Субъектам федерации разрешено не прокатывать фильм «Матильда»

В пору пожалеть, что Россия – не субъект Российской федерации. А православные, вроде бы как, и не граждане. Нас можно игнорировать. Живем на копейки, поддерживаем, с виду «свое» государство. Сколько можем, унимаем жалобы соотечественников на то, что качество товаров упало, а цены возросли с приходом санкций.

Но ведь можем и перестать.

Как почувствует себя правительство, вдруг оказавшись чужим сразу всем, а не только либеральной интеллигенции и коммунистам?

Тот, кто думает, что получение прокатного удостоверения – конец «страстей по Матильде», плоховато знает нашу особенность «долго запрягать». Мы только начали. Пусть покажут. Наше дело – объяснить людям, что им на голову снова положили коровью плюшку. Снова нагадили на святое. Некоторые поймут.

В Царицыно идет выставка экспонатов из Александровского дворца в Петергофе, сделанная с большим профессионализмом и пониманием. Несколько последних залов отданы семье последнего императора. Особенно страшно в комнате с детскими вещами, где стоит елка, лежит кукла, притулились санки, висят за стеклом мундирчики цесаревича. Вроде бы, должен царить умиротворяющий покой, но тикает хронометр за шторами, и ощущение надвигающийся беды почти физическое.

Нарочно посмотрела тетрадь с отзывами. Все одним числом, т. е. записей так много, что амбарную книгу меняют почти каждый день. «Грустно… Сердце сжимается… Слезы подступают…» Души-то у наших людей живы, и многие смутно понимают, что горе, случившееся с одной, самой главной, семьей в России открыло уничтожение миллионов семей.

А теперь еще и унижение миллионов чудом народившихся потомков. Чтобы мы лиц от грязи не подняли.

Вся книга из благодарностей. Нас так воспитали: даже за горе – спасибо.

«И за учителей своих заздравный кубок поднимает».

Что же наши учителя? И Учители? Пьют сегодня за победу?

Рановато начали. Не отваживаюсь предрекать скорую Полтаву. Но Нарву мы уже прошли.

Ольга Елисеева