• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

05.02.2019

Русское Небо. Годовщина создания русской военной авиации

Чем больше мы узнаём о жизни нашего Отечества до 1917 года, тем больше удивляемся и восхищаемся. Словно былинный Град Китеж, историческая Россия открывается перед нами новыми гранями и впечатляет своей красотой и могуществом.

Вопреки распространенному и внедренному в обиход заблуждению Императорская Россия являлась технологически передовой страной. Конец XIX — начало XX века отмечен бурным развитием авиации. Этот новый вид транспорта находился в фокусе внимания всего русского общества – от собраний энтузиастов, создававших аэроклубы по всей стране, до военного министерства и Императорской фамилии.

Нам есть чем гордиться, потому, что русская военная авиация – одна из старейших в мире. Днём её рождения надлежит считать 28 (16) февраля 1885-го года. Тогда на окраине Санкт-Петербурга, на Волковом поле, была создана кадровая команда военных аэронавтов. Она стала не только первым кадровым подразделением русских лётчиков. Но и первым военным авиационным училищем, и первым специализированным научно-исследовательским институтом.

Команду сформировали не случайно. Ещё в декабре 1869 года была создана Комиссия по воздухоплаванию, перед которой была поставлена задача оценить перспективы применения воздушных шаров в военном деле. В 1870 году был поднят первый аэростат. А в октябре 1884 года военный министр П. С. Ванновский представил на Высочайшее Имя докладную записку, в которой предлагал создать «Комиссию по применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек к военным целям». Секретарём комиссии стал тот, кто вскорости и возглавит первую Воздухоплавательную команду.

Начальником команды был назначен поручик Александр Матвеевич Кованько — потомок малороссийских казаков, участник Освободительной Балканской войны, лётчик и изобретатель. Поистине уникальный специалист – не зря выбор пал именно на него. Александр Матвеевич стал основателем военной аэрофотографии, снимая, в том числе, и в ночное время. Без начальника команды не проходил ни один полёт аэростата в России. Кованько четырежды тонул – в Ладожском озере и в Финском заливе. Именно Александр Матвеевич запустил в воздух на аэростате великого русского учёного, Д. И. Менделеева, для выполнения наблюдений за Землёй и Солнцем и для научных измерений.

В 1887 году, по указанию Императора Александра III, команда преобразуется в Учебный кадровый воздухоплавательный парк. В 1890 парк уже имеет свои ремонтные мастерские, инженерный склад, разнообразные лаборатории, музей. Строится ангар-эллинг для воздушных шаров.

В военном учреждении готовили не только воинов-авиаторов, но и учёных, профессионалов высокого класса и новаторов-испытателей. На базе Учебного Воздухоплавательного парка плеядой учёных разрабатывалась тактика воздухоплавания, авиационная теория, делались различные изобретения.

В Русско-Японскую войну Кованько стал командиром Восточно-Сибирского полевого воздухоплавательного батальона. За проявленную храбрость и умение объединить усилия авиации, пехоты и артиллерии Кованько награжден Золотым Георгиевским Оружием, боевые ордена получили все офицеры его батальона. Сам Александр Матвеевич был произведен в чин генерал-майора, став, таким образом, первым генералом-авиатором в России.

Дальше — больше. В 1907 в хозяйстве Кованько заработала первая в России аэродинамическая лаборатория с трубой, в 1908 был построен первый в России военный дирижабль «Учебный». В 1909 строятся и испытываются аэропланы собственной конструкции.

11/24 марта 1910 года Высочайше утверждено решение о переформировании Учебного Воздухоплавательного парка в Офицерскую воздухоплавательную школу. Начальником стал произведённый в генерал-лейтенанты Кованько.

Авиационный отдел Воздухоплавательной школы стал началом создания сети воздухоплавательных школ – Гатчинской, Севастопольской, Бакинской, Школы морской авиации в Петербурге, воспитавших лётчиков-асов Первой мировой.

Русская авиация стала уникальным сообществом людей. Александр Куприн, друживший с лётчиками, писал о них: «Я люблю их общество… Беседа лётчиков всегда жива, непринужденна и увлекательна, разговор – редко о себе, никогда о своих личных подвигах. Нет и тени презрения к низшему роду оружия, как раньше это было в кавалерии, в гвардии и во флоте, хотя перевод в «земную» армию страшит летчика в сотни раз более, чем смерть. Нет насмешки по отношению к слабому, к неспособному, к неудачнику. Наивысшее развитие чувства товарищества. Умилительная преданность ученика учителю. И как прекрасна в этих сверхъестественных людях-птицах, дерзко попирающих всемирные законы самосохранения и земного тяготения, как живописна в них беспечная и благородная, страстная и веселая, какая-то солнечная и воздушная любовь к жизни!»

Небольшой промежуток времени, за который Россия стала передовой авиационной державой, вместил многое. Создание Глебом Котельниковым первого в мире ранцевого парашюта. Первый сфероплан и биоротативный двигатель. Самую передовую в мире школу высшего пилотажа. Создание морской авиации – к 1917 году у России были две дивизии морской авиации – 240 самолётов, преимущественно собственного производства, лучших в мире «летающих лодок». В составе Русского Императорского флота на начало 1917 года находилось 12 авианесущих кораблей. В годы Первой Мировой в России была создана первая в мире эскадра тяжёлых бомбардировщиков – уникальных воздушных кораблей «Илья Муромец». Первый воздушный таран был совершён русским лётчиком Петром Николаевичем Нестеровым.

Авиаторы пользовалась покровительством Императорской семьи – сначала Александр III, затем Николай II живо интересовались её развитием и оказывали максимальное содействие, Николай дружил с конструктором «Ильи Муромца» Сикорским и поднимался на борт его самолётов. Шефом и полевым генерал-инспектором Императорского военно-воздушного флота был двоюродный дядя Государя, Великий Князь Александр Михайлович, сам изобретатель и разработчик военной техники.

Революция 1917 года отбросила русскую авиацию далеко назад. Большинство лётчиков погибли в Гражданской войне или эмигрировали. Большая часть авиационной промышленности в революционные годы была разграблена и разрушена. Десятки авиаконструкторов эмигрировали, в том числе Сикорский, создавший потом для Соединённых Штатов вертолётную промышленность. Многие оставшиеся авиаконструкторы были репрессированы. Советскую авиацию создавало уже новое поколение конструкторов, выжившие ученики Сикорского и Жуковского.

Мы можем легко представить себе, что было бы, не случись революции и останься конструкторы и изобретатели в своём Отечестве. Сохранись эволюционное развитие авиационной промышленности и науки. Большая часть всех летательных аппаратов в мире сегодня были бы русскими, а освоение космоса пошло бы значительно быстрее и более успешно…

Автор: Алексей Селиванов

ИСТОРИЯ, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».