ПУБЛИКАЦИИ

14.09.2017

Россия имени террора

Коммунистический колосс официально почил в бозе двадцать шесть лет назад, но его отравленные миазмы продолжают питать многострадальную русскую землю, щедро удобренную кровью его жертв. А равнодушие и привычка настолько вошли в кровь и плоть нашего населения, что оно уже согласно воспитывать детей в городах и на улицах, названных в честь палачей и убийц.

Об этом, как и о многом другом, некоторые «ностальгирующие» по СССР граждане России задумываться не хотят. И, напротив, готовы рубашки рвать, например, за город Киров, поскольку «всю жизнь прожили в Кирове, мой отец и мать жили в городе Киров, мои дед и бабка жили в городе Киров». А прабабка и прадед? Это уже не интересно, ибо до того была «тюрьма народов», и крепостных меняли на борзых щенков, посему, отрекаясь от старого мира, по всей стране не только заменяли исторические названия городов и улиц на фамилии убийц и террористов, но и равняли погосты, ставя прямо на костях парки для досуга трудящихся, стадионы и пивнушки, жилые дома и гаражные кооперативы.

Вот в том же Кирове, когда в 2012 году четырем историческим улицам, которые в свое время обозвали в честь террориста Халтурина и палача Дрелевского, собственно, Большевиков и немца-русофоба Энгельса, вернули исторические имена Казанская, Спасская, Пятницкая и Преображенская, местные любители коммунизма активно негодовали и потрясали мозолистыми пролетарскими кулаками. А также заклеивали православные топонимы табличками с именами бесноватых предшественников, собирали подписи негодующих бабушек. А в этом году открыли памятник создателю бесперебойной машины массовых убийств русского народа – местечкового политика Дзержинского.

Но кто из одураченных красными активистами бабушек знает, что именно душка Мироныч утопил в крови восстание изголодавшихся рабочих и красноармейцев Астрахани? И велел там же расстрелять крестный ход и его организаторов – митрополита Митрофана и епископа Леонтия – за призывы к гражданскому миру? Правда, справедливость восторжествовала уже в мире этом: пуля настигла и «трибуна революции», но его имя прочно въелось в саму суть нашей страны: город и область, улицы, станции метро, производства и вузы. Ну а насчет города – древней Вятки – получилось совсем занятно, нет ни одного исторического свидетельства, что революционный вожак когда-либо бывал там, в областном Уржуме – да, там и родился, а вот в центре края – вроде как нет…

Боремся с террором или воспитываем террористов?

И, похоже, все смирились, что отныне Вятка, как и Симбирск, как и Екатеринодар, как и Царевококшайск, как и Новониколаевск носят чужие имена. И центральные улицы в них как по одному лекалу сплошь имени Ленина, Кирова, Свердлова, Дзержинского, Маркса, Энгельса, Халтурина, Перовской и прочих представителей лево-революционного кагала. А скажешь, что неправильно это, ответят, мол, у тебя что, иных проблем нет? Людям скоро будет нечего есть (кстати, почему-то не хотим помнить про талоны, очереди, дефицит, товары из-под полы и полупустые полки вожделенного совдепа), а ты тут со своими улицами! Забалтываешь реальные проблемы! Уводишь внимание! Работаешь на мировую закулису, правящие классы и буржуазию!

И тем не менее остаются неравнодушные, кто не желает смиряться с подобным уродливым положением вещей. В частности, Общество развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел» выступило с обращением к главам восемнадцати российских городов, призывая отказаться от имени террориста Ивана Каляева в названиях улиц, переулков, бульваров и проспектов. И резонанс пошел.

В частности, власти Рыбинска решили заручиться мнением горожан, инициировав на сайте муниципалитета процесс голосования по поводу возвращения улице Каляева исторического названия Николаевская слобода. И горожане сделали выбор: 67,7% высказались за переименование, 32,3% — против.

Казалось бы, вопрос решенный, но радоваться восстановлению исторической справедливости еще рано, поскольку администрация намерена теперь собрать специальную комиссию, чтобы «взвесить все за и против». Одно местное издание уже посетовало, что «перемены будут сопряжены с финансовыми затратами и с беспокойством жителей улицы, которым придётся сменить прописки». Какой кошмар! Проще и дальше жить на улице, носящей имя убийцы. Хотя и прописки, согласно законодательству РФ меняться, разумеется, не должны.

«В России сложилась парадоксальная ситуация: если, например, иностранец начнет изучать нашу историю по памятникам и названиям улиц, то у него сложится впечатление, что ей всего сто лет, и она ничего не дала миру, кроме революционеров, террористов и убийц, одержимых, откровенно ненормальных или полунормальных людей, которые занимались исключительно убийствами, терактами и экспроприациями, — поделился своим отношением к проблеме с обозревателем телеканала Царьград руководитель Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел», генерал-лейтенант СВР в отставке Леонид Решетников. — Получается такой своего рода театр абсурда. Сейчас Россия ведет не на жизнь, а на смерть борьбу с мировым терроризмом, а названия наших улиц, проспектов, городов и поселков носят имена террористов. Как при такой ситуации мы создадим в нашем обществе атмосферу нетерпимости к террору? Кстати, сами Каляев, Халтурин, Перовская, Желябов говорили о себе – мы террористы, наше дело – террор, мы боевая террористическая организация.

Ладно, это тебе за пятьдесят, и тебе уже давно ничего не интересно, кроме собственного благосостояния, но у тебя же есть дети, и вот такой интересующийся молодой человек захочет узнать, кто такие эти Каляев и Халтурин. Ах, убили губернатора, ах, взорвали тридцать человек. Но в их честь названы улицы. Значит, и мне можно! Мне тоже не нравятся губернатор, мэр, пойду их укокошу!»

Что положим во главу угла

По мнению Решетникова, название улицы — это не просто ничего не значащая формальная топонимика, артефакт, но монументальная пропаганда. И здесь пришла пора, наконец, определиться, какую Россию мы строим, на какие базовые ценности опираемся при этом.

«Если для нас ничего не значит заповедь «Не убий», так давайте тогда назовем улицу и в честь Чикатило, чем он хуже Халтурина? — задается вопросом эксперт. — Мне возражали, мол, эти террористы убивали во имя счастья всего человечества. Так ни один террорист никогда не скажет, что убивал ради того, чтобы просто убивать. Все они борются за счастье всего человечества, как они его понимают, в том числе и смертники ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация – прим.ред.). Убивают, потому что тот или иной человек или группа людей буквально стоят на пути к этому счастью… К сожалению, в результате семидесяти с лишним десятилетий коммунистического правления у нас родилось большое количество темных и непросвещенных людей, которые с равнодушием смотрят на то, что происходит вокруг них".

А пока из маленького Романова-Борисоглебска пришли вести о том, что уже тут подавляющее большинство голосовавших горожан высказалось за сохранение за городком присвоенного ему большевиками имени Тутаев. В честь малолетнего красноармейца, «отважного погибшего при ликвидации белогвардейской банды». Хотя на деле его отряд сбежал, едва узнав, что под Ярославлем Союз защиты Родины и Свободы поднял успешное антибольшевистское восстание, и по ходу героического драпа решил обчистить одну из дач, да напоролся на хозяина с ружьем. Молодой хозяин стрелял метко, и Тутаеву не повезло, тем более, что не менее молодая жена хозяина довольно быстро перезаряжала оружие. Он бил по незваным гостям даже тогда, когда был ранен в ногу, и не выжил бы, если бы неподалеку случайно не оказался пастух с коровьим стадом, и шум, который подняли животные, красные не приняли за идущую к «белой банде» конную подмогу, и не продолжили бы свое героическое бегство…

Вот такая история. Позора и несостоявшегося мародерства. И вся история нашей страны в таком прочтении выходит историей убийств и убийц, палачей и массовых расправ, террора и террористов.

Ну чем не империя зла? И звучала бы заброшенная из-за океана стереотипная кличка логичной, если бы соответствовала исторической правде. Но это не так. Совсем не так! Потому как Россия – это имена святых и подвижников, храбрых полководцев и отважных воинов, ученых и изобретателей, первопроходцев и первооткрывателей. Но пока на одну улицу Сергия Радонежского найдется сотня улиц Сергея Кирова. И это неправильно.

Оригинал

АНАЛИТИКА, ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».