«Лучшее из искусств – русский фарфор»
Михаил Врубель

 

Русский фарфор нам нравится подсознательно: мы его чувствуем как нечто родное, он для нас притягателен. Можно посмотреть на прекрасные образцы немецкого и французского, или же японского и даже китайского (изначального) фарфора, но внутренне, сознавая, что это шедевры, мы всё же ощущаем их холодность в сравнении с произведениями фарфора русского…

Да и есть тут, чем годиться России.

Русский художественный фарфор родился в 1744 году.

Таково время создания первого в России фарфорового производства – Порцелиновой Её Величества Елизаветы Петровны фарфоровой мануфактуры, сменившей чуть позже название на Императорский фарфоровый завод. Название, сохранившееся до 1917-го и восстановленное в начале 2000-х годов на не прекратившей и в наши дни работу петербургской фабрике. Именно этот крупный российский бренд знают профессионалы отрасли, коллекционеры и музейщики со всего мира.

Дореволюционные произведения ИФЗ украшают царские дворцы. Знаменитые парадные вазы, пасхальные яйца, роскошные столовые, чайные и кофейные сервизы, блюда, тарелки, чайные пары, скульптура... Наследие русских мастеров столь значительно, что невозможно охватить его даже  десятком монографий и дюжиной выставок! Отрезок в 173 года дал стране повод для гордости. Итак, вернёмся в Петербург к основанию Императорского фарфорового завода. История, традиции, стабильность. Вся его история связана с историей страны и династией Романовых.

 

Именно здесь талантливый русский учёный, химик Дмитрий Иванович Виноградов (1720–1758), сокурсник Михаила Васильевича Ломоносова, открыл секрет изготовления «белого золота». Впервые в истории керамики Виноградов составил научное описание фарфорового производства. Фарфор, созданный этим учёным, по качеству не уступал прославленному саксонскому, а по составу массы, приготовленной из отечественного сырья, приближался к китайскому.

Именно такие произведения преподносили в дар европейским монархам, обозначая промышленное и художественное равенство с Европой в этой сфере. Мягкая сила искусства, давала возможность навязывать свою моду, отказавшись от чужой.

Первые фарфоровые изделия были небольшими, что определялось размерами печи: это курительные трубки, разнообразные табакерки, черенки для столового серебра, шахматные фигурки, которые изготавливались для  нужд императорского двора и на подарки именитым особам.

Затем появились более крупные предметы, целые сервизы, и, в конечном итоге, всё мыслимое разнообразие изделий из фарфора.

На протяжении длительного периода своего существования ИФЗ был вне конкуренции, он «задавал тон» в фарфоровом производстве России, создавая высокохудожественные заказные и подарочные изделия, предназначенные в основном для членов царской семьи и её окружения и не поступавшие в широкую продажу.

На рассвете XX века Императорский фарфоровый завод пригласил к сотрудничеству знаменитых художников, изначально не являющихся фарфористами: Константина Сомова, Сергея Чехонина, Евгения Лансере, Александра Головина, Виктора Васнецова, Ивана Билибина, Валентина Серова.

Правда, иногда на масштабные заказы «сверху» везло не только главному заводу Империи, но и другим предприятиям. В 1777—1783 годах на заводе Гарднера для императрицы Екатерины II было изготовлено четыре орденских сервиза: Георгиевский, Андреевский, Александровский и Владимирский. Все они были предназначены для приёмов в честь кавалеров этих орденов. Первый же сервиз очень понравился Екатерине II, и Гарднер удостоился высочайшей аудиенции. Сразу после приема «на самом верху» московский генерал-губернатор пожаловал Гарднеру право ставить на его изделиях изображение московского герба. Ссвоё покровительство шотландскому коммерсанту выказал и бывший управляющий Императорским фарфоровым заводом князь Юсупов.

Гарднеровский фарфор изначально был европейским, так как первых мастеров Гарднер пригласил из того же прославленного саксонского Мейсена. Наряду с «эксклюзивом», предназначенным для императорских дворцов и домов высшей аристократии, Гарднер, обладавший прирожденным даром к коммерции, наладил массовый выпуск фарфоровой посуды. Она высоко ценилась в России, и многие, кому не по карману было покупать импортный саксонский фарфор, охотно приобретали «родной», гарднеровский. Такое вот импортзамещение XVIII века... Пришлось расширять производство: если в 1771 году на гарднеровском заводе в Вербилках работало 70 человек, то за десятилетие их количество удвоилось. Причем из полутора сотен сотрудников лишь управляющий и художник были иностранцами.

