Русский Исход

Сто лет Крымской эвакуации: память палачей русского народа всё ещё почитается в России

Ровно сто лет назад, 14 ноября 1920 года, правитель Юга России и главнокомандующий Русской армией генерал Пётр Врангель покинул Севастополь. Хотя уже той ночью красные войска заняли все прибрежные города Крыма, генерал Врангель покинул полуостров как подобает главкому. На своём личном катере он отъехал от стоящих в Севастопольской бухте кораблей и обратился к ждущим на их палубах людям с напутственным словом. При проходе катера с пристани и с бортов кораблей в честь русского генерала разносилось громкое ура.

Врангель сказал своим людям, сказал солдатам, офицерам, их семьям, просто гражданским лицам, не желающим жить в новой, красной России: «Мы идём на чужбину, идём не как нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга».

Проследив, чтобы на корабли могли погрузиться все желающие, главнокомандующий поднялся на борт крейсера «Генерал Корнилов» и пустился в плавание сам. Впереди его ждали Ялта, Феодосия и Керчь. Врангель решил лично проследить, как там проходит эвакуация, получившая впоследствии имя Русского исхода. Затем — конечный маршрут плавания, древняя столица, Константинополь.

Казалось бы, ещё совсем недавно, какие-то годы назад, упоённые эйфорией первых месяцев войны с Германией и центральными державами, Врангель и подобные ему русские офицеры могли строить планы и проекты о будущем Царьграда. Останется ли он в руках турок или, быть может, вновь станет христианским городом? Теперь все эти проекты показали свою призрачность, эфемерность. Тем не менее впереди корабли Русского исхода ждал Константинополь. Все вышедшие из крымских портов суда Черноморского флота, за вычетом одного, достигли цели плавания.

В подавляющем большинстве случаев судьба русских людей в эмиграции была очень и очень нелёгкой. Русский исход ноября 1920 года стал самой крупной единовременной эвакуацией белых войск за весь период антибольшевистских войн. Всего при поддержке французов барону Врангелю удалось вывезти из Крыма более 135 тысяч человек. Изгнанникам, оставившим свою Родину позади, предстояло вытерпеть немало тягот и невзгод. Ещё более трагически сложилась судьба тех их братьев по оружию и по вере, которым не посчастливилось остаться в Крыму. Они стали одними из первых жертв набирающего обороты маховика большевистских репрессий.

Тем не менее, даже оказавшись в положении изгнанников, офицеры и сторонники Белого движения смогли сохранить и донести до потомков русское слово, не изуродованное большевистскими реформами языка, а также исконный русский дух и национальную идею. Во многом благодаря именно им Россия, существовавшая до тревожных событий февраля 1917 года, сохранилась в нашей исторической памяти.

Минуло ровно столетие с тех пор, как гонимые красными штыками русские люди вынуждены были бежать из России. Сейчас, на фоне всех плохо продуманных правительственных инициатив по «примирению» белых и красных, мы должны спросить себя: чему научил нас тяжкий опыт тех лет? Поняли ли мы, что революция и подобные ей потрясения всегда ведут лишь к братоубийственной гражданской войне? Поняли ли мы, что в такой войне не может быть победителей, только одни проигравшие? Единый народ разрывает себя на части во время такого рода конфликтов.

Хотелось бы надеяться, что эти уроки усвоены. Хотелось бы надеяться, что трагические события Гражданской войны никогда более не повторятся на нашей земле. Надеяться, что не повторятся ещё более трагические десятилетия, последовавшие за ней, — десятилетия, когда, одурманенная красным маревом, Россия жила в забвении самой себя.

Даже если оставить в сторону его заслуги в Русско-японской и Первой мировой войнах, барон Пётр Николаевич Врангель — герой, спасший от расправы тысячи женщин, стариков и детей.

Печально, что первый в России памятник генералу появился только в 2016 году. Даже за рубежом, в Латвии и Сербии в честь белого героя к тому времени уже было воздвигнуто два мемориала! Между тем память трёх главных палачей русских людей в Крыму — Михаила Фрунзе, Розалии Залкинд и Белы Куна — почитается в России до сих пор. В бывшей царской столице в честь Фрунзе назван целый район. В Москве его имя носит Военная академия. В Томске, Петербурге и даже в Симферополе есть улицы, названные в честь венгра Белы Куна. Урна с прахом Розалии Залкинд, она же Розалия Землячка, до сих пор покоится в Кремлёвской стене.

Если Россия действительно заботится об исторической правде и о памяти, то рано или поздно эта несправедливость должна быть устранена и исправлена.

Автор: Иван Войницкий

Фото: «Союза Казаков-Воинов России и Зарубежья»

Поделиться ссылкой: