• 0
    Cart

ПУБЛИКАЦИИ

06.12.2017

Сто лет назад, в черный для России 1917 год, Русский мир смог восстановить институт Патриаршества

Каноническое право Православной Церкви совершенно определенно со времен апостольских говорит о том, что «епископам всякого народа подобает знати первого в них и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения. Ибо так будет единомыслие и прославится Бог» (34-е апостольское правило). Законное управление Церковью через Соборы и власть Первоиерарха во многом спасло Православие от окончательного уничтожения во времена безбожного большевистского правления.

Это было то каноническое устроение, которому Русская Православная Церковь следовала на протяжении всей своей истории. Лишь в синодальный период (1700—1917) наша Поместная Церковь в силу канонической икономии была лишена Соборов и Патриаршества. Идеологические волны западного влияния в этот период пагубно отразились и на организации верховного управления церковной жизнью.

На фоне разворачивавшейся великой русской трагедии начала XX столетия и радикализации русского общества в том же обществе параллельно ширилось и противоположное стремление - возродить церковные традиции. В прессе активно обсуждались вопросы церковной жизни. Так, в свое время даже созыв Предсоборного присутствия был инициирован Государем Императором Николаем Александровичем после прочтения статей Л. А. Тихомирова под общим названием «Запросы жизни и наше церковное управление» (1903), где была сформулирована цельная каноническо-управленческая система.

Л. А. Тихомиров предлагал возродить Патриаршество, отдав управительную власть Св. Синода, бывшую коллегиальной, в единоличные руки главного епископа Русской Православной Церкви - Патриарха, а остальным членам Св. Синода оставив функции совещательные (причем предлагал усилить епископский его состав опытными и учеными архимандритами и протоиереями для консультаций). Для обер-прокурора оставлялись функции надзора за законностью течения дел церковного управления, общение же Государя по различным церковным и церковно-государственным делам с Церковью предлагалось осуществлять непосредственно с Патриархом.

Особое Предсоборное присутствие работало с 8 марта по 15 декабря 1906 года в двух сессиях и подготовило подробнейшие рекомендации по различным вопросам церковной жизни для разрешения их на предстоящем Поместном Соборе. Но революция 1905—1907 годов, а затем Великая мировая война не благоприятствовали началу этого великого дела.

Только после Февральской революции 1917 года огромная работа, проведенная в рамках Предсоборного присутствия и Предсоборного совещания 1912—1914 годов, была востребована.

Но на Соборе 1917 года оказалось достаточно много людей, искренне православных, «патриархистов», по выражению владыки Илариона (Троицкого), для которых «февральские свободы» не имели никакой заманчивой силы.

Позицию православных «патриархистов» ярко выразил председатель отдела Высшего церковного управления епископ Астраханский Митрофан. «Во все опасные моменты русской жизни, - говорил Владыка на заседании 11 октября, - когда кормило церковное начинало накреняться, мысль о Патриархе воскресала с особой силой. Так было в смутные 1905—1906 годы, так - и в 1917 год. Время повелительно требует подвига, дерзновения. И народ желает видеть во главе жизни Церкви живую личность, которая собрала бы живые народные силы. Нам нужен Патриарх как духовный вождь, руководитель, который вдохновлял бы сердце русского народа, призывал бы к исправлению жизни и подвигу, и сам первый шел бы впереди».
Интронизация Патриарха состоялась 21 ноября (4 декабря), в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, в кремлевском Успенском соборе.

Главное дело Поместного Собора — восстановление Патриаршества - свершилось и дало Русской Церкви и православным людям в годы жесточайших кровавых гонений возможность не остаться без своего Святейшего Предстоятеля.

Двести лет потребовалось русскому обществу после Петра I, чтобы восстановить у себя каноническое церковное управление, возродить властный институт Патриаршества.

Таким образом, эпоха, длившаяся с момента установления Патриаршества в 1589 году до его ликвидации в 1721-м, оказывается существенно меньшей по сравнению с безвременьем синодального периода: 132 года против 197 лет. И несмотря на это, Патриаршество не было забыто, народ к нему вернулся.

Если же подобные расчеты приложить к русской Монархии, то мы имеем куда более значительную диспропорцию: 1035 лет самодержавного правления против 100 лет советской власти. Так, если в 1917 году мы смогли добиться возвращения к Патриаршеству, которое существовало меньшее количество лет, чем его синодальный суррогат, то что сейчас мешает нам вернуть Монархию, при которой Россия жила в 10 раз дольше, чем при псевдореспубликанских институтах власти?

Надеюсь, что нам не понадобится целое столетие, чтобы, как в случае с Патриаршеством, осознать необходимость единственно возможной формы существования Русского государства - Православного Царства. Невозможно, да и совершенно не нужно повторять исторические формы Империи, существовавшей до 1917 года, но можно возродить сам монархический принцип государственной власти, который сплотил более тысячи лет назад славянские и неславянские племена в величайшем государстве в мире.

Монархия василевсов Царьграда весьма отличается от Монархии московских собирателей земель, а та, в свою очередь, - от Монархии петербургских Императоров.

Приход демократии на смену Монархии и наоборот не раз происходил в истории человечества.
Первый Рим начинал с Царей, пробовал несколько веков жить при республике и вернулся обратно к Императорской власти.

Не нужно бессмысленно терять двести лет, как в случае с институтом Патриаршества, чтобы вернуться к исторической, доказавшей свою национальную эффективность Монархии.
Как «патриархисты» сто лет назад смогли утвердить необходимость власти Патриарха для предстоявших Русскому миру испытаний, так и сегодняшние «монархисты» должны убедить современное русское общество в том, что если Россия хочет сохраниться как суверенная страна для будущих поколений, то восстановление Царской власти сегодня так же необходимо, как празднуемое нами сегодня восстановление Патриаршества 100 лет назад.
Давайте не будем ждать еще сто лет.

Константин Малофеев

 

ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ, ПЕРЕДОВИЦА

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».