• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

11.05.2019

Роль военной Реконструкции в популяризации отечественной истории

Автор:

Елена Чудинова.

(Размышления вслед фестивалю «Белгород: лето 1919»)

«История это союз между живыми, умершими и еще не родившимися», сказал некогда Эдмунд Бёрк. Лучшего определения, пожалуй что, не подобрать. Разве только добавить ему вслед более поздние слова Джорджа Оруэлла: «Владеющий прошлым владеет будущим».

К сожалению, бессилие и уязвимость как одного человека так и нации, лишенных корней, лучше понимают деструкторы, чем созидатели. Сколько раз доводилось слышать от людей благонамеренных: «Главное – сегодняшний день».

Между тем изуверы времен Французской революции не случайно пытались установить «новую эру» и новое летосчисление – с нуля. Более изощренные большевики действовали хитрее – и успешнее. При них русская история не стиралась начисто, но подавалась в качестве незначительного и ущербного предисловия к 17-му году. Следы этой методы мы наблюдаем и сегодня, когда чередой празднуются «столетия» наук, которым в Отечестве лет триста. (Как самый плачевный пример – упомянем недавнее празднование в ИА РАН «столетия академической археологии». Вот и гадай: то ли Лаппо-Данилевский не академик, то ли Забелин курганов не копал?)

Мысли об этом не оставляли на Белгородчине, где отмечалось историческим фестивалем реальное «столетие»: столетие боев Гражданской войны. Собралась, вероятно, половина Белгорода, во всяком случае, так казалось при взгляде на холмы, предоставленные в распоряжение зрителей. (Вид на поле боя открывался с этих холмов словно из природного зрительного зала). Большинство белгородцев пришли семьями, с детьми, маленькими и подростками. И это более всего радовало.

Что (в лучшем случае) могут узнать сегодняшние подростки о событиях, происходивших в их городе сто лет назад? Прочесть страничку учебника, которая сообщит, что давними весенними днями после ожесточенных боев в город вошли части генерала Добровольческой армии В.З.Май-Маевского? Скучные строки не оживут. Скудные факты не задержатся в сознании. Разве что «странная» фамилия, словно упавший на воду лист, немного покружится в памяти – и немного погодя скорее всего утонет.

Есть данность: в наше время юношеская аудитория ориентирована на зрительные образы. Читают меньше, больше воспринимают картинки. Можно сколь угодно сокрушаться об этом, но, если мы не хотим воспитать Иванов родства не помнящих, необходимо учитывать эту особенность.

Воспринимать русскую историю, конечно же, помогает кино. При всех недостатках огромную роль некогда сыграл фильм «Адмиралъ». Из более новых можно вспомнить фильм о Евпатии Коловрате. Но дело даже не в том, что удачные исторические фильмы что-то уж слишком редки. Военно-историческая реконструкция (ВИР) способна одарить тем, что самый лучший фильм дать не способен: ощущение Истории не только зрительное, но возможность потрогать ее своими руками, вдохнуть ее запах, перемолвиться с её живыми и непосредственными «действующими лицами».

Подросток, увидевший своими глазами (вблизи, поскольку после картин боевых действий участники реконструкции всегда общаются со зрителями) невольно задастся вопросом: отчего одни добровольцы носят черную форму и белые фуражки, другие – тоже черную, но фуражки при этом имеют красные? А у кого-то и малиновые фуражки, и бело-голубые. И погоны тоже различны. А оказывается, была такая вещь: Цветные полки.

Удивительно, насколько быстро младни, вовлеченные в реконструкторское движение, обзаводятся привычкой с легкостью читать не просто исторические романы, но профессиональную литературу: описание кампаний, энциклопедии по оружию, мемуары. Иной раз для того, чтобы лавина пошла, довольно подержать в руках «мосинку».

Преподаный 4 мая под Белгородом живой урок оставил невероятное количество впечатлений. Передвигалась настоящая бронетехника эпохи, гремели взрывы, работали пулеметы системы «Максим» и «Льюис», горел специально сооруженный «хутор», в котором отбивались от атаки красных несколько дроздовцев. Всем запомнилось каре марковцев и корниловцев, выстроившееся в чистом поле, под руководством марковского командира Глеба Яковицкого, для отражения атаки красной конницы. Каре – живой единый организм, похожий на ощетинившегося дикобраза. Только два флага из середины хлопают на ветру.

