• 0
    Cart

ПУБЛИКАЦИИ

03.10.2017

Русский фильм «Крым»

Слава может приходить к кинематографистам разными путями. Фильм может быть отмечен наградами, премии фестивалей, признанием критиков, одобрением государства... Но есть невидимая, никем и никак не фиксируемая в официальных документах форма признания, которую следует считать высшей: когда фильм становится народным. Когда люди хотят смотреть еще, еще и еще, поскольку находят в нем нечто глубоко родственное их душам, их мыслям, их надеждам.

Несколько дней назад состоялась премьера кинокартины Алексея Пиманова «Крым», посвященной событиям 2014 года. И, кажется, прямо со старта этот фильм попал в поле настоящей народной картины.

Таких тонких, таких интимных и таких больных мест в русской душе касается он, что смотреть его и тяжело, и необходимо. А потом возвращаться к нему еще и еще раз, мучительно размышляя: как же это все так вышло? И такая победа в Крыму, и такая фантомная боль по отрезанному куску? А Украина предстает в фильме именно отрезанным куском русского мира, переиначенным, разозленным, растравленным и против русских же пущенным, как пускают в безнадежное путешествие под гору, под откос локомотив с вагонами, набитыми горючим материалом.

Картина не рассказывает, чьими руками заботливо начинялась Украина ядом и взрывчаткой, предназначенной для русских и России, не рассказывает о попытке поднять в Крыму татар против русских. Но ведь "Крым" все-таки художественное произведение, а не новостная программа, да и знает уже Россия, каким «звездочкам на флагах» говорить «спасибо» за развязывание украинской войны. Жаль другое: не прозвучало ни разу словосочетание «русская весна», да и вообще лучше бы почаще персонажи фильма говорили слова «я — русский», а не один раз за всю картину. Режиссер признался, что он «не хотел обидеть украинцев», но русских этой своей робостью он несколько разочаровал. То, что сделано Пимановым, — полезно, но высказаться стоило бы пожестче.

Но суть дела в фильме все же передана очень точно: русский народ, который составляет подавляющее большинство населения в Крыму, представлен в нем как страдающая сторона. Он до поры до времени терпит, он не склонен спорить и отстаивать свою культуру, даже когда ему в лицо говорят: история Крыма это история какой-то фантастической «древней Украины». И только когда русский народ начинают унижать, калечить и прямо убивать, тогда он встает и принимается бить в ответ. Бить наотмашь, бить беспощадно.

Можно же было не лезть к медведю, не трогать его? Нет, его разбудили, протыкая бока ножами. И он воздал своим мучителям по заслугам.

В фильме — совершенно справедливо! — показано прибытие «вежливых людей» как избавителей для русского народа, уже изготовившегося к отчаянной смертельной борьбе. Крым встречает беркутовцев, стоявших против чужого майдана в Киеве, как заступников, с цветами, а российских военных — как последнюю надежду, как тех, кому безусловно надо помогать.

Сюжет фильма строится как история любви русского парня и молодой украинки. Они не могут перестать любить друг друга, но и не могут помириться, поскольку каждый за «своих», а общих «своих» больше не существует. Русские, борясь за честь и свободу, победили в Крыму, но война идет за Донбасс. Там когда-нибудь русские тоже победят, нет сомнений. Однако война, разделившая два славянских народа,  создала страшную трещину на когда-то едином теле, и от этой трещины исходит боль, много боли, чудовищно много боли. Искусственным образом разделено то, что не должно быть разделено. И Алексей Пиманов очень хорошо показал в своем фильме: как нет быстрого и ясного выхода из любви-ненависти двух центральных персонажей, так нет быстрого и ясного выхода из украинской войны. Трещина еще будет кровить,  будет мучить славянское тело годы и годы. И нельзя в этой трагической ситуации проявить слабодушие, утратить твердость, иначе... русских опять будут унижать, калечить и убивать. Поэтому центральный персонаж картины не ушел с войны даже после того, как Крым освободился от украинской власти.

Это фильм про нас, русских. Про нашу войну. Про нашу свободу. Про то, что нам еще предстоит побороться за самих себя. И про то, что мы готовы драться, хотя и желали бы для себя мирной спокойной жизни.

Да не трогайте же вы нас! Самим будет хуже.

 

Дмитрий Володихин

АНАЛИТИКА, ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».