• 0
    Корзина

ПУБЛИКАЦИИ

18.03.2020

Трагедия на космодроме Плесецк

Автор:

Николай Сычев.

        18 марта 1980 года при подготовке к пуску на космодроме Плесецк в Архангельской области взорвалась и сгорела ракета-носитель «Восток-2М». Трагедия унесла жизни 48 человек, более 40 получили ранения и ожоги.

          Космодром Плесецк является самым северным и одним из крупнейших космодромов мира. Он обеспечивает часть российских и международных космических программ, связанных с оборонными, а также прикладными, научными и коммерческими пусками непилотируемых космических аппаратов. Космодром расположен в Плесецком районе Архангельской области. Общая площадь космодрома составляет 1762 км², протяженность с севера на юг — 46 км, с востока на запад — 82 км.

История «Плесецка» началась 11 января 1957 г. В этот день было принято постановление Правительства СССР о создании военного объекта с условным наименованием «Ангара». Он создавался как войсковое соединение ракетных полков, вооруженных межконтинентальными баллистическими ракетами Р-7, разработка которых велась в ОКБ-1 под руководством С. Королева. С момента запуска первого космического аппарата в марте 1966 года по настоящее время со стартовых площадок космодрома было проведено свыше 1600 пусков ракет-носителей.

Один из таких пусков должен был состояться в марте 1980 года. Предстояло провести запуск ракеты-носителя «Восток-2М» с космическим аппаратом военного назначения. Она считалась очень надежной: за предыдущих 16 лет пусков произошла только одна авария и два несостоявшихся пуска, а с 1970 года не было ни одной аварии. Ракета была создана на основе первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, так называемой «семерки», конструкции Сергея Королева. Пуск ракеты был назначен на 21 час 16 минут 18 марта 1980 года. Накануне ее установили в стартовом сооружении и провели автономные и генеральные испытания. К 19:00 18 марта все блоки ракеты были полностью заправлены керосином. Продолжалась заправка жидким кислородом и азотом, при этом баки боковых блоков были уже заполнены полностью. Завершалась заправка перекисью водорода.

В 19 часов 01 минуту яркая вспышка осветила космодром, и море огня охватило всю пусковую установку. В это время на своих рабочих местах в соответствии со штатным расписанием находились 141 человек. За 30 секунд серия из трех или четырех взрывов полностью уничтожила ракету. Образовавшаяся смесь из 73 тонн керосина и 179 тонн жидкого кислорода превратила стартовый комплекс в огненный ад — в жидком кислороде горел даже металл. Непосредственно на стартовом комплексе погибло 44 человека. 43 человека получивших ожоги различной степени было доставлено в госпиталь, четверо из которых в последствии умерло. И.о. начальника компрессорной станции, капитан В.  Шевченко вспоминал:

        «Оба дня подготовки ракеты-носителя на старте я был 63-м номером боевого расчета. В 19 часов я зашел в «зиповую» комнату на 4-м этаже. Вдруг услышал четыре хлопка и почти сразу же команду, данную подполковником Ю. Шмытовым по громкой связи: «Всему боевому расчету эвакуироваться». Голос его был спокоен. Из 214 пусков у меня все ракеты взлетали. Поэтому я был уверен в успешном пуске и этой. Даже когда я выпрыгнул на «0» и увидел горящий старт, подумал, что сейчас мы все потушим и запустим. Но огонь был такой мощный, что фермы обслуживания погнулись и стали похожи на сгоревшие бенгальские огни. Тем не менее даже в таком аду шла работа по предотвращению новых очагов: капитан А. Лобур в составе АСГ руководил тушением старта, подполковник А. Касюк спокойно отдавал команды железнодорожникам на подстыковку 8 цистерн с кислородом и азотом для транспортировки их на безопасное расстояние. Я пересчитал своих подчиненных, и мы ринулись к запасному выходу. После того как я доложил о том, что мой расчет не пострадал, моя миссия на старте в тот день была завершена».

Для выяснения причин взрыва была образована Правительственная комиссия, которую возглавил заместитель Председателя Совета Министров СССР Л. Смирнов. Были привлечены ведущие ученые, специалисты и опытные испытатели ракетно-космической техники из научно-исследовательских, конструкторских и производственных организаций промышленности, Министерства обороны и Академии наук СССР. Основная сложность в работе комиссии заключалась в отсутствии прямых свидетельств о месте и причинах катастрофы. Поэтому свои версии рабочие группы строили, опираясь на результаты опроса уцелевших номеров боевого расчета и очевидцев катастрофы, многие из которых находились на достаточно большом удалении от пусковой установки.

Было выдвинуто несколько версий. Больше всего их оказалось в группе, объясняющей начало катастрофы взрывом перекиси водорода в нижней части ракеты. Перекись водорода — крайне неустойчивое химическое соединение, и любая соринка или использование нештатных материалов могут вызвать взрывообразное ее разложение с выделением большого количества чрезвычайно-активного, раскаленного до 9600С атомарного кислорода, способного воспламенить все, что может гореть.

К сожалению, приходится констатировать, что во время работы комиссии не были всесторонне и до конца изучены различные спорные моменты. Так, например, для устранения течи кислорода на площадку обслуживания доставили необходимый инструмент и мокрую ткань, но достоверно установлено, что пока шла заправка, ткань для устранения течи не применялась. В то же время были найдены фрагменты ракеты, указывающие, что первый взрыв произошел в нижней ее части, в районе бака перекиси водорода центрального блока.

В конечном итоге правительственная комиссия решила, что причиной катастрофы стал «взрыв (воспламенение) пропитанной кислородом ткани в результате несанкционированных действий одного из номеров боевого расчета». Она исходила из показаний подавляющего большинства свидетелей, а также бесспорно установленного факта, что при заправке ракеты была течь жидкого кислорода в месте подстыковки заправочного шланга к баку окислителя третьей ступени и боевой расчет намеревался устранить эту течь нештатным способом — путем обмотки стыка мокрой тканью. Те, кто мог это опровергнуть, погибли вместе с ракетой.

Только через год, 23 июля 1981 года, когда чудом удалось избежать повторения трагедии, смогли установить, что причиной катастрофы 18 марта было использование для изготовления фильтров перекиси водорода каталитически активных материалов. Разложение перекиси началось в наземных магистралях и завершилось взрывом на борту ракеты. Однако, официальная реабилитация не только боевого расчета но и персонала космодрома произошла лишь 5 февраля 1996 г., через 5803 дня после трагедии.

АВТОРЫ, ИСТОРИЯ, Николай Сычёв, ПУБЛИКАЦИИ

Нашли опечатку или ошибку на сайте? Выделите её и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».