• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

05.08.2019

Русские монархисты Александр Башмаков и Владимир Востоков. Опыт сравнительного жизнеописания

Автор:

Александр Гончаров.

Античный историк Местрий Плутарх Херонейский (47-127) разработал метод «сравнительного жизнеописания», позволявший по-новому и интересно раскрывать биографии и взгляды выдающихся людей.

Данный метод, на наш взгляд, не устарел и в XXI веке от Р. Х. Попробуем им воспользоваться.

О дореволюционной России мы знаем настолько мало, что, пожалуй, о Древнем Египте или ацтеках известно больше. И дело здесь не в отсутствии фактов или сохранности документов. Все гораздо проще и страшнее. Российскую Империю в советское время приказано было забыть, а в школах изучали не подлинную историю ее, но грубую карикатуру, усыпанную агитационными перлами и пропагандистскими штампами.

Имена же известных русских монархистов находились под гласным и негласным запретами. И вспоминая о них ныне, мы возвращаем себе свою историю, да и самих себя тоже.

Александр Александрович Башмаков (1858—1943) родился в семье, принадлежащей к древнему дворянскому роду, ведущему свое начало от XVI века. По материнской линии он являлся потомком великого русского полководца Александра Васильевича Суворова. Его предки всегда служили России, хоть на военном, хоть на гражданском поприще.

Протопресвитер Владимир Игнатьевич Востоков (1868—1957) пришел на сей свет в семье сельского священника. Примерно восемь поколений его пращуров неизменно принадлежали к духовному сословию.

И если Александр Башмаков получил великолепное светское образование, то Владимир Востоков учился в Коломенском духовном училище и затем в Московской духовной академии.

Все же в те времена учили гораздо основательнее, чем сейчас, да и такого инструмента издевательства над мозгом как ЕГЭ совершенно не предполагалось. А поэтому далеко не случайно и Башмаков, и Востоков помимо своих основных профессий легко освоили и такую сложную деятельность как публицистика. Если обратимся к стилю и языку Александра Александровича и Владимира Игнатьевича, то невольно отметим и изящество, и четкость изложения мысли, а также огромный словарный запас.

Монархизм Востокова и Башмакова совсем не являлся идеологией, навязанной их личностям извне. Можно смело утверждать, что любви и почтению к русскому самодержавию они научились самостоятельно, хотя и воспитание, полученное в детские годы, тоже не стоит сбрасывать со счета.

Отец Владимир Востоков очень рано получил известность как выдающийся проповедник, миссионер, борец за трезвость народа, монархист и яростный критик социалистических идей, ведущий жизнь нестяжателя и бессребреника.

Александр Башмаков связал свою жизнь с дипломатией, юриспруденцией и политикой. Он становится сторонником панславизма и национального монархизма после недолгого увлечения либеральной идеологией. Его взгляды приобретают строгую законченность и обоснованность. Башмаков резко критикует то явление, которое мы ныне именуем демократией: «Представительство, вместо непосредственного участия всех граждан, содержит в себе фикцию, легко подменивающую волю народа – волею его представителей.

Но затем уже применение начала большинства в дальнейших действиях этих представителей отдает нередко судьбу всей страны в руки лиц, представляющих из себя ловко организованное меньшинство в стране. Образуется особый класс людей, в среде которых культивируется политиканство, людей праздных, с низменными традициями; людей, оторванных от производительного труда и утративших всякое представление о высшем идеале служения благу государства и народа».

И еще он вполне справедливо добавляет: «Как бы ни устраивалась система выборов, народная масса всегда участвует лишь в слабой доле в голосовании. Это доказано статистикой во всех странах. Этим противоречием между условиями полезной трудовой деятельности и заботой избирательной агитации неминуемо пользуются политиканы. Они всегда берут верх, рано или поздно; тем более что самый факт отрывания обывателей от полезной их деятельности на долгий промежуток времени для участия в парламентских легислатурах клонится к превращению тружеников в лодырей и говорунов. В этой стороне дела заключается трудно предотвратимое явление, сводящееся к полному подчинению трудящихся и положительных элементов населения вредному классу профессиональных политиканов».

Революцию, разразившуюся в 1905 году А. А. Башмаков принял как защитник России и апологет монархизма: «Мудрое и сильное правительство должно выработать себе твердую программу такого рода: народу дать и реформы, и попечение, и законы, обеспечивающие его развитие и благосостояние, а для бунта существует картечь, и тут вилять нечего».

Башмаков становится соратником П. А. Столыпина. Поддерживает правительство в его начинаниях.

Для Башмакова не имеется каких-то заемных и модных форм властвования в стране, Он ищет способы укрепления государственности и находит: «Государственный наш строй сложен русскими, а потому и должен черпать свою завтрашнюю силу из того же начала, оставаясь русским и устраняя из своих недр те течения, которые способны его привести к разложению народности, или денационализации».

А. А. Башмаков показал себя и как серьезный исследователь в сфере этнографии и антропологии. Кроме того, он знал несколько иностранных языков, в том числе и мертвых. Всем своим увлечениям Александр Александрович находит время. Но главной его областью интересов остаются славянский мир и Россия.

Башмакову принадлежит недвусмысленное высказывание: «Рост России был и есть рост внутренний, а не рост колониальный. Рост внутренний есть своеобразный процесс, духовная сторона коего совершенно иная, ибо он сопровождается ростом национального самосознания и единства… Поэтому не может быть у русских государственных людей более возвышенной цели, как содействие такому окончательному порядку вещей, когда житель Закавказья, Самарканда или берегов Амура будет считать себя таким же русским, как житель Костромы, и его русский коренной житель никогда не упрекнет тем, что в его жилах будет течь кровь нынешних армян, сартов или гиляков».

После революции 1917 года Башмаков не долго остается в России, которой он оказался не нужен. Александр Александрович совершает путь обычного русского эмигранта: Турция – Сербия – Франция.

Во Франции он и оседает. Занимается наукой, преподает и активно участвует в монархическом движении. Тяжелой вестью для А. А. Башмакова стала смерть сына Владимира в южноамериканском Парагвае. Военный инженер В. А. Башмаков участвовал в Боливийско-Парагвайской войне, находился на службе парагвайского правительства и погиб при военном перевороте.

Александр Александрович Башмаков скончался 1 августа 1943 года

Священник Владимир Востоков долгое время к революции относился негативно. Но поддавшись либеральной пропаганде, он превратился в критика Г. Е. Распутина, откровенно не понимая, что этим наносит удар и по монархии. Естественно, батюшка был удален из Москвы в Коломну. А в 1916 году служит в Клину в тюремном храме и чуть позже переводится в Уфу.

Февральскую революцию 1917 года отец Владимир принял восторженно. Сказалась и личная обида на государя, да и слишком эмоциональное восприятие событий. Но Востоков достаточно быстро разобрался, что произошло в стране и что прячется за революционной вакханалией. Уже в период проведения Поместного Собора Православной Российской Церкви (22 января 1918 года) отец Владимир Востоков заявил: «Нам нужно служить Церкви верно и спасать страну от разрушительных течений, а для этого необходимо сказать народу немедленно всю правду: в чем заключается социализм и к чему он приводит? Лучше сделать это поздно, чем никогда. Собор должен сказать, что в феврале-марте произведен насильственный переворот, который для православного христианина есть клятвопреступление, требующее очищения покаянием».

В дальнейшем отец Владимир Востоков участвовал в Белом движении. И был несколько раз подвергнут остракизму за свои взгляды. В 1919 году Кубанская Рада требует изгнания священника за «развращение казацких душ монархизмом», а в  1920 году в Крыму по требованию «союзников» ему запрещается деятельность по организации крестных ходов в поддержку Белой армии.

Владимир Игнатьевич Востоков открыто признает свои ошибки и проповедует: «Умер Царь, омывший кровью мученической язвы Своего Царствования: две войны, манифест 17 октября, Госуд. Думу, роковое отречение 2 марта, и, веруем, Он предстоит пред Господом в сонме праведных... Туда же, за Ним последовала Его верная супруга Царица Александра. Ликуют с Ангелами прекрасные Царевны-мученицы и с ними великомученик Царевич Алексий. Они переплыли кровавое, взбаламученное море и уже у тихой пристани, а мы еще плывем по нему и люто страждем, страждем за непротивленчество злу, за хлад душ своих, с которым мы допустили и 2-го марта 1917 г., и Екатеринбургское злодейство».

Ко Господу отец Владимир Востоков ушел 5 августа 1957 года в США, так далеко от могил родителей и родной дочери Нины, расстрелянной большевиками в 1920 г.

И в заключение хотелось бы сказать, что в России XXI столетия многим, к сожалению, очень многим людям кажется, что возвращение к монархии, к исконному нашему пути, к своему национальному своеобразию есть блажь, не имеющая под собой никакой реальной почвы. На самом деле – это то единственное, что позволит России выжить.

Отец Владимир Востоков говорил: «Единственное спасение русского народа – православный русский мудрый царь. Только через избрание православного, мудрого, русского царя можно поставить Россию на путь добрый, исторический и восстановить добрый порядок. Пока же у нас не будет ​православно​-мудрого царя, не будет у нас и порядка, а будет литься народная кровь, и центробежные силы будут разделять единый народ на ​враждующие кучки, пока исторический поезд наш совершенно разобьется, или пока народы чужие не поработят нас как толпу, не способную к самостоятельной государственной жизни». А Александр Башмаков утверждал, что «...в ХХ-м веке идиллий быть не может. Мы не будем иметь возможности тихого угасания в лесах «Московии» с постепенным прохождением всяких ступеней «бомбизма», «анархизма» и тихого умопомешательства, склоняясь к возвращению на лоно первобытного бытия и к уровню пещерного человека. Этой «оперы» нам не разрешат соседи. Мечтать и тихо гнить, в наш век, положительно некогда. Раз русский человек потеряет свою государственность, – его территорию возьмут вполне крепкие в государственном отношении соседи, судя по всему – японцы и немцы; может быть, еще кто-нибудь». Может стоит прислушаться к этим умным русским людям?

История не терпит те народы и государства, которые отказываются от своей самости. Она стирает их в порошок, прах, пыль.

Александр Гончаров, ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ , , ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».