ПУБЛИКАЦИИ

16.02.2018

Тень, знай своё место

Украина как тень России

Русофобские Институты национальной памяти
Институт национальной памяти Украины инициировал и продвигает идею сноса памятника Екатерины II в Одессе. Украинизаторы памяти многомиллионного русского юга не остановятся ни перед чем.

После развала социалистической системы в Восточной Европе стали возникать институты, которые начали заниматься изучением новейшей истории с подчёркнуто политизированными задачами. В Словакии появился Институт национальной памяти, в Чехии — Институт изучения тоталитарных режимов, в объединённой Германии — Институт Гаука — Служба федерального уполномоченного по документации службы госбезопасности бывшей ГДР, в Литве — Центр исследований геноцида и сопротивления. Но, несмотря на имевшийся у этих институций политический заказ, они были учреждениями, которые занимались всё же историческими исследованиями.

Только в Польше и на Украине появились Институты национальной памяти, которые занимаются формированием национальных исторических мифов и борьбой с присутствием на территории этих государств памятников, не вписывающихся в их узкопартийные националистические представления.

Польский Институт национальной памяти как Комиссия по расследованию преступлений против польского народа был создан в 1998 году, для

сохранения памяти об огромных жертвах, потерях и убытках, понесённых польским народом в годы Второй мировой войны и после её окончания",

а также для укрепления

патриотических традиций борьбы польского народа с оккупантами, нацизмом и коммунизмом".

Именно по его инициативам чаще всего сносятся памятники русским воинам, отдавшим жизнь за освобождение Польши от нацизма.

Украинский институт национальной памяти, как и многое на Украине, — чистый клон с польского института. Он был образован в 2008 году ещё при Ющенко, а при Порошенко — в 2014 году — стал «органом исполнительной власти».

Его задачами объявлены «реализация государственной политики в сфере восстановления и сохранения национальной памяти», а тема «исследований» определена предельно чётко: «украинское освободительное движение, Украинская революция 1917—1921 гг., войны, жертвы Голодомора 1932—1933 гг., массового голода 1921—1923 гг., 1946—1947 гг. и политических репрессий... защита независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины, а также антитеррористические операции».

Так что институт этот является головным предприятием по дерусификации Малороссии и по уничтожению исторической памяти у населения современной Украины.

Для сегодняшнего директора института Вятровича главная задача — оторвать молодое поколение от всякого представления об исторической связи юга и севера Русского Мира.

Малая Россия и Великая Россия

Вообще, исторические названия всегда особо раздражали украинизаторов памяти. Именно потому, что они не были изобретены для обмана, а произошли из естественных потребностей.

Такие нейтральные понятия, как «Малая Русь» или «Малороссия» не несут никаких политических смыслов, они абсолютно историчны. Да и связаны не столько с русской, сколько с античной или византийской традицией географических терминов.

После нашествия монголов Русь была расколота на Владимиро-Суздальскую и Галицко-Волынскую, на Северо-Восточную и Юго-Западную. Параллельно этот территориальный раскол усугублялся ещё и Литовской экспансией. Для Византийской Империи, для греческих книжников встала задача отличать одну часть от другой. Они воспользовались готовыми ещё с античности географическими терминами: страна Великая и Малая.

При этом Малой называлась не та часть, которая территориально меньше по площади, а та, которая считалась для этой страны метрополией, исконной территорией. А Великой — те территории, которые были колонизированы населением из Малой.

Так что Малороссия, Великороссия — это термины греческие, и говорить о том, что это русский империализм хотел унизить «Украину» тем, что называл её Малой Русью, — редкая чушь.

Интересно, что любой завоеватель Малороссии пытался всячески отделить её от Русского единства. Это началось ещё во времена литовского владения над Южной Русью. Так, литовско-русский князь Любарт Гедиминович (1299—1383 гг.), последний правитель объединённого юга Руси, так называемого Русского королевства, домогался у Византии особого митрополита в Киеве. На что Император Иоанн Кантакузен, отговаривая его от этого замысла, писал в 1347 году:

Ты знаешь, что так было установлено и узаконено с той поры, как народ русский познал Бога и просветился святым крещением, дабы был один митрополит — Киевский, для всей России, как для Малой, так и для Великой".

Но даже завоеватели пользовались греческим термином Малая Россия. Так, польский король Казимир III Великий (1310—1370 гг.), овладев Галицко-Волынскими землями, в письме к Ккнстантинопольскому Патриарху Филофею (1370 год) титулует себя как короля Ляхии и Малой России.

Даже на печати Запорожского войска времён любимого «украинского» героя, предателя Мазепы (1690 год), выгравирована надпись: «Печать Малой России Войска Его Царского Величества Войска Запорозкого». 

Нахождение Новороссии в составе Украины — исторический нонсенс

Слово «Новороссия» также изначально не несёт никакого политического контекста. Это чисто историческое название колонизируемых русской властью и русскими людьми территорий в XVIII столетии. Императрица Екатерина II олицетворяет собою Новороссийский край, это её детище. Императрица была действительно тем правителем, который создал в этих пустынных землях, отвоёванных от крымского хана и турецкого султана, Новую Россию. Новороссийская губерния была образована в 1764 году, и в этом смысле императрица — зачинатель и творец Новороссии.

Слово «Новороссия», понятное дело, особо раздражает украинизаторов. Новороссии не могут простить её вопиюще неукраинское происхождение. Она не входила в Киевскую Русь, которую пытаются приватизировать «украинцы», она не была в составе так называемой гетманщины. Действительно, вызывающе неукраинская территория эта Новороссия.

К сожалению, надо отдавать себе отчёт в том, что сами по себе «украинские деятели» никогда не остановятся в своём погроме культурно-исторической памяти юга России, Новороссии. Они — заложники проведённых Лениным границ УССР и будут украинизировать эти земли до последней возможности, до последнего «новороссиянина».

И потому памятники Екатерине II будут всегда в опасности от варварской руки «украинизаторов», пока проект «Украина» не падёт. Пока украинское трансграничье не растает в небытии, как все исторические фантомы, претендовавшие на звание государственности, типа СССР и ГДР, не имевшие национальных корней.

Украина — это тень России

Взаимоотношения Украины и России строятся прямо по сказке Андерсена «Тень».

Украина — это «тень» Русского мира, обретшая в советской стране телесность (территория УССР), обзаведшаяся плотью (украинизаторы воспитали ей отдельное население) и получившая культурное платье (советская власть создала язык, дала государственный лоск УССР).

Как тень из сказки Андерсена, Украина в дальнейшем не только захотела быть самостоятельной, но и мечтает уничтожить саму Россию. В сказке тень хочет убить учёного.

Тень отлично умела держаться господином, а учёный, по доброте сердца, даже и не замечал этого".

Украина все эти годы держалась горделивой самостоятельности настоящего субъекта истории, а Россия, по доброте сердца, даже и не замечала этого.

Это раззадоривало тень на всё большую наглость: выступать против России в союзе с её врагами, не платить за её газ, говорить, что именно она, эта тень, и является настоящим «учёным», настоящей Русью.

Украинская тень, как и сказочная, претендовала уже не только на самостоятельность, а на смену ролей. Россия должна была стать тенью Украины, как в сказке Андерсена, учёный должен был стать тенью своей тени.

Рано или поздно тени должно быть указано: «Тень, знай своё место». Иначе она принесёт ещё много бед всем окружающим своими нечеловеческими притязаниями.

Автор: Смолин Михаил

Источник

ЦАРЬГРАД ТВ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».