• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

20.03.2020

«Так царь или не царь»

Автор:

Михаил Смолин.

Знаем ли мы образ мыслей президента Путина? Его политические и исторические предпочтения? Вряд ли. Но время от времени в интервью и встречах с людьми мы видим какие-то грани его восприятия истории страны.

Длинный сериал ТАССа, растянутый создателями на 20 картин, взял в свой рекламный оборот президента Путина в качестве постоянного лица для своего информагентства. Красивая видеоподача, профессиональная работа режиссёра и оператора контрастируют с фривольным ведением интервью Андреем Ванденко.

Интеллигентское оригинальничание, лёгкое фрондёрство, «фильтрование базара», объяснённое как боязнь уехать «после этого интервью в солнечный Магадан» выглядят весьма фальшиво. Если бы он имел хотя бы один процент реального опасения уехать в Магадан (как при СССР), то разговаривал бы совершенно по-другому. Был бы ласков, обходителен и даже предупредителен.

«Тиран»-то, с которым наш интеллигент беседовал, абсолютно вегетарианский, вежливый и терпеливый. Он отправлял туда только таких как Ходорковский, да и то только когда речь шла о захвате власти или убийствах.

Собственно «смелая» фронда Ванденко надоела и самому Путину. И он сравнил журналиста со среднестатистическим представителем либерально-социалистической интеллигенции, к которой и принадлежит тассовец. «Про вас, наверное, было сказано Владимиром Ильичом: что очень небольшая группа революционеров, и страшно далеки они от народа» – президент саркастически использовал ленинскую формулировку, относившуюся к декабристам и Герцену.

Вы с нами навсегда? Если вы захотите. Вопрос, в каком качестве?

В семнадцатом эпизоде журналист, наконец, поинтересовался у президента: «А как вы относитесь к тому, что вас называют царём?»

Мы услышали следующий ответ: «Это не соответствует действительности. Я не царствую. Царь это тот, кто сидит, сверху посматривает и говорит: вот прикажу, и там кое-что сделают. А сам только шапку примеряет и смотрится в зеркало. Я работаю каждый день».

У нас не было царей, которые царствовали, но не управляли сами страной. Все были Самодержцами, да к тому же неограниченными. Так, как сказал Путин, можно охарактеризовать только современных конституционных европейских монархов.

Конечно, сам Путин не царь. Он республиканский президент. Но президент в стране с тысячелетними «царистскими» традициями. В стране, в которой монархия не только создала государство, но приняла и веру православную, сформировавшую, в свою очередь, русское духовное и национальное единство. То единство, которое у нас будет именоваться в Конституции после голосования «государствообразующим народом».

Русская народная психология родилась не вчера и не позавчера, а много веков назад. Её надо воспринимать не только как историческую данность, но пора начать ценить и как государственный капитал, который позволил России развиться в величайшее государство мира.

Не знаю, какую «шапку» и особенно какое «зеркало» имел в виду Путин, когда говорил про русских царей. У меня, как у историка, совершенно другое впечатление от царского служения. «Шапка» у них была государственная, служилая и самая тяжёлая в народе.

В мономаховой государевой шапке в «зеркала» смотреться было совсем некогда. Неудачное высказывание. Неуместное, прежде всего в отношении тех, кто сложил свои головы на этом державном посту или положил все свои силы во имя Родины.

Никто из русских царей так и не дожил до возраста нашего президента. Умирали они на своём царском посту в сорок, в пятьдесят, в шестьдесят лет вовсе не потому, что смотрелись с утра до вечера в некие зеркала, нарциссически наслаждаясь своим Величеством?! Включая и большинство Императриц. Только одна Императрица Екатерина II почила от государственных трудов в 67 лет.

Конечно, как писал Пушкин «быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей», но цари занимались совершенно другими делами. В основном Русские цари либо вели многочисленные войны, проводя долгие месяцы в походах, либо усердно занимались государственными делами, чему результатом была громадная территория Российской Империи.

Русские Цари являлись волевым властным институтом, профессионально специализировавшимся в нашем народе на уничтожении врагов русского государства. Их железная воля доконала Ливонский орден, ханские Казань, Астрахань и Крым, отбила у поляков Малороссию и Белоруссию, наложила свою тяжёлую руку на завоевательные потуги шведского льва Карла XII, не раз овладевала Варшавой, Берлином, Римом, входила в Париж, окончательно уничтожив военный гений Наполеона в семи коалиционных войнах, завоёвывала Финляндию, Кавказ, Польшу, Среднюю Азию, при «слабом» Николае II штурмом овладевала Пекином, была не раз около Царьграда в шестнадцати войнах, с турецкими османами. Эту ли боевую работу можно называть примеркой «шляп» и гляденьем в «зеркало»? Нет конечно.

Присоединение Крыма как «царское служение»

Да и сам Путин причастен к подобной «царской стезе». Он присоединил Крым. И как показала его встреча с представителями общественности Крыма и Севастополя, президент понимает эту исторически незаменимую роль власти.

Надо отметить, что в последние годы риторика Путина в отношении Украины приобретает всё более чёткую имперскую историософскую окраску. В Крыму он дал целый экскурс в русскую историю: «Крещение Руси, основываясь, как наши выдающиеся историки пишут, на сочетании факторов: власть князя, единый рынок, единый язык, и к нему присоединилась единая вера. Это сплотило разрозненные славянские племена, проживающие на этой территории, в единый народ, и стал складываться русский народ. До XIII века и украинцы – те люди, которые сейчас себя считают украинцами и являются таковыми, – все: и проживавшие в Московском царстве, и проживавшие в Речи Посполитой, то есть в Польше, все православные назывались не иначе как русские, и никакого различия по языку даже в то время не было. Только начиная с конца XIII, дальше там XIV, XV века, в результате полонизации, ополячивания появляются элементы расхождения в языке».

Сегодняшняя Украина это одичавшая часть постсоветской территории Большой России. Украинство это своеобразное продолжение большевизма, только под другими флагами. Точно такой же процесс духовного разложения, какой у нас проходил в девяностые, под либеральными флагами. С той лишь разницей, что на украинский национализм закрывали глаза ещё в советские времена, в УССР. И он после падения СССР имел уже готовые силы, для отделения Малороссии и Новороссии от остальной России. Сам служил в армии с западенцами. И те ещё в 80-х годах исповедовали разные формы укронацизма вполне открыто.

Революция и Русский исход как трагедии

Об исчерпанности лимита на революции президент говорит не впервые. В Крыму он затронул эту тему более глубоко.

На вопрос о приближающемся 100-летии Русского исхода Белой армии президент дал следующий развёрнутый комментарий: «Нас эта трагедия прошлого должна объединять в мысли о том, что ничего подобного никогда мы повторить не можем и не должны. Потому что потери же были колоссальные, просто невероятные потери. Вы знаете, даже сейчас уже считают задним числом, что бы было, если бы не было этого раскола, если бы не было Гражданской войны, какими темпами в 1914 году развивалась Россия. Темпы роста экономики России были выше мировых, и самыми высокими в 1914 году, темпы роста нашей экономики. Поэтому если бы такая тенденция сохранялась, то, знаете, в политике нет сослагательного наклонения, но точно можно сказать, что мощь Российского государства была бы просто огромной, просто огромной».

Действительно, особенно в позднесоветские годы, у нас любили сравнивать все достижения с 1913 годом. Империя была на экономическом подъёме, темпы роста выводили её в лидеры мира.

То, что Сталин с огромными человеческими и материальными затратами пытался наверстать до войны, просто не надо было тратить во время революции, гражданской войны, репрессий и безумных социальных экспериментов.

Давайте сравнивать одинаковые по времени периоды в имперское и советское время. Ну, скажем, правление Императора Николая II (между 1894 и 1916 годом) и советский период между революцией и войной (между 1917 и 1940 годом).

Выработка в Империи электричества увеличилась в 130 раз, при советах же только в 18,5 раза. Машиностроение в Российской Империи выросло более чем в 6 раз, при коммунистах лишь чуть более чем в 4 раза.

Добыча угля при Царе выросла более чем в 6 раз, после же чуть более чем в 5 раз. Выплавка стали в Империи увеличилась за эти годы в более чем в 4 раза, при большевиках в 6 раз.

Вполне соотносимые цифры. В Империи темпы роста даже выше. Где хвалёные, перехваленные коммунистические темпы развития? Если брать за одинаковые периоды времени, то они скромные.

Бессмысленность революции особенно наглядна при сравнении развития сельского хозяйства. Возьмём такие же временные отрезки.

В Империи в 1890–1913 годах произошёл прирост сельского хозяйства в 2 раза. Роста же с 1913 года до 1940 года почти нет (1,1 раза). Потенциальный рост был угроблен колхозами, борьбой с кулаками и прочей социальной кровавой утопией.

Советская власть так и не смогла даже накормить страну досыта. В 1913 году в Империи на душу населения производилось зерновых – 727 кг. В конце же сталинского правления, в 1953 году – всего 412. По мясу роста также не было. В 1913 году – 22 кг, а в 1953 – 21 кг. По маслу ещё хуже. В 1913 году его производилось на душу населения более 5 кг, а в 1953 – только 2 кг.

Президент прав, если бы не революция, темпы развития нашей страны оставались бы наиболее высокими в мире. Перед Первой мировой войной мы были в лидерах роста. Революция же лишь растратила и людские, и экономические ресурсы страны.

Так что с царём ли, что лучше, как показала история, или с президентом, главное – чтобы не с революцией. Общественные организмы, постоянно попадающие под нож грабителей и социальных утопистов, хорошо не живут. Да и революции социального здоровья обществам ещё никогда не приносили.

АВТОРЫ, АНАЛИТИКА, ПУБЛИКАЦИИ, Смолин Михаил Борисович

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».