Сибирская Вандея

31 января 1921 г. вспыхнуло одно из крупнейших антибольшевистских крестьянских восстаний в ходе затянувшейся Гражданской войны. Впоследствии вошедшее в историю как Западно-Сибирское восстание. Оно было спровоцировано прежде всего тяжестью продразвёрстки, наложенной советской властью на Сибирь. Поскольку Сибирь была позже большинства других регионов России отвоёвана красными у белых, здесь сохранялись богатые запасы зерна, скота и продовольствия, уже порядком истощённые «военным коммунизмом» в Европейской России.

Уже в 1920 г. на Сибирь и Урал была наложена разорительная развёрства в 150 млн. пудов хлеба, что составляло ⅓ общегосударственного задания, 6 млн. пудов мяса. Всего же большевики наложили 37 видов развёрсток, от масла и яиц, до рогов и копыт; также население обязывалось рубить и вывозить лес, поставлять подводы и т.д. Тем временем, ряд уездов Тюменской губернии, которые постиг в 1920 г. неурожай, были физически не в состоянии выполнить план, но местное советское руководство, изымая в ряде мест даже продовольственный хлеб и семена, что, по сути, обрекало крестьян на голод.
Кроме того, из-за разгильдяйства большевистского руководства, безалаберности и недостатка транспорта собранный в общественных амбарах хлеб гнил, от холода гибли овцы, остриженные для выполнения развёрстки по шерсти, шёл массовый забой крупного рогатого скота. План хлебной развёрстки в Тюменской губернии был выполнен на 102 % и составил 6,6 млн. пудов.
С ноября 1920 г. начались стихийные выступления крестьян в ряде волостей; все они жестко подавлялись вооружённой силой. Во время одного из таких выступлений группа женщин в Ишимском уезде обезоружила продотряд, отбиравший зерно у крестьян.

31 января 1921 г. начались массовые столкновения крестьян с продотрядами в сёлах Ишимского уезда Тюменской (бывшей Тобольской) губернии. В течение нескольких дней восстание охватило весь уезд и перекинулось на соседние, распространившись на территорию Берёзовского, Ишимского, Сургутского, Тобольского, Тюменского и Ялуторовского уездов Тюменской губернии, Акмолинского, Атбасарского, Кокчетавского, Петропавловского, Тарского и Тюкалинского уездов Омской губернии, Курганского уезда Челябинской губернии, Камышловского и Шадринского уездов Екатеринбургской губернии, затронув, таким образом, и часть Урала.

Очень скоро целый ряд деревень и даже волостей и отдельных городов (Тобольск, Петропавловск, Кокчетав, Берёзов и др.) оказались под властью повстанцев. На две недели они даже перерезали движение по Транссибирской магистрали в обе стороны. К апрелю общее число восставших крестьян достигло 100 тыс.
Многие из этих крестьян раньше участвовали в партизанских отрядах против Колчака и теперь имели возможность сравнить белую власть с красной… Подобно кронштадтским повстанцам, они выступали за «Советы без коммунистов», гражданские свободы, свободу торговли и ликвидацию хлебной монополии и продразвёрстки. К крестьянам присоединилась часть сибирских казаков, среди руководителей были казачьи офицеры и инженеры,приглашённые самими повстанцами.

Против восставших были брошены регулярные части Красной армии (включая артиллерийские, бронепоезда) и внутренних войск, развёрнут беспощадный террор. Если восставшие крестьяне убивали лишь коммунистов и служащих продотрядов, то советские власти при подавлении восстания широко применяли расстрел на месте всех захваченных с оружием в руках крестьян, а также расстрелы заложников из числа мирных жителей, сожжение целых деревень (где красным оказывалось особо упорное сопротивление). Расстрел полагался и за укрывательство повстанцев, а за порчу железнодорожного полотна красноармейцы сжигали все деревни в радиусе 10 км.

Впрочем, имели место случаи и перехода красноармейцев на сторону восставших.

В результате восстание было буквальном смысле потоплено в крови. Председатель Сибревкома И. Смирнов хвастался в донесении Реввоенсовету республики, что потери красноармейцев и повстанцев составили 1:15 и докладывал, что только за первые полтора месяца боёв (к середине марта) в Ишимском уезде убито 7 тыс. крестьян, а в Петропавловском уезде – 15 тыс. крестьян. Сопротивление повстанцев, принявших название «Народной армии», было исключительно упорным: так, Тобольск Красной армии пришлось брать штурмом. В боях погибли главные вожаки восстания – поручик В. Родин, фельдфебель В. Желтовский и др.

К маю 1921 г. основные силы восставших были разгромлены и рассеяны. Но ещё долго, почти полтора года продолжалась партизанская борьба отдельных немногочисленных разрозненных отрядов. Последние из них были окончательно уничтожены лишь к концу 1922 г.

Западно-Сибирское восстание, наряду с Кронштадтским и Тамбовским восстаниями, поставило советскую власть перед перспективой народной войны против неё и вынудило, в качестве временного манёвра и отступления, в конце марта 1921 г. ввести НЭП и заменить продразвёрстку продналогом.

В заключение приведём слова крупнейшего сибирского историка, исследователя «сибирской Вандеи» В.И. Шишкина: «Концентрация произвола и насилия, осуществлявшегося в Ишимском уезде в конце 1920 — начале 1921 г. по государственной линии и по личной инициативе разного рода партийно-советских функционеров, были для местного населения невиданными. Как утверждали сами крестьяне, в том числе сельские коммунисты и советские работники, по преступности деяний и жестокости [они] превзошли всё то, что полтора—два года тому назад вершили колчаковские каратели»

Владимир Хандорин

Поделиться ссылкой: