия никто не может нарушить, время военное, ни к чему эти лишние пересуды и разговоры… Там, среди воинских могил, среди солдатских и офицерских погребений и их могила. Два гроба рядом, засыпанные сырою землей. В той приречной земле, что когда-то была согрета дневным солнцем на речном обрыве, они схоронены под одним холмом, отмеченным деревянным крестом, на котором были написаны их имена».

Все описанные в повести события взяты из жизни – Леонид Зуров лишь изменил имена главных героев и добавил несколько второстепенных персонажей.  Образы Ивана и Киры – это Владимир Владимирович Свидзинский и его супруга Анна Александровна. Свидзинские были из Печор небольшого тихого городка на Псковщине. Волею судьбы Печоры считались до 1940 года эстонской территорией и почти не знали ужасов большевизма и сталинского террора.  В Печорах часто гостил тосковавший по родному Пскову Леонид Зуров и именно там, в гостях у дальних родственников Свидзинских, он услышал поразившую его историю, которую описал в своем последнем произведении, своей лебединой песне.

Помимо «Ивана-да-Марьи» сохранилась маленькая пожелтевшая газетная вырезка времен Великой войны – заметка о Свидзинских, фотография статного офицера и хрупкая бледная девушка в форме сестры милосердия, да небольшое пояснение: «Шт. -кап. Вл. Вл. Свидзинский, убитый 16 февр. под Ст-вым во время ночного штурма, и награжденный золотым оружием и представлен к ордену св. Георгия 4 степ. Рядом – его жена Анна Александровна, сестра милосердия, энергично работавшая на передовых позициях и трагически почившая у гроба мужа-героя, на пути следования тела из Галиции на родину, в Псков».

Еще одна фотография Владимира Владимировича Свидзинского в парадной форме есть в увесистом полковом альбоме офицеров 221-го пехотного резервного Троицко-Сергиевского полка. Вот, собственно, и все, что осталось от двух загубленных войной жизней.

Отрадно, что повесть «Иван-да-Марья» вышла и в России, как отдельной книгой, так и в нескольких сборниках. Есть это произведение и в свободном электронном доступе. Оно написано прекрасным, чистым тургеневско-бунинским русским языком, тем, что все реже можно услышать от наших современников, но который продолжает жить на страницах эмигрантских произведений.

Елизавета Преображенская, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».