Такая противоречивая судьба Василия Шульгина

Автор:

Александр Шарипов.

1 (13)  января 1878 родился Василий Витальевич Шульгин, один из крупных деятелей русского монархического движения

* * *

С уже далёких советские лет, когда я был ещё школьником, у меня сохранилось воспоминание: на телеэкране образ седого, благородного старика, живо разговаривающего с человеком, который в фильме назван Историком. Для меня было удивительно слышать, что на то время ещё живой Шульгин (это он седой старик) — был убеждённым сторонником русской монархии и общался с последним русским царём. Казалось невероятным: в Советском Союзе живёт человек, который защищал царизм и был «врагом советской власти»! Самое же удивительное, что сохранила память — спокойствие и убеждённость «антисоветского» старика, которая, как ни странно,  не вызывала ни неприязни, ни иных враждебных чувств.

Фильм Фридриха Эрмлера «Перед судом истории» был снят в 1964 г. с привлечением Василия Витальевича Шульгина с единственной целью: монархист должен признать не просто окончательную победу советской власти, но её достижения  и успехи. В конце фильма он об этом и говорит, но — остаётся при своих убеждениях.

* * *

Личность Шульгина — знаковая для эпохи: борющийся с революционными веяниями монархист-черносотенец, публицист, депутат Госдумы, участник принятия у Императора Николая II отречения от престола, затем участник Белого движения. Вот и задаёшься вопросом: как монархист оказывается в эпицентре заговора против Императора и становясь тем самым виновником катастрофы монархической России? Но, если поближе познакомиться с русским дореволюционным монархическим движением, то открывается нелицеприятная картина непрестанной взаимной вражды лидеров черносотенных движений друг с другом.

Так  сначала Шульгин вступил в Союз Русского Народа, однако затем перешёл в другую крупную политическую партию монархистов — Русский народный союз имени Михаила Архангела. Стоит отметить, что лидеры этих право-монархических организаций Дубровин и Пуришкевич так поносили друг друга, что и никаких врагов не надо было. К сожалению, монархическое движение в России начала XX-го века было неоднородно и полно непреодолимых внутренних противоречий. Казалось бы, Россия — монархия, Государь поддерживает своих единомышленников и государство во всём способствует политической активности появляющихся с 1905 г. православно-монархических организаций. Однако, если при первом лидере Владимире Андреевиче Грингмуте монархические союзы стремились к солидарной работе на политическом поле России, то с его неожиданной смертью  осенью 1907 г. в партийном строительстве монархического движения начались непримиримые разногласия и склоки, расколы и взаимная вражда. Особо отличились во взаимной вражде и личной неприязни Пуришкевич и Дубровин. Достаточно показательно то, как грязно был отстранён от дел и оттеснен с позиции одного из признанных лидеров движения протоиерей Иоанн Восторгов: приехавший из Петербурга Кельцев начал кампанию клеветы против выдающегося проповедника, обвинил его в присвоении общественных средств и т.д. Восторгов просто ушёл в сторону от дрязг и продолжил свою религиозно-миссионерскую деятельность. Характерна пореволюционная судьба этих двух таких разных участников монархического движения:

1. Клеветник Кельцев наглядно продемонстрировал  всю свою приспособленческую сущность.  Сразу же осле Февральской революции, он резко отрёкся от монархических идеалов и провозгласил себя социалистом;

2.  Иначе сложилась жизнь протоиерея Иоанна Восторгова. После Февральской революции его коллеги священники выливали на него ушат за ушатом словесных помоев, требуя запретить в служении священника-монархиста. На Поместном Соборе отец Иоанн стал близким сподвижником Патриарха Тихона и после Октябрьского переворота уже большевистская пропаганда обвинила его в антисемитизме (черносотенец, служил молебны у мощей находящегося в Покровском соборе мощей св. младенца Гавриила Белостоцкого «жидами умученного»), за что чекисты расстреляли его в первый же день официального объявления красного террора в сентябре 1918 г.

* * *

Шульгин не уподоблялся собратьям-черносотенцам в клевете, и резко отличался от любителей призывов к топору и погромам. Шульгин был великолепным оратором и умел именно с трибуны Думы без криков и лживых фактов и подтасовок изобличать противников монархических устоев России. За что и боялись его революционные горлопаны:  не оскорбит, не призовёт к погрому, но всё разложит по полочкам и обличит. Когда смотришь современные политические шоу, организуемые государственными телеканалами, то понимаешь: политики там нет, точнее есть одна — показать абсурдность политики. Такие как Шульгин сегодня бы ни при каких обстоятельствах не приглашались бы на центральные телеканалы, ибо он не «крикун» с пеной у рта, не карикатурный гитлероподобный лидер одной из думских фракций, не зажигательный обличитель правителей.

Но вот беда, даже такой уравновешенный и вдумчивый патриот-монархист Шульгин в начале 1917 г. оказался среди тех,  кто рушил государственные устои, не обращая внимания на военную обстановку (кстати, Шульгин, не смотря на депутатство, пошёл в 1914 г. в сражающуюся Армию и был тяжело ранен). Все знают о речи Милюкова в Думе в ноябре 1916 г. с несущимися рефреном словами «глупость или измена» по отношению к правителям России; но мало кто вспоминает о речи Шульгина несколькими днями позже со словами сомнения, что правительство способно довести Россию до победы и потому этой власти необходимо уйти. А выступая на последнем заседании Думы  15 (28) февраля 1917 г.  монархист назвал царя противником всего того, «что, как воздух, необходимо стране». С началом же беспорядков в Петрограде, он в составе делегации от Думы рванул в Петропавловскую крепость, освобождать «невинно осуждённых». Это ясно показывает, почему Шульгин вошёл в состав «отрешителей царя от власти»...

2 (15) марта член Временного Комитета Государственной Думы Шульгин отправился в составе делегации, возглавляемой лидером партии «Союз 17 октября» Гучковым, на переговоры к Императору Николаю II в Псков. Монархист Шульгин присутствовал при принуждении Государя к отречению, а затем был среди тех, кто отговаривал великого князя Михаила Александровича не вступать на престол ибо он якобы не найдёт в народе поддержки. И это при том, что даже завзятые либералы Милюков и Гучков были сторонниками взятия Михаилом Александровичем монаршей короны. Такие вот коллизии и метаморфозы.

* * *

После поражения Белого движения, Шульгин оказался в эмиграции. В 1944 г. живший в Югославии Шульгин был арестован и до 1956 г. находился в тюрьме. Он всю жизнь писал воспоминания, размышлял о том, что он делал в жизни. Хороший материал для размышляющих о своей жизни и поступках, способных повлиять на судьбу нации и державы.

В фильме 1964 г. Василий Витальевич весьма бодр и в нём не видно ни капли угрюмости и разочарования. Он дожил до пика могущества Советского Союза и умер в 1976 г. в древнем Владимире, его прах упокоился в русской земле.

Поделиться ссылкой:

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.