Обыкновенно после картины сражения в память былой трагедии объявляется минута молчания. Есть примета, работающая не всегда, но довольно-таки часто: именно в этот миг набегают тучи и идет мелкий легкий дождичек. «Небеса плачут».

Впечатления по завершении фестиваля отрадны, но так бывает не всегда. Чаще реконструкция оказывается в патриотическом воспитании и народном просвещении в роли нелюбимой падчерицы. (Оговоримся здесь, что речь идет исключительно о реконструкции русской истории. Экзотика наподобие войны американских Севера с Югом либо Войны Алой и Белой розы, при всем уважении, более уместна в странах, где происходили сами эти события, куда в наше время не столь трудно при желании и съездить). Поддержка на местах редко радует реконструкторов. За одним исключением, которое приходит в голову сразу.

Великая Отечественная война, повсеместно экранизируемая, и в ВИР занимает особое положение. В известном смысле это объяснимо. В свое время на нее был взят идейный курс как на «точку сборки» в обществе. Сосредоточиться на «общих ценностях» во многом легче, нежели разбираться с продолжающимися баталиями по поводу Гражданской войны. А баталиям в обществе, между тем, длиться еще ровно столько, сколько в стране будут избегать дать официальную четкую нравственную оценку событиям столетней давности. Именно сейчас, в череду годовщин, это было бы уместнее всего. Но приступить к этому страшновато, поэтому – невзирая на даты – Гражданская война не в фокусе внимания.

Но с существующим упором на события Отечественной нынешняя официальная идеология попадает ровно в ту ловушку, что заложена некогда идеологией советской. Иной раз складывается впечатление, будто никаких иных войн в нашей истории словно и не было. Опять же: история «началась с 1917 года». А как же героизм наших предков на Куликовом поле, при взятии Казани, покорении Крыма? Как же призыв Минина и Пожарского, как же Полтава? Был существенный повод выводить Великую Отечественную на первый план, но он иссякает. Война полностью отходит в область истории, когда из числа живых уходят последние ее участники. Еще лет пятнадцать назад была уместна акция (кстати, молодежь в ней участвовала охотно): дарить 9 мая цветы ветеранам. Но на дворе 2019 год. Николаю Константиновичу Чудинову, прошедшему всю войну танкистом, в 1941-м году было 16 лет. Доживи он до наших дней, ему было бы 95. Речь об одном из младших участников. Один мой французский знакомец, занятый в сфере социальной заботы о ветеранах, несколько лет назад был вынужден менять профиль работы. (А ведь во Франции мужчины живут дольше). Таков естественный ход бытия, увы.

Перегруженность единственной темой рождает равнодушие, если не отторжение. Информационные перегибы со Второй Мировой ощутимы не только в исторической реконструкции, но, безусловно заметны и в ней. Когда под Москвой сооружается «Рейхстаг» для штурма, это даже если не профанация, то на грани. Ведь самое ценное в исторической реконструкции (что не всегда удается, но к чему всегда стремятся) память военных дорог, путешествия в реальные места сражений.

Пора уже осмыслить, что война, любая война, это не идеология, но История. История это память, история это корни. Прикосновение к истории делает нацию жизнеспособной в злобе дня. Этому способствует историческая реконструкция. Но поддержку она должна встречать в равной мере по всем существенным вехам. В календаре мелькают даты Гражданской войны. Время рассказывать о ней, время извлекать уроки. В них заключена единственная гарантия того, что трагедия не повторится.

Подмечу, кстати, что, по личным наблюдениям, военная реконструкция как раз самый мирный способ полемики вокруг Гражданской. Споры на ток-шоу, где жестко сталкиваются враждующие мировоззрения, никогда не демонстрируют настоящей готовности к обсуждению. Между тем белые и красные реконструкторы видят друг в друге прежде всего коллег, без которых не воссоздать исторического полотна. Совместные усилия (а без усилий не организовать масштабного действа) объединяют. История вообще объединяет, в отличие от политики. Поэтому идейные споры в среде реконструкторов ведутся со взаимным уважением. Реконструкция – один из способов переводить общественный разлом в созидательное русло

Фестиваль в Белгороде, напряженная подготовка к которому шла всю зиму, успешно состоялся.

Но реконструкторы Гражданской войны ждут большего внимания к ее датам. К тем ее датам, что еще ждут нас впереди.

АВТОРЫ, Елена Чудинова, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».