Скажи-ка, дядя, кто победил при Бородино?

Многими исторический факт победы французов в Бородинском сражении не подвергается сомнению. Ещё бы! После Бородино была занята Москва, да и, вообще, русские войска оставили поле битвы и отступали вплоть до наступления зимних холодов. Но вот для самих участников одной из самых жестоких однодневных битв результаты были не столь однозначны.

Французский император Наполеон Бонапарт, одно из главных действующих лиц битвы при Бородино, охарактеризовал итоги сражения следующими словами: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нём показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми. Из пятидесяти сражений, мною данных, в битве под Москвой выказано французами наиболее доблести и одержан наименьший успех».

Генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов описал Бородинскую битву не менее высокопарно: «Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю. Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твёрдость духа российского солдата, жертвовавшего жизнью за своё Отечество».

Желание отдать жизнь за Отечество у русских воинов было искренним, и отход для многих из них был хуже смерти. Необходимо отметить, что русские отступали, забрав с собой раненых и весь обоз. Дворцовый префект Жозеф де Боссе писал об окончании Бородинской битвы: «Как бы там ни было, но победа была полная, настолько полная, что русская армия ни одной минуты не могла поверить в возможность отстоять свою столицу. Но это не помешало им служить там молебны». Даже в такую минуту военные понимали, что всё идёт по Божьей воле. И в дальнейшем без Божьей помощи им не одержать победу в войне, несмотря на формальное поражение в одной битве.

Другой участник сражения обер-шталмейстер Наполеона Арман де Коленкур вспоминал: «Ночью было явно заметно, что неприятель начал отступление: армии был отдан приказ двигаться следом за ним. Назавтра днём можно было обнаружить уже только казаков, и притом лишь в двух лье от поля битвы. Неприятель унёс подавляющее большинство своих раненых, и нам достались только те пленные, о которых я уже говорил, 12 орудий редута, взятого моим несчастным братом, и три или четыре других, взятых при первых атаках».

Адъютант Кутузова Александр Голицын объяснял отступление русской армии огромной усталостью и значительным численным превосходством армии Наполеона: «Кутузов никогда не полагал дать сражение на другой день, но говорил это из одной политики. Ночью я объезжал с Толем позицию, на которой усталые воины наши спали мёртвым сном, и он донёс, что невозможно думать идти вперёд, а ещё менее защищать с 45 тысячами те места, которые заняты были 96 тысячами, особенно когда у Наполеона целый гвардейский корпус не участвовал в сражении. Кутузов всё это знал, но ждал этого донесения и, выслушав его, велел немедля отступать, поручив арьергард Платову. Он так быстро отходил, что в два часа навёл почти всю армию французскую на позицию к Можайску, где предположено было защищаться и не уступать её французам до другого дня, но дело обошлось без сего».

Бывают формальные поражения, которые сравнимы с победой. В русской истории много поражений в битвах, которые в итоге оборачивались победой в войне, и битва при Бородино одна из них. Упование на Бога и опора на русский характер — это то, благодаря чему жива наша Родина. И чтобы возродить её, нам необходимы именно эти две вещи в первую очередь. Опыт предков только доказывает, что без этих двух вещей успех в любом деле невозможен.

Автор: Давид Горов
Фото: globallookpress.com

 

Поделиться ссылкой: