• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

12.04.2019

Революция против народной памяти

Автор:

Александр Шарипов   

В апреле 1918 г. революционной властью был издан очередной декрет – «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической революции», подписанный председателем Совнаркома Лениным (Ульяновым), наркомами просвещения Луначарскиим и по делам национальностей Сталиным (Джугашвили). Уже к интернациональному празднику 1 мая предписывалось убрать с улиц республики «уродливые истуканы» царей, «спешно подготовить декорирование города в день 1 мая и замену надписей, эмблем, названий улиц, гербов и т.п. новыми, отражающими идеи и чувства революционной трудовой России».

Что ж, решение для низвергателей исторической России вполне последовательное. Всякая революция есть слом прежнего устроения жизни и её правил, а значит и тех, кто эти правила жизни вырабатывал веками. Если смыслом Октябрьской революции большевики провозгласили строительства нового мира с чистого листа, то вполне естественно нужно было создавать этот «чистый лист» на охваченной революционным пожаром территории, точнее в сознании населения этой территории. А территория эта была вполне определённой – Российская, с тысячелетней самобытной историей и многоликой культурой, определёнными идеями и идеалам.

* * *

В одном из первых актов свержения старых монументов приняли личное участие руководители советского государства и правительства – Свердлов и Ленин. 1 мая, накануне участия в демонстрации на Красной площади, советские вожди «размялись» крушением креста на территории Кремля – на месте убийства московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича (+1905 г.). В Александровском саду была перелицована памятная стелла 300-летия Дома Романовых: на месте стёртых имён строителей российской государственности появилась пара десятков имён международных революционных деятелей. В 1918 г. в Москве и Петрограде пронёсся крушащий памятники российским императорам «вихрь».Так происходило везде: памятники русским государям крушились в каждом городе и селении, где устанавливалась советская власть.

Особую ненависть у революционеров вызывала память о защитниках отечества. Среди первых был уничтожен в 1918 г. комплексный памятник герою Русско-Турецкой войны 1877—1878 гг., освободителю славян генералу Скобелеву и его солдатам на Тверской площади в центре Москвы. На этом месте тут же расположили «интернациональный» памятник статуи Свободы (на американский манер) и стеллу советской конституции. В этом же году в Костроме уничтожили памятник Ивану Сусанину, крестьянину, спасшему от гибели избранного на русский престол Михаила Феодоровича. В Москве Скобелевская площадь была переименована в Советскую, в Костроме Сусанинская – в площадь Революции. Так в Советской России началась вакханалия переименования исторических топонимов: тысячи и тысячи российских улиц и площадей, городков и целых областей до сего времени носят имена революционеров-разрушителей исторической России, террористов-убийц всего мира – Свердлова и Войкова, Халтурина и Каляева, Клары Цеткин и Карла Либкнехта... (При этом большинство иных бывших республик Советского Союза – Армения и Азербайджан, Казахстан и Узбекистан, Украина и Литва давно избавились от массы «террористических» топонимов).

Совокупная ненависть революционеров к Церкви и защитникам Отечества вылилась в повсеместное уничтожение храмов-памятников. Среди них наиболее известны – разрушенный в 1931 г. Храм Христа Спасителя, воздвигнутый на всенародные пожертвования в память побед русских воинов над наполеоновским захватчиками. На его месте было начато, но так и не состоялось строительство гигантского Дворца Советов с огромной статуей Ленина наверху. (Надо сказать, что во многих местах статуи Ленина противопоставлялись христианским символам, ставились на месте разрушенных церквей). В Москве же в 1936 г. был разрушен и второй храм-памятник русской воинской славы – построенный в честь освобождения Москвы и страны от интервенции и Смуты начала XVII века Казанский на Красной площади. В 1932 г. в Петербурге-Ленинграде снесли храм Спас-на-Водах – памятник погибшим морякам в русско-японской войне 1904–1905 гг. В 1930 г. в бывшей имперской столице был снесён главный храм русских военных моряков – Кронштадский собор. Сделаем на этом акцент для всех мифологов, «бающих» о якобы постепенном прекращении борьбы с  русской историей и церковью к 1930-м годам, после «изгнания русофоба Троцкого». Ярким примером несоответствия этим мифам будет и судьба церкви Успения Пресвятой Богородицы на Покровке. Защищённый от разрушения лично наркомом просвещения Луначарским в 1920-е гг. «архитектурный памятник» был снесён в 1935 г. по личному указанию председателя Моссовета Булганина. И никакие протесты архитекторов и реставраторов (в т.ч. великого П.Д. Барановского) не помогли.

Да, у большевиков церковные строения вызывали особую ненависть и борьба с ними как «маяками» русского духа была начата с первых дней Октябрьского переворота и продолжалась вплоть до 1980-х. Монастыри (все без исключения) были закрыты советской властью ещё в 1918 г., в период же сталинских пятилеток началось массовое уничтожение монастырских архитектурных комплексов. Так в  Москве были полностью уничтожены комплексы древних кремлёвских Чудова и Вознесенского, Симонова, Страстного, монастырей. Вакханалия по закрытию и уничтожению храмов продолжалась по всей России вплоть до середины 1960-х годов. Так что действие ленинского декрета о борьбе с «контрреволюционным» наследием памяти продолжалось многие десятилетия советской власти.

* * *

Память делает человека человеком, ибо человек есть, прежде всего, дух, оформленное памятью индивидуальное самосознание. Личность в человеке формируется не спонтанно, но под воздействием жизни окружающего его народа, его родителей. Каждый народ вовсе не «чистая доска», ибо в накопленных и хранимых общенародной памятью идеях и творческих навыках и заключается сущность каждой исторической нации. Если бы не было этого воспитания памятью, то весь человеческий род превратился в бессловесное стадо «маугли», не осознающее ни себя как творческую личность, ни великие достижения человеческого духа и культуры. Именно национальные язык и память формируют каждую личность.

«История наставница жизни», – говорили древние. В ХХ веке наш народ получил грандиозный по своей трагичности и глубине опыт отъёма у нации памяти. Этот опыт не должен оказаться невостребованным, ибо мы живём на новом витке глобализации, когда уже новые экспериментаторы пытаются отнять у наций «идентификационные маркеры» – веру, культуру, историю.  Чтобы оставаться неповторимой творческой личностью, т.е. человеком в полном смысле, мы должны не только развивать свою индивидуальность, но и хорошо помнить  как происходило формирование личности в конкретных исторических условиях, как из людей пытались сначала сделать «манкуртов», отнять у них память, а затем слепить из них нечто иное, не имеющее  к национальной истории, а значит к духу и культуре, существо – марионетку для чьих то интересов и целей. Опыт исповедников ХХ века, твёрдая память об их подвиге по защите славного в веках имени России – нам в помощь.

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».