• 0
    Cart

ПУБЛИКАЦИИ

19.10.2017

Серафим, в миру Василий

В ХХ веке было очень много людей, причисленных к лику святых, и тем, кто знаком с историей, не нужно объяснять, почему. Большинство из них были священниками и прихожанами разных храмов, которых арестовали, сгноили в лагерях или расстреляли большевики. Многих пострадавших от безбожных властей канонизировали как новомучеников. А еще были те, кто избежал быстрой расправы и много лет просто пытался жить, сохраняя свою веру и помогая другим православным. Серафиму Вырицкому, канонизированному в 2000 году, досталась именно такая судьба.  
Тот, кого верующие знают под именем Серафима Вырицкого, родился в 1866 году в крестьянской семье в деревне Вахромеево Ярославской губернии. В миру его звали Василий Муравьев. Известно, что он уже в детстве начал серьезно интересоваться вопросами веры и в то время, когда другие мальчишки играли или гуляли по лесу, предпочитал читать жития святых. Но когда Василию было десять лет, умер его отец, Николай Муравьев, а вскоре после этого еще и сестра Ольга. Мальчик остался один с матерью и взял на себя обязанности кормильца семьи: он уехал в Петербург, где в одной из лавок Гостиного Двора работал его земляк. 
Этот человек помог юному Василию получить работу рассыльного в другой лавке. Платили ему немного, но мальчик с первых же дней работы отчаянно бился за каждую копейку, чтобы оставшейся дома матери хватало денег хотя бы на еду. Он брал на себя как можно больше разных дел, выполнял их старательно, и хозяин лавки, где он работал, не мог не оценить такое рвение. Василию стали поручать все более важные дела, и он каждый раз оправдывал доверие начальства. 
Так, стараясь заработать побольше для матери, Муравьев невольно начал делать карьеру в торговой области. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, владелец лавки назначил его приказчиком, а еще через год юноша дослужился до старшего приказчика и фактически стал в этой лавке вторым лицом. Хозяин доверял ему заниматься всеми торговыми делами в свое отсутствие – он знал, что его заместитель не упустит ни одной выгодной сделки. 
И почти никто из знакомых Василия даже не догадывался, что самого его интересует не коммерция, а религия. Он по-прежнему читал много духовной литературы и умудрялся выкраивать время, чтобы сходить в храм. Постепенно Муравьев приходил к мысли, что его призвание – стать монахом, но он должен был заботиться о матери, поэтому об уходе в монастырь молодой человек мог только мечтать. Однажды он все-таки спросил совета у жившего в Александро-Невской лавре старца, но тот ответил, что ему пока лучше жить мирской жизнью, завести семью и детей. 
Василий последовал этому совету в начале 1890-х годов. Его жену звали Ольга, а родившемуся у них через пять лет сыну дали имя Николай. К тому времени Муравьев уже ушел от своего бывшего хозяина и открыл собственное дело: стал торговать мехами. Одновременно с торговлей он получал образование – учился на Высших коммерческих курсах, которые закончил в 1897 году. Его дела процветали, несмотря на то что Муравьев тратил крупные суммы на благотворительность, а в дни церковных праздников его магазины не работали. 
В конце века в семью Муравьевых пришла беда – их второй ребенок, дочь Ольга, умер вскоре после появления на свет. После этого супруги не решились заводить еще детей и в дальнейшем жили как брат с сестрой. 
Сын Николай вырос, стал военным авиатором и получил контузию во время Первой мировой войны, но потом поправился, женился и переехал в Рыбинск. У него была своя жизнь, и Василий с Ольгой все чаще думали о том, что в миру их больше ничто не держит. А после революции, когда стало ясно, что теперь Муравьев не сможет продолжать свое дело, супруги приняли окончательное решение. Оба стали послушниками в монастырях: Ольга – в Воскресенском Новодевичьем, а Василий – в Александро-Невской лавре. Свой семейный капитал они пожертвовали принявшим их обителям. 
Став монахом, Василий Муравьев принял имя Варнава. Еще через несколько лет он поднялся на высшую духовную ступень – стал схимонахом, взяв имя Серафим, в честь святого Серафима Саровского, к которому всегда относился с большим почтением. 
Около трех лет отец Серафим был духовником лавры, и к этому времени относятся первые случаи исцеления им тяжелых и даже совсем безнадежных больных. К нему приходили все больше людей, перед его кельей выстраивалась длинная очередь желающих исповедаться, и как-то священник принимал их два дня подряд без перерыва. 
Такая напряженная работа не могла не сказаться на его здоровье. Врачи советовали батюшке уехать из Ленинграда в сельскую местность, но он долгое время отказывался, не желая оставлять свой монастырь. В конце концов о поставленных ему диагнозах узнал митрополит Серафим Чичагов, который до принятия сана сам был врачом – он, уже в принудительном порядке, отправил чудотворца в поселок Вырицу. 
Там схимонах по-прежнему много болел и по многу дней не мог даже встать с кровати. К нему приезжали верующие со всей Ленинградской области, а потом и со всей страны. Новой власти это, разумеется, не нравилось, и однажды Серафима явились арестовывать чекисты. И ушли ни с чем – после того как лежавший на кровати схимонах пристально посмотрел одному из них в глаза, назвал его по имени и предложил «идти с миром». 
При этом у схимонаха Вырицкого были еще и творческие способности: изредка, когда у него выдавалась свободная минутка, он писал стихи. Сохранилось всего несколько его поэтических работ на духовные темы, в то числе и стихотворение о Серафиме Саровском.  
А потом началась Великая Отечественная война, и Вырица оказалась оккупирована фашистами. Но именно в этом поселке немцы расквартировали отряды, которые состояли из румын, воевавших на стороне Германии, но исповедовавших православие. Они отнеслись к отцу Серафиму с большим уважением. В результате местные жители смогли пережить войну почти без потерь: ни один из них не был убит, и только один жилой дом был разрушен. Снова стала действовать церковь, закрытая в 1938 году. А к старцу Серафиму все так же приходили люди, нуждающиеся в исцелении и духовной помощи. 
Случаи, когда ему удалось вылечить больных или предсказать будущие события, исчисляются десятками. Известно, что он предвидел и начало войны, и поэтому с 1940 года не давал молодым людям благословение вступить в брак. А после войны к нему приезжали, чтобы узнать о судьбе пропавших без вести близких – Серафим говорил, живы они или погибли, и позже каждый раз выяснялось, что он был прав. Многие слышали и потом пересказывали друг другу его предсказания о далеком будущем России – о том, что в ней снова будут строить храмы, что Ленинград вернет себе прежнее имя, что по радио будут звучать молитвы… 
Умер старец Серафим в 1949 году. Его родных к тому времени тоже уже не было на свете: сына Николая арестовали и расстреляли в 1941-м, а жена Ольга, носившая в монашестве имя Серафима, скончалась в своем монастыре. 
А в 2000 году, когда почти все, что было предсказано старцем, уже сбылось, в вырицком храме была совершена торжественная служба, посвященная причислению преподобного Серафима к лику святых. А спустя еще двенадцать лет в городе на Неве, к тому времени снова носящем имя Санкт-Петербург, возобновилась традиция устраивать крестные ходы по Невскому проспекту, что тоже предвидел святой из Вырицы.  
– Быть успешным человеком – и отказаться от всего, пожертвовать все свои деньги монастырю и просто малоимущим людям, доказать всей своей жизнью, что духовное важнее материального, – современным людям сложно это понять. Но, возможно, кого-то из них поступок моего прадеда заставит задуматься… – считает живущая в Петербурге правнучка Серафима Вырицкого Ольга Набоко. 
 
Татьяна Минасян 

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».