Когда Франц Гарднер умер, его детище считалось лучшим частным фарфоровым заводом в России.

Русский фарфор императорского времени это еще и продукция не столь значительных частных заводов, составлявших доступную альтернативу гигантам фарфорового производства. Среди них такие, как завод братьев Корниловых в Санкт-Петербурге, завод Храпунова-Новаго, завод А.Г. Попова, различные заводы товарищества М.С. Кузнецова и более «редкого» И.Е Кузнецова, производство графа Гарраха...

К первым годам XIX века относится создание Гжельского фарфорового завода, хотя знаменитый центр имеет значительно более древнюю историю. Русский народный промысел производства керамики и фарфора укоренился в обширном районе, состоящем из 27 деревень, объединённых в «Гжельский куст». Гжель всегда славилась своими глинами. Широкая добыча разных сортов глины велась здесь с середины XVII века. В 1663 году царь Алексей Михайлович издал указ «из гжельской волости для аптекарских и алхимических сосудов прислать глины, которая годится к аптекарским сосудам».

Русских частных заводов императорского времени очень много, и производили они фарфор различного уровня: от лучших работ, украшавших дворцы государей (а среди частных мануфактур были и Поставщики Двора), до массового ширпотреба.

В русском искусстве первой четверти XIX столетия достиг своего расцвета классицизм. Новый стиль отличался простотой, изяществом, изысканной парадностью, нашедшими свое отражение в изделиях ИФЗ. Под воздействием патриотического подъема, роста национального самосознания, вызванных победой в Отечественной войне 1812 года, главными в искусстве, в том числе и в фарфоровом производстве, становятся исторические сюжеты. ИФЗ выпускал различные изделия из фарфора с портретами героев войны, батальными сценами, изображениями солдат и офицеров в мундирах различных полков, знаменитые «военные тарелки». Последние начали изготавливаться при Александре I в качестве государственного заказа и выпускались на протяжении всего XIX века.

Позднее в искусстве фарфора находят отражение другие стили, например, русско-византийский. Высокой художественной культурой отмечены предметы из Кремлёвского сервиза работы Фёдора Солнцева. В его оформлении нашли отражение «переосмысленные» блюда времён царя Алексея Михайловича.

Ближе к концу XIX столетия появляется большой интерес к китайскому и японскому фарфору, а также стилям оформления, связанными с тамошними традициями. Это же время – эпоха расцвета подглазурной росписи, технология которой была заимствована в Дании, у Копенгагенского фарфорового завода. Мода на изделия, выполненные в этой технике, укоренилась в России на долгие годы, что, по-видимому, связано с происхождением императрицы Марии Федоровны из датского королевского дома.

До революции шло чрезвычайно плодотворное освоение рынка нашими коммерсантами, — как в самой России, так и за ее пределами. Это ещё раз подтверждает гибкость и умение вести дела, присущее национальным предпринимателям.

Что же случилось со всем бегло описанным нами великолепием и изяществом после революции? Фабрики были национализированы, началась новая эпоха и полная смена парадигм. Часть мастеров фарфорового дела эмигрировала, часть осталась. Но важно то, что опыт во многом был передан от художников старшего поколения молодым.

Именно благодаря выдающемуся таланту русских художников стал возможен такой феномен, как советский агитационный фарфор, чрезвычайно популярный у коллекционеров.

А история русского фарфора на этом не закончилась. Несмотря на закрытие многих заводов после экономического развала девяностых, продолжает работу Императорский фарфоровый завод. Произведения нынешних художников ИФЗ ежегодно выставляются на выставках в Эрмитаже совместно с творениями дореволюционных умельцев. Значит, жива традиция! Восстановленный при заводе Фарфоровский храм в скором времени будет украшен фарфоровым иконостасом.

Восстанавливают работу такие известные марки, как Гжель, Вербилки, Дулёво. Жизнь найдёт выход.

 

 

Михаил Тренихин