ПУБЛИКАЦИИ

02.10.2017

Скованные одной цепью. Коммунисты и либералы против криптовалют

Статья о криптовалютах публикуется на сайте Общества «Двуглавый орел» как часть дискуссии, начавшейся на эту тему после большого репортажа по 1-му каналу ТВ, где было высказано заинтересованное и сдержанно одобрительное отношение к криптовалютам, поскольку они могут сыграть важную роль в формировании новых условий функционирования финансов после тотального ослабления доллара США, этой «валюты стареющей сверхдержавы».

 

Крепкая валюта — основа здоровой экономики, а без таковой сильной стране не бывать. Это понимают все, даже те, кто не являются экономистами. Золотой николаевский червонец до сих пор вспоминают с неизменным уважением.
Понятно, почему недавно вышедшие на сцену криптовалюты стали темой жарких дискуссий.
Отчего эта тема должна волновать консервативный ресурс? По двум причинам.
Первая: если присмотреться, ядром противников выступают экономисты и политики ярко выраженных либеральных и красных убеждений.
Дошло до того, что коммунистический Китай и Южная Корея (правящая партия — Совместная демократическая, социал-либеральной направленности) запретили на своей территории ICO (аналог IPO, где роль акций выполняет их своеобразный цифровой аналог — т. н. «токены»).
Более того, в КНР все владельцы криптовалютных бирж угодили под подписку о невыезде на время следствия.
Напрашивается подозрение: если они так этого боятся, возможно, для нас это хорошо?
Вторая причина: существуют достаточные основания полагать, что на наших с вами глазах происходит историческое событие, а именно появление принципиально нового вида денег. Таких случаев в истории считанные единицы.

За последние два тысячелетия человечество, по сути, знало три вида денежных средств, а именно:
1) Обеспеченные драгоценными металлами, из которых они были изготовлены («полноценные деньги»);
2) Обеспеченные гарантией обмена на драгоценные металлы или иной товар. Пример: доллар до отмены золотого стандарта в 1971-го году («фидуцированные»);
3) Обеспеченные гарантией государства-эмитента современные деньги («фиатные»).

У каждого из вышеозначенных видов денег есть свои конкретные минусы, которые вынуждали человечество придумывать нечто новое.

1) Монеты из драгоценных металлов, мягко говоря, неудобны в повседневном обращении. Особенно если речь идет о крупных суммах.
Цена на монеты (как и на обеспеченные ими фидуцированные дензнаки) напрямую завязана на рынок одного-трех ресурсов, не являющихся критичным для выживания конкретного гражданина или предприятия.
Эта привязка дурна для государства, поскольку рано или поздно номинал монеты перестаёт соответствовать реальной цене монеты, что вынуждает эмитента пускаться в сомнительные операции по изменению содержания драгоценного металла в монете. Порой это попытка поправить дела казны за счет подданных, порой — стремление избежать финансового краха из-за удешевления металла, а порой реформа, направленная к избавлению от слишком дорогих монет, за которые население не хочет давать товары. В любом случае видны признаки кризиса.

2) Фидуцированные денежные средства (то бишь обеспеченные бумажные деньги ) были известны в Китае начиная с девятого столетия. В западном мире они в том или ином виде — как правило в виде векселей и платежных поручений — фигурировали начиная с позднего Средневековья.
Однако первой крупной успешной попыткой внедрения можно считать британские банкноты, выпущенные в 1694-м году, во времена правления Вильгельма III Оранского недавно созданным Банком Англии.
В Российской Империи первые ассигнации выпустили при Екатерине II, в 1769-м – и, увы, не только по той причине, что налоги в монете было сложно перемещать по стране.
Главный недостаток фидуцированных средств сначала казался правителям огромным достоинством — при нехватке металла в казне недостачу можно было покрыть, «включая станок».
Деньги по сути дела становились кредитными, обеспеченными исключительно обязательством когда-нибудь по ним расплатиться.
Добавить к этому сравнительную легкость подделки и несоответствие колебаний реальной стоимости металла (или любого другого товара, к которому привязан курс) покупательной способности денег, — и мы получаем целый набор недостатков, ведущих к дестабилизации экономики.
Мы вынуждены с прискорбием констатировать: введение первых ассигнаций в Российской Империи привело де факто к образованию двух независимых государственных валют — бумажной и металлической, курс которых по отношению друг к другу неоднократно менялся.
Данный кризис был решен только реформой 1840-го года, приведшей к появлению депозитных и кредитных билетов — также, впрочем, не лишенных недостатков фидуцированных денег.

3) Фиатные деньги в современном виде окончательно утвердились в своем положении с 1971-го года, когда был отменен долларовый золотой стандарт.
Казалось бы, с ними должно было все быть гладко.
Однако обеспеченные гарантиями правительств и внутренним валовым продуктом страны на бумаге, по факту они торгуются как обычный товар — и цена их зависит именно от этого. Тем не менее экономическое благополучие государства прямо привязывается к его валюте.
Отдельная проблема фиатных средств — переизбыток механизмов их регулирования, включая скрытые.
Инфляция от «включенного станка», валютные интервенции на рынок, уже произошедшее из-за несоответствия объема денежной массы реальному ВВП стран-эмитентов превращение валют в необеспеченные «кредитные деньги» — лишь часть серьезных проблем.
Отдельно стоит упомянуть, что наиболее четко несостоятельность фиатных средств показывает история нашей страны.
Фиатная природа советского рубля позволяла государству «рисовать» прекрасные, однако не существующие в природе курсы иностранных валют (пресловутый доллар за 63 копейки) и оптимистические цены на продукты, которых не было на полках; их реальная стоимость определялась при покупке «с черного хода» вполне рыночным путём.

***
И вот на сцене появляются т.н. криптовалюты, предлагающие решить если не все, то часть проблем фиатных денег.

Для начала потребуется провести небольшой технический экскурс. В основе любой криптовалюты лежит технология блокчейн, разработанная и впервые продемонстрированная в 2008—2009 годах Сатоши Накомото (вероятно, псевдоним, возможно, коллективный) в рамках протокола первой криптовалюты Bitcoin (BTC).
Сама по себе технология вовсе не привязана непосредственно к финансовой области. Суть её — в построении распределённой базы данных, притом базы, постоянно обновляющейся, открытой и неспособной быть переписанной постфактум — данные в полном объеме хранятся на всех компьютерах сети, так что потенциальному «переписчику истории» придется захватить контроль над как минимум 51% (так называемая «атака 51%») компьютеров участников.
С точки зрения кода, блокчейн представляет собой цепочку блоков, каждый из которых хранит данные за определенный отрезок времени. «Майнинг», по которому сходят с ума любители легкой наживы, на деле представляет собой требующий значительной вычислительной мощности процесс записи новых данных в блоки и упаковку таковых в общую цепочку, за что «майнеры» и получают вознаграждение.
Данная технология открывает огромные перспективы для множества сфер. Представьте себе голосование, чьи результаты невозможно «подправить» или неверно подсчитать; базу данных финансовой документации, которую не изменить «задним числом»; быстрые, легкие и сверхнадежные нотариальные операции, не требующие собственно нотариуса.
Так или иначе блокчейн определенно станет частью нашего будущего.

Почему же именно блокчейн прочат в могильщики традиционным денежным системам?
Их создатели предложили относится к деньгам как к товару, которым те по сути и являются, одновременно декларируя необходимость четко задокументированных «правил игры». На практике для криптовалют это означает:
1) Их невозможно подделать;
2) Все законы существования «валюты», включая эмиссию (и ее принципиальную возможность), строго прописаны в изначальном коде в открытом виде;
3) В качестве эмитента выступают сами пользователи валюты, так что никто не может скрытно «включить станок» или начать изымать средства из обращения;
4) Однако на основе общего договора возможны т. н. «форки» — то есть изменения протокола валюты, которые вступают в силу, если поддержаны достаточным количеством вычислительных мощностей сети;
5) Тем не менее, при разработке кода валюты возможно заложить — в открытом виде — любой необходимый инструмент регулирования по вкусу создателей конкретной валюты.

Звучит прекрасно, но что же смущает противников? Когда заходит речь о криптовалютах, звучат, как правило, три аргумента: криптовалюта — ничем не обеспеченные фантики; её волатильность слишком высока; анонимность использования опасна. На основании этих трех аргументов и проводится запретительная деятельность.  Возможно, эти аргументы имеют под собой прочную основу? Рассмотрим их. Примем за аксиому, что все имеют в виду биткойн, поскольку именно он в массовом сознании ассоциируется с криптовалютой, и поговорим конкретно о нём.

1) Необеспеченность валюты. Данный аргумент абсурден и непрофессионален. Обеспеченность любой валюты, включая фиатные средства, в век кредитных денег определяется тем, принимают её к оплате или нет, а следовательно капитализацией.
На данный момент (сентябрь 2017-го года) капитализация биткойна составляет более 67 млрд. долларов, что превышает совокупную денежную массу наличных средств таких стран как Исландия или Беларусь.
Более того, никто не вынуждает создателей очередной валюты обязательно отвязываться от обеспечения. Существуют примеры обеспеченных конкретными цифровыми и материальными активами криптовалют — пусть речь в данном случае не идет о биткойне.
2) Высокая волатильность и возможность инфляции. Этот аргумент тоже нацелен на тех, кто не знает, о чем идет речь. Любая ценная бумага на росте волатильна. Тем более, что сейчас, когда статус криптовалют крайне расплывчат, любая новость способна пошатнуть курс.
Что до возможности инфляции — в катастрофических масштабах она крайне маловероятна. Биткойн сам по себе дефляционен — он не эмитируется ни в коем случае, так что объем валюты на рынке может только понижаться.
Дефляцию же планируется гасить с помощью дробления денежной единицы, благо электронная природа валюты позволяет при повышении стоимости биткойна начать вести расчеты в его тысячных долях (или даже меньших).
Собственно, это уже произошло и работает — в 2009-м за пиццу пришлось бы заплатить примерно 5 000 btc. Сегодня — 0.002 btc.
3) Анонимность. На деле она ниже, чем у наличных средств. Да, номер кошелька никак не привязан к личности. Однако все операции в блокчейне записываются и доступны любому пользователя. Получить-то деньги можно, но потратить их — нет. Любое движение средств с подозрительного кошелька может быть отслежено, а любой работающий «в белую» продавец ответит на все вопросы органов.
Конечно, помимо биткойна существуют и по-настоящему анонимные криптовалюты, но они маргинальны и имеют минимальную капитализацию.

Так что же, биткойн лишен проблем? На самом деле нет. Проблем масса, начиная с долгого времени прохождения платежа (вряд ли вы захотите ждать на кассе оплаты десять минут!) и того, что валюта изначально не была рассчитана на работу в качестве настоящего платежного средства.
Однако некоторые его идеи вполне могут быть положены в основу надежного государственного «крипточервонца».
Почему же эта идея столь противна красным и либералам?
Они сами отвечают на вопрос, громко крича про мнимую «анонимность».
Криптовалюта подходит для сильного государства с высоким понятием законности, а не для этой сладкой парочки.
Дело в том, что любой может отследить все транзакции кошелька, зная номер. Как это выглядит на практике?
Предположим, дело происходит в ближайшем будущем, вы получаете зарплату в биткойнах и хотите спрятать часть ваших средств от жены, чтобы выпить коньяку с товарищами.
Современная инфраструктура биткойна предполагает следующие варианты решения этой задачи:
1) Вы заводите не один, а два кошелька. На первый вы получаете зарплату официально, на второй — переводите ту часть, что не хотите прятать. Супруга считает, что номер первого — один из кошельков вашей фирмы. Деньги с первого кошелька уходят на коньяк;
2) Предположим, супруга знает номер кошелька предприятия. Тогда вы переводите часть средств в интернет-обменник, мотивируя тем, что не хотите держать все средства в одной валюте. Номер кошелька, куда вы переводите оттуда средства, супруге неизвестен;
3) Наконец, вы можете воспользоваться услугами теневых структур и прогнать средства через сервис-«миксер», как называют «отмывочные» конторы в данной среде, мотивировав необходимость перевода на некий неизвестный кошелек, например, отдачей долга.
В случае с женой это сработает.
Но если вы — преступник, все сразу становится сложнее. Например, вы взяточник — если органы начнут в отношении вас расследование, у вас наверняка попросят документы на покупку новой яхты, откуда и всплывет ваш номер кошелька.
Если вы вымогатель, как авторы нашумевшего этой весной вируса-шифратора, требовавшие выкуп в биткойнах, то вы так и так покажете свой номер, — и далеко не факт, что приличные люди примут транзакцию с него к оплате.
Предположим, вы все же попробуете.
1) При тщательном расследовании уловка с цепочкой кошельков не поможет, даже если это кошельки реальных людей. Как только речь зайдет о покупке в магазине, полиции станет об этом известно из записи в блокчейне — и станет возможным пройти по цепочке переводов в обратном направлении путем последовательных допросов. В этом плане можно сравнить криптовалюту с помеченными купюрами. Они никоим образом не нарушают анонимности обычных граждан, покуда их помощь не понадобится для расследования преступления.
2) Обменник — тем более не поможет. Даже современные криптобиржи и обменники охотно предоставляют информацию правоохранительным органам, а крупнейшие соблюдают политику KYC (Know Your Customer, «знай своего клиента»), то есть требуют от пользователей удостоверять личность.
3) Миксеры остаются единственным вариантом. Как и работающие «в серую» и «в черную» биржи. Но борьба с «прачечными» — закономерная часть работы полиции при любой форме денежных средств.
Таким образом, при наличии ордера и соответствующего судебного решения, криптовалюты как раз позволяют правоохранителям четко, легко и явно отслеживать транзакции преступников.
А вот проделать нечто подобное втайне, со всеми жителями страны и без ордера не выйдет, что явно не нравится коммунистам и социалистам (не говоря уж о том, что идея рыночной экономики им противна).
К тому же сама возможность отслеживания ставит под удар устоявшуюся практику лоббизма в западных странах, лишая лоббистов главного оружия — использования прямого подкупа.
Нельзя не упомянуть и того, что и либералы, и коммунисты любят сомнительные игры с экономикой собственной страны. Им вовсе не нужна валюта, которой невозможно тайно манипулировать, завышая или занижая её цену ради собственной сиюминутной деловой или политической выгоды!

Какой же вывод можно сделать? Автор довольно скептически относится к долгосрочным перспективам современных криптовалют, однако считает, что страна, первой использовавшая элементы технологии блокчейн для национальной валюты, несомненно получит значительные выгоды.

Игорь Прососов

АНАЛИТИКА, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».