ПУБЛИКАЦИИ

09.06.2017

СКОЛЬКО ПАМЯТНИКОВ НАДО ПОСТАВИТЬ СОЗДАТЕЛЮ НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА РОССИЯ?

Доклад Д.М. Володихина на Имперском клубе.

7 июня на Имперском клубе в Москве выступил с докладом доктор исторических наук Дмитрий Михайлович Володихин. Выступление было посвящено великому князю Московскому Ивану III, правителю, который сшил из лоскутного одеяла русских княжеств и вечевых республик единую Россию, отстоял ее независимость от притязаний Большой орды на Угре в 1480 году, отвоевал у Литвы колоссальные пространства, населенные русскими православными людьми, дал стране первый единый свод законов со времен «Русской Правды» — Судебник, а также ввел в политический обиход России использование иноземных специалистов без предоставления им какой бы то ни было власти.

Иван III – поистине великий исторический деятель, блистательный стратег, возможно, лучший из государей нашей страны со времен Владимира Святого до наших дней. Страна, созданная его усилиями, унаследовала Православие, христианскую культуру и долгую историческую биографию от нескольких княжеств Северо-Восточной Руси. Однако единства и суверенитета добился именно он – после долгих веков политической раздробленности и ордынского ига.

Иван III не принадлежал к числу монархов, правивших с шумом, блеском, в окружении сладкоречивых риторов. Да и сам Иван Васильевич никогда не произносил речей. Это был очень “закрытый” человек, мало кому доверявший свои помыслы. Он никогда не искал способа сопроводить очередное большое дело «идеологической кампанией». Этот государь искал эффективности, а не эффектности.
Иван III был политическим гением, он обладал холодным прагматичным умом и твердой волей. Иногда государь поступал жестоко и врагов своих либо приводил к покорности, либо уничтожал. Но не было случая, чтобы Иван Васильевич проявил беспричинную суровость, наказал невинного человека. У государя был яркий дипломатический талант. К войнам он относился без любви и выводил полки только в двух случаях: либо когда не сомневался в их полном превосходстве над силами неприятеля, либо когда не было другого выбора.
Так, в 1480 году русская армия встретила на реке Угре полчища ордынцев хана Ахмата и не пустила их на родную землю. По мнению большинства историков, именно тогда пало ордынское иго, тяготившее Русь на протяжении 240 лет. Это была одна из самых рискованных и тревожных страниц истории Московского государства.
Благополучному росту великой державы всегда угрожали нападением агрессивные наследники золотоордынских ханов, но в большинстве случаев Москва умело маневрировала, борясь со слабейшими (на время ей даже на время подчинилась Казань), заводя союзников (среди которых было, например, Крымское ханство, в будущем – злейший враг России), налаживая оборону Юга, постепенно усиливаясь. Однако в данном случае от искусства малых войн и дипломатических ухищрений пришлось отказаться.
Ахмат, владыка Большой Орды, требовал покорности и угрожал масштабным вторжением. За несколько лет до стояния на Угре тлеющий конфликт едва не разрешился большой битвой под Алексиным, но тогда Бог уберег Русь. Но в 1480 году оставалось одно из двух: либо выйти с объединенной русской армией, либо склониться перед волей Ахмата. Иван III лучше, чем кто-либо, понимал, какой катастрофой может стать поражение от ордынцев: вся проделанная к тому времени большая государственная работа пойдет насмарку, вернутся времена «черного бора» и ярлыков на власть, за которыми придется снова ездить к ордынским ханам…
Быть может, важнейшим аргументом, подвигнувшим Московского государя к решительным действиям, стала позиция православных иерархов. Со стороны Церкви настойчиво звучал голос: надо встать за землю и веру! Встреча двух армий на реке Угре вылилась в целый ряд стычек, это не было мирное рассматривание друг друга с двух берегов… Итог оказался благоприятным для будущей России: Победа!
В целом же лавры великого полководца не интересовали Ивана III, и военную работу он предпочитал передоверять воеводам. Он в большей степени являлся «строителем дома», хозяином, стратегом, а не князем-удальцом, ищущим боевой славы. Время и способ решительных государственных действий определялись им интуитивно. Но в жизнь они проводились с необыкновенной жесткостью и прагматизмом. При всей любви к спорам Иван Великий не терпел противоречий, когда приходило время действовать. И за них мог наказать и политического фаворита, и члена собственной семьи.
Иван Великий, человек действия, оставил в исторических памятниках следы неброского «государственного почерка». Иногда чрезвычайно трудно понять, на какие “рычаги” он нажимал, переворачивая жизнь страны. Все как будто происходило «само по себе»… но четко соответствовало его планам.

Для мировой истории фигура Ивана III равно таким величественным деятелям, как Саргон Аккадский, создавший первое в мире государство имперского типа, или Карл Великий, объединивший Западную Европу в Империю.

Ныне в Калуге ставят памятник Ивану III. Это хороший и правильный шаг. До столицы доносятся верные вести, что это произойдет уже в июле. Слава Богу! Вот только теперь бы поставить еще один памятник государю Ивану Васильевичу, уже не в провинции, а в Москве (на Лубянской площади, например). Ведь Иван III не только отстоял Россию при вторжении Ахмата в 1480 году, он еще и просто сшил единую страну из удельно-вечевых лоскутков. И делал это, сидя в Москве.

А еще, может быть, в Вязьме и Торопце, отбитых им у Литвы.

Государь стоит доброй памяти.

ИСТОРИЯ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».