• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

20.06.2019

Человек-технология и «Екатеринбургский синдром»

Автор:

Александр Гончаров

Протесты в Екатеринбурге против строительства храма во имя небесной покровительницы города выявили одну очень сложную и страшную проблему.

О прошедших событиях написано достаточно много аналитических материалов и статей, но мне думается, что существует некая недосказанность. Вот ее то я и постараюсь додумать, договорить, досказать.

Безусловно в манифестациях и противостоянии с полицией принимали участие как и засланные «казачки», трудящиеся за определенную мзду, так и вполне добропорядочные обыватели, искренне полагающие, что место, где они могут отдыхать топлес и кататься на досках с колесиками, должно быть сохранено в пику «мракобесным» поползновениям Русской Православной Церкви. Казалось бы, между этими условными двумя группами (на самом деле групп больше) протестующих нет ничего общего даже и в морально-этическом плане. Но все далеко не так.

Протесты в Екатеринбурге далеко не первые в России. Были уже противостояния храмоборцев с Церковью и властями в Петербурге и Москве. А за Екатеринбургом последовал Симбирск (именуемый Ульяновском). Можно с уверенностью предсказать, что нечто подобное в ближайшее время обязательно повториться и причем неоднократно.

Россия оказалась втянута в общий водоворот западной цивилизации, засасывающий страны и народы в омут хай-тек-язычества и «поколения снежинок».

Термин «хай-тек-язычество» ввел замечательный кинорежиссер Эмир Кустурица, заявивший: «Я считаю, что появляется новый тип человека, личности. Его интересуют только хай-тек технологии, он потерял связь с Богом, духовностью, он – язычник технологий. И этот язычник противостоит человеку от Бога, человеку, которому важны, прежде всего, духовные, не материальные ценности. В это вовлечены восточные, славянские страны. Они многое копируют с запада, это опасно. А американцы в этом смысле – ещё большие хай-тек язычники. Безбожие уничтожает душу, превращает нас в обычные биологические механизмы, в общество потребления технологий».

«Поколение снежинок», как словосочетание вышло из «Бойцовского клуба» Чака Паланика. Особенностью этого поколения является боязнь утраты комфорта и открытая агрессия ко всему тому, что этот комфорт (душевный и материальный) нарушает. «Поколение снежинок» – это верхний пласт хай-тек-язычества XXI века.

Впрочем, ничто не ново в мире подлунном. Еще русский философ Иван Ильин писал: ««Современный» человек есть трезвый плоский и самодовольный утилитарист, служитель пользы, идеолог полезности, лишенный органа для всего высшего и духовного, не постигающий никакого «третьего» измерения: он пошл в высшем, религиозном смысле этого слова и нравится себе в таком состоянии. Он пошл без всякого «надрыва» и покаяния и склонен к нападению на все непошлое. И потому его культура пошла и формальна, как он сам».

Если подойти к Екатеринбургу с этой стороны, то обнаружатся все признаки разгула «поколения снежинок» и хай-тек-язычников. Волнения отличались немотивированной агрессивностью против совершенно неагрессивной Церкви, абсолютным непринятием чужого мнения и обыкновенной пошлостью. А ведь все это отличает и защитников абортов, и распространителей мерзкой пропагандистской шелухи «#Яжемать», и радетелей ювенальной юстиции. Это явления одного порядка в рамках хай-тек-язычества. Идет самая настоящая война с личностью человека во имя социального термитника под лозунгами прогресса. Церковь и семья совершенно не случайно оказываются под ударом. Они раздражают «снежинок». Они мешают им жить, хотя, вернее сказать, деградировать и вымирать. Противостояние в Екатеринбурге – эпизод этой самой войны.

Русский философ Н. О. Лосский отмечал: «Есть два мощных фактора, выступающих на защиту прав личности: христианская религия и семья. Христианство признает абсолютную ценность личности, сотворенной по «образу Божию; оно утверждает, что, кроме жизни в биологическом смысле, есть еще более высокие сверхбиологические цели деятельности человека; выше общества, нации, государства оно ставит отношение человека к Богу и к абсолютным ценностям истины, нравственного добра, красоты, вечной и совершенной жизни в Боге. Высшие творческие деятельности человека осуществляются не иначе, как на основе бескорыстной любви к Богу и абсолютным ценностям, к числу которых принадлежит также и ценность личности; подлинная, т. е. бескорыстная любовь возможна только, как свободное проявление человеческого духа. Поэтому, согласно христианскому мировоззрению в его последовательно продуманной форме, существуют такие области жизни человека, в которые насильственное вмешательство извне кощунственно.

Христианская религия защищает неотъемлемые права человека, исходя из абсолютного достоинства личности, имея в виду идеал достижения ею абсолютного совершенства. Семья гораздо непосредственнее, чем религия, отстаивает права своих членов на основе любви к ним и конкретного переживания абсолютной ценности их; далее, на этой почве естественно возникает признание за каждою личностью таких прав, нарушение которых недопустимо ни в каком случае. Отсюда понятно, что эволюция общества, отвергающая самоценность личности, сопутствуется борьбою против христианства и против семьи».

Хай-тек-язычники не воспринимают человека как личность. Он для них только совокупность технологий. Он – сам технология. Сказав такое, невольно задумаешься о чрезвычайной популярности кинематографических людей-технологий, выблеванных комиксами и фильмами: Бэтмена, Росомахи, Дедпула, Железного человека, Человека-паука и т. п. По сути, личности у них отсутствуют, имеются убогие и примитивные маски, а победы они одерживают за счет технологий (суперсил и прочего). Они даже не человеки, а недочеловеки. Одиночество супергероев мнимо. Они такие же, как и все, просто им удалось получить в свои руки определенную технологию. И не столь важно за счет науки или магии. Они не сражаются ради Вечности, ибо укоренены в материальном мире, пусть иногда и используют оккультные способности. Возникло удивительное явление – оккультный материализм.

Кино отражает время. Оно и отразило его.

Человек-паук – это «снежинка» в костюме. Если бы протестантов из Екатеринбурга приодеть как его, то ничего бы не изменилось в их духовном плане. Совсем ничего. Человек-технология принципиально не изменяем. А поклонники гаджетов не отличимы от любителей магии. И одинаково бесцветны, и агрессивны, с какой стороны на них не посмотри. Важно, что агрессию они проявляют к любому, кто хоть чуть-чуть не похож на них. Они требуют безликости, так как в ней обретают душевное равновесие и комфорт.

Православный храм не может быть безликим. И в этом содержится главная причина битвы против храма. Впору теперь заявлять о «Екатеринбургском синдроме». Это синдром умирания западной цивилизации – цивилизации, к которой так не вовремя спешит приткнуться Россия, цивилизации, где личность стирается невидимым ластиком хай-тек-язычества.

И вспоминаются строки из стихотворения иеромонаха Романа (Матюшина):

«Без Бога нация – толпа,

Объединенная пороком,

Или слепа, или глупа,

Иль, что еще страшней, – жестока.

 

И пусть на трон взойдет любой,

Глаголющий высоким слогом,

Толпа останется толпой,

Пока не обратится к Богу!»

 

 

 

 

АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ ,

